Библиографическое описание:

Гневышева И. В. К вопросу о функциях гражданско-правовой ответственности // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 321-324.



К вопросу офункциях гражданско-правовой ответственности

Гневышева Ирина Валерьевна, студент

Тюменский государственный университет

Проблема состава и содержания функций гражданско-правовой ответственности является лишь одной из числа многочисленных проблем данного института, и, учитывая многообразие точек зрения, изложенных в юридической литературе, мы считаем необходимым специально остановиться на этом вопросе.

Безусловно, что выступая разновидностью юридической ответственности, гражданско-правовая ответственность выполняет и присущие ей функции, вместе с тем, специфика отрасли предопределяет и наполняет специфическими чертами содержание функций самой гражданско-правовой ответственности.

Как верно замечает А. В. Мацкевич, функции юридической ответственности тесно связаны с функциями права в целом, и одна функция права может предопределять направление воздействия сразу нескольких функций ответственности. Так охранительная функция права раскрывается посредством восстановительной, карательной и предупредительной функцией ответственности; регулятивная функция — посредством восстановительной и предупредительной функций [1].

Автор в конечном итоге подразделяет функции любого вида юридической ответственности на две группы, принимая за основу внутренние свойства: в первой группе — карательная, восстановительная, регулятивная и превентивная; во второй — воспитательная [2].

Между выделяемыми функциями много общего: они все способствуют охране общественных отношений, а также содействуют достижению различными формами ответственности своих целей.

Более того, А. В. Малько утверждает, что функции ответственности тесно связаны с противоположными ей элементами. Наказание связано с поощрением, и, вслед за ним выполняет контрольную, мотивационную, коммуникативную, оценивающую, гарантирующую, распределительную и воспитательную функции [3].

Центральной функцией гражданско-правовой ответственности, в конечном итоге переросшей в функцию всего гражданского права, по мнению большинства цивилистов, является компенсационно-восстановительная функция. Е. Н. Агибалова и А. И. Петелин, подчеркивая главенство данной функции в гражданском праве, обращают внимание, что для уголовной, в то же время, большее значение имеет карательная функция [4], соответственно в иных отраслях, в зависимости от их характера (частная либо публичная отрасль) имеют приоритет та либо иная функции.

Более того, по мнению В. Т. Смирнова и А. А. Собчака [5], такое различие функций и обусловливает безусловную ответственность за вину в уголовном праве и противоположную ей ответственность независимо от вины, наряду с ответственностью за вину, в гражданском праве.

Останавливаясь на компенсационно-восстановительной (компенсаторно-восстановительная) функции гражданско-правовой ответственности, заметим, что ее обозначают в юридической литературе по-разному: компенсационная [6], восстановительная [7], превентивная [8], компенсаторная [9], правовосстановительная [10], реституционная [11].

И если обращаться к анализу терминов, то можно заметить, что обозначение такой функции как превентивной не только расширяет ее содержание до очень широких пределов, приводит к смешению с другой самостоятельной функцией, но и отражает направленность ее воздействия.

Термины «компенсаторная» и «компенсационная» мы предлагаем считать синонимами, отражающими пристрастия авторов, выделяющих эти функции.

По поводу правовосстановительной функции считаем необходимым лишь высказаться о чрезвычайно узком понимании воздействия гражданско-правовой ответственности в таком случае. Известно, что применение мер ответственности не только способствует восстановлению нарушенного права, но и способствует компенсации вреда. Более того, гражданскому законодательству известны случаи, когда восстановление права не предполагает компенсации — п. 2 ст. 167 ГК РФ, закрепляющий правило возврата каждой из сторон недействительной сделки всего полученного по ней, как раз может быть отнесен к таким ситуациям.

Но возможно также придание этому термину двух смыслов: широкого (когда достигаются цели и задачи отрасли в целом) и узком (восстановление только нарушенных субъективных прав). Но такое разделение, на наш взгляд, не имеет практического значения и лишь затрудняет понимание функции.

По вопросу компенсационной и восстановительной функций, а также обозначения их как единой функции, в юридической литературе высказывается достаточно много мнений. Об этом свидетельствует и перечень приведенных выше источников.

Мы присоединяемся к позиции, авторы которой считают, что компенсация и возмещение различаются по характеру и объему. Компенсация предполагает предоставление пострадавшей стороне денежного либо иного эквивалента, как можно более точного. Возмещение же означает именно предоставление благ в форме, аналогичной нарушенным. Его задачей даже не всегда выступает эквивалентное восстановление. Главное — чтобы возмещение удовлетворило потерпевшего [12].

Тем не менее, объединяет эти два термина основное назначение — восстановление нарушенных прав и законных интересов участников гражданских правоотношений, в том числе посредством возмещения вреда или его компенсации. А значит, функцию следует именовать восстановительной либо обозначать через два термина, как мы и поступили.

Соответствующее обозначение функции встречается даже в судебной практике [13].

Следующая функция гражданско-правовой ответственности — карательная.

Одни авторы, выделяя данную функцию, обращают внимание на то, что она проявляется в причинении страданий, в неблагоприятных имущественных лишениях, и состоит в возложении на нарушителя обязательств, которых у него не существовало ранее [14].

Другие авторы, более точно, на наш взгляд, отмечают, что эта функция реализуется посредством обременений не только имущественного, но и организационного характера. При этом первое состоит в сужении имущественной сферы, изъятии денежных средств, имущества, а второе — в ликвидации юридического лица, запрете на ликвидацию либо на реорганизацию юридического лица, а также в безвозмездном устранении дефектов, хотя, впоследствии неизбежно сужает имущественную сферу нарушителя [15].

Полагаем, что о карательном воздействии гражданско-правовой ответственности (как, впрочем, и других форм ответственности, за исключением дисциплинарной) также свидетельствует, способ оформления акта уполномоченного органа (обязательно в решении, постановлении, которое подлежит публичному размещению) и направленность ряда мер (штраф в пользу государства, помимо компенсации вреда, изъятия в пользу государства бесхозяйных вещей, конфискация вещей и т. д.)

Краткий анализ эволюции института гражданско-правовой ответственности позволяет утверждать об отчетливом выделении в числе ее функций и предупредительно-воспитательной функции.

Данная функция реализуется посредством применения норм, допускающих подачу исков о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда от будущей деятельности организации либо гражданина (ст. 1065 ГК РФ), и, частично — посредством доведения до нарушителей и широкого круга общественности правил и норм правомерного поведения, информации о возможных санкциях и пределах ответственности, о последствиях применения мер гражданско-правовой ответственности к конкретным субъектам и о его эффекте.

Рассматривая этот аспект, Н. В. Витрук обращал внимание на возможность выделения общепревентивных (в случае информирования, правового воспитания, специального обучения) и частнопревентивных (в случае применения к правонарушителям) воздействий [16].

Значительная роль правового воспитания обусловливается существованием в ГК РФ обычаев делового оборота, а также таких критериев, которые в отсутствие правовой культуры, по нашему мнению, просто не могут существовать: должная осмотрительность, заботливость, добросовестность.

Применительно к охране интеллектуальной собственности, в случаях, когда оборот материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводит к нарушению исключительного права на такой результат, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ. Орудия, оборудование или иные средства, используемые или предназначенные для совершения правонарушений в сфере интеллектуальной собственности, подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя (ч.ч. 4 и 5 ст. 1252 ГК РФ).

Полагаем, что в последней редакции ГК РФ, рассматриваемая функция стала реализовываться еще шире за счет переноса момента наступления ответственности с договорной стадии на стадию предварительного договора в п. 2 ст. 507 ГК РФ, согласно которому сторона, получившая предложение по соответствующим условиям договора, но не принявшая мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую сторону об отказе от заключения договора в установленный срок, обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.

Ряд авторов упоминают обеспечительную, управляющую, стимулирующую (организационную) функции гражданско-правовой ответственности.

Последняя, по мнению ученых, состоит в побуждении участников отношений к надлежащему поведению [17].

Нам представляется, что содержание этой функции охватывается предупредительно-воспитательной функцией, поскольку соблюдение правовых норм обеспечивается с одной стороны информированием о существующих правилах и нормах, а с другой — установлением ответственности за их несоблюдение и поощрений за следование таким нормам.

Выделяя обеспечительную функцию, авторы акцентируют внимание, что именно ответственность создает условия для реализации правовых предписаний должным образом [18]. Однако в этом проявляется скорее назначение любых правовых норм, а не ответственности.

Управляющая функция состоит в придании ответственности роли определенного ориентира организационного воздействия [19], когда неразрешенные методы и формы реализации общественных отношений влекут ответственность, а разрешенные оцениваются правом нейтрально либо положительно. Но, представляется, что в данном случае функции ответственности смешиваются с другими элементами права — с механизмом правового регулирования. Первичным является воздействие регулятивных правовых норм и только когда этот управляющий ориентир игнорируется, ставится вопрос о применении мер ответственности.

Подводя итоги статьи, полагаем, что выделение всех названных функций гражданско-правовой ответственности имеет право на существование, с уже обозначенными оговорками, однако применительно к восстановительно-компенсационной функции считаем возможным заметить следующее.

Рассматривая гражданско-правовую ответственность как процесс, участниками которого выступают потерпевший и нарушитель, можно заметить, что по отношению к одной из сторон однозначным является восстановительный характер воздействия, тогда как по отношению к другой стороне — карательный, правоограничивающий, обязывающий.

Это обстоятельство позволяет предложить объединить наименование первых двух из рассмотренных функций под термином «карательно-восстановительная функция гражданско-правовой ответственности».

Литература:

  1. Мацкевич А. В. Функции юридической ответственности в современном обществе: понятие, система, тенденции развития // Российский следователь, 2006. № 12. — С. 14.
  2. Там же.
  3. Малько А. В. Поощрение как метод государственного управления // Государство, право, управление: сб. науч. трудов. Вып. 7. — Воронеж: Изд-во Воронежск. ун-та, 1998. — С. 28–29.
  4. Агибалова Е. Н. Функции обязательств вследствие причинения вреда // Альманах современной науки и образования. Тамбов // Грамота. 2007. № 2. — С. 31; Петелин А. И. Проблемы правовой ответственности в социалистическом обществе. Омск, 1976. С. 55.
  5. Смирнов В. Т., Собчак А. А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. — С. 55.
  6. Кабанова И. Е. Меры гражданско-правовой ответственности и их применение к публичным субъектам // Власть Закона. 2016. № 1. — С. 81; Карманова Е. В. Компенсационная функция гражданско-правовой ответственности в соотношении с компенсацией морального вреда // Современное право. 2014. № 5. С. 73–78; Право и экономическая деятельность: современные вызовы: монография / Е. Г. Азарова, А. А. Аюрова, М. К. Белобабченко и др.; отв. ред. А. В. Габов. М.: ИЗиСП, Статут, 2015. — С. 275; Гражданский процесс: Учебник / Е. А. Борисова, С. А. Иванова, Е. В. Кудрявцева и др.; под ред. М. К. Треушникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2007. — С. 208, и др.
  7. Блинкова Е. В., Козацкая В. Э. Общая характеристика гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный преступлением // Российская юстиция. 2011. № 4. С. 12–13; Есенова В. П. Специальный деликт: некоторые особенности правовой природы и механизма правового регулирования // Юрист. 2013. № 10. С. 43–44; Кожевников В. В. Функции юридической ответственности: общетеоретический и отраслевые аспекты // Современное право. 2015. № 4. С. 9 и др.
  8. Ермолова О. Н. Ответственность в гражданском праве // Гражданское право, 2008, № 3. — С. 27.
  9. Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / В. С. Ем, И. А. Зенин, Н. В. Козлова и др.; отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., стереотип. Т. 1. — М.: Статут, 2011. — C. 50.
  10. Корпоративное право: учебник / Е. Г. Афанасьева, В. Ю. Бакшинскас, Е. П. Губин и др.; отв. ред. И. С. Шиткина. 2-е изд., перераб. и доп. — М: КНОРУС, 2015. — С. 825.
  11. Сичинава Г. В. Ограничение применения реституции по российскому гражданскому праву: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Саратов: Саратовс. государств. юр. академия, 2004. — С. 4.
  12. Липинский Д. А. Карательная и восстановительная функции гражданско-правовой ответственности // Российская юстиция, 2015 — № 10. — С. 43–44; Кабанова И. Е. Меры гражданско-правовой ответственности и их применение к публичным субъектам // Власть Закона 2016. № 1. — С. 7–8; Хохлов В. А. Ответственность за нарушение договора по гражданскому праву. — Тольятти: Изд-во ВУиТ, 1997. — С. 280.
  13. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 08.06.2016 № Ф09–2039/16 по делу № А47–2199/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 04.09.2015 по делу № 33–31007/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу № 33–23606/2015; Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 13.07.2015 по делу № 33–7256/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 30.01.2012 по делу № 11–2979; Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 12.12.2013 по делу № 33–9733–2013 и др.
  14. Кархалев Д. Н. Охранительная функция гражданского права // Российский судья, 2015 — № 3. — С. 27.
  15. Липинский Д. А. Указ.соч. — С. 44.
  16. Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. 2-е изд., исправленное и доп. М.: НОРМА, 2009. — С. 201–202.
  17. Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / …отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., стереотип. Т. 1. — М.: Статут, 2011. — C. 53.
  18. Витрук Н. В. Указ. соч. — С. 57.
  19. Сизый А. Ф. Поощрительные нормы уголовно-исполнительного права (Проблемы теории и практики). — Рязань: Изд-во Рязанс.высшей школы МВД РФ, 1994. — С. 60–65.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle