Библиографическое описание:

Дбар М. Б. Великий сын своего народа // Молодой ученый. — 2016. — №22. — С. 201-203.



Когда жизнь одна, и Родина одна, и выбора нет, остается только совместить собственную судьбу с судьбой Отечества, чтобы вместе с ним продлиться бесконечно…

Неподалеку от Сухума, на склоне живописных холмов раскинулось приморское село Эшера. С этим местом неразрывно связаны жизнь и деятельность крупного ученого, доктора исторических наук, профессора, действительного члена Академии наук Абхазии и Адыгской международной АН, выдающегося деятеля Владислава Григорьевича Ардзинба.

Владислав Григорьевич Ардзинба родился 14 мая 1945 года в селе Эшера, Сухумского района. Вырос он в простой абхазской семье, в которой высоко ценились благородство, честный труд, уважение к старшим, отзывчивость, чуткость и внимание к людям. Отец будущего ученого Григорий Ардзинба был призван в ряды Советской Армии, а в сентябре 1941 года направлен на фронт. Участвовал в боях за города Орел, Тула, в освобождении Украины, был тяжело ранен в феврале 1943 года под Харьковом. Награжден орденами: «Красной Звезды», Отечественной войны 1 степени, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда». После войны Григорий Ардзинба плодотворно работал на педагогическом поприще, ему присвоено звание Заслуженного учителя Абхазии. Мать Владислава Григорьевича — Надежда Язычба -выпускница Гагрской средней школы, работала деловодом Эшерской школы.

В большую политику он пришел в конце 80-х годов на волне заметного подъема национально-освободительного движения в Абхазии. Известный востоковед, успевший сделать блестящую научную карьеру уже в 40 лет, заняв достойное место среди признанных специалистов в области хеттологии, он начинает глубоко осознавать необходимость своего непосредственного участия в общественно-политических процессах, происходивших тогда в его стране.

Находясь в Москве, продолжая свою научную деятельность, Владислав Григорьевич внимательно следит за развитием событий в Абхазии, поддерживая тесные связи с ее интеллектуальной элитой.

В 1988 году, на фоне бурных политических событий, после ухода из жизни видного абхазского ученого, профессора Г. А. Дзидзария происходит выдвижение на должность директора Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. И. Гулия доктора исторических наук Владислава Ардзинба — автора ряда исследований по проблемам истории, культуры и религиозных верований древних народов Малой Азии. Благодаря незаурядным волевым качествам, личной инициативе и организаторским способностям, научная жизнь в республике заметно оживилась.

В октябре 1988 года в Сухуме по его инициативе и под его непосредственным руководством проходит Всесоюзная научная сессия этнологов и антропологов, на которой развернулась широкая дискуссия, затрагивавшая актуальные вопросы этнокультурной истории абхазов, различные научные аспекты и проблемы межнациональных отношений.

Владислав Ардзинба пришел во власть обустроить свою страну и сделать её пригодной для полноценной счастливой жизни каждого ее гражданина. Он был готов к трудной и опасной, требующей самопожертвования, ясного видения цели и твердости духа работе, без чего любая мечта окажется недосягаемой чертой горизонта, за которой будущего может и не быть. И суждено было ему раньше всех заметить свет надежды во мраке неведения о завтрашнем дне, ибо силен был верой в чудесную способность павших, и еще не рожденных героев приходить в минуту опасности из вечности и вместе с живыми каждую пядь родной земли охранять. Для начала необходимо было всем своим согражданам и всем разумным обитателям окружающего мира вернуть понимание того, что жизнь каждого человека ценна не количественным превосходством нации, которую он представляет, а качеством его деяний во благо той же нации. Если жизнь, то только жизнь равного среди равных! Если радость, то радость самой жизни, а не жалкого подобия только не по поводу жалкого подаяния в виде права на существование! Если жизнь игра, пусть она своя игра и только! В таком случае никому не удастся ни выиграть, ни проиграть, не считаясь с тобой. Это была позиция лидера нации, которому очень часто приходилось осаживать надменных составителей «графика» исхода народов сообразно их численности, напоминанием о том, что в высыхающем море капля умирает последней.

«Владислав Ардзинба пришел в политику, в сущности, научным работником, тем более погруженным в историю. Но в нем оказался незаурядный дар политика. Эта незаурядность, кстати говоря, в наше время — редкая, и в этом драма нашего времени. Даже говоря о всемирной политике. Я так считаю, с этого я и начинал, — что главное свойство политического руководителя — это умение поднять дух народа. Нашему Президенту это удалось, поскольку он обладал таким даром. И в этой, совершенно неравной тяжелой борьбе Абхазия победила… И будущим политикам я предложил бы в этом смысле брать с него пример…» — невозможно не согласиться со словами выдающегося писателя современности, нашего соотечественника Фазиля Искандера.

В то, сложное и трудное, но полное надежд время, от многих людей можно было услышать, что Владислав Ардзинба ниспослан Богом нашему народу. Тогда, к нашему общему несчастью, мог начаться необратимый разрушительный процесс отчуждения лидера от реальности. Цельность натуры Владислав Ардзинба, позволила заложить прочный фундамент единства нашего народа в его новейшей истории. Нельзя было допустить ни одного неискреннего слова и поступка в отношении человека, который пришел дать волю народу своему. Ему нужна была правда, пусть часто горькая и суровая, но одна только правда! Иначе, не имея возможности повторить пройденный совместно с ним героический путь, мы могли бы лишиться всякой точки опоры для дальнейшего продвижения к свободе и независимости. Это было бы предательством памяти тех, кто защитили всё, кроме жизней своих и оставили нам то, что жизни дороже и будет всегда в защите нуждаться.

К сожалению, мы часто недооцениваем то, что было сделано выдающимися представителями наших народов, особенно это касается Владислава Григорьевича Ардзинба. С его именем, как крупнейшего государственного деятеля современности, связано возрождение Абхазского государства в двадцатом веке… Я думаю, что пройти через подводные камни и вывести свою страну на такой рубеж далеко не каждому государственному деятелю по плечу. Он однозначно достоин высочайшего уважения. Но мы часто пытаемся в силу каких–то обстоятельств преуменьшить значение и масштаб таких людей. Здесь срабатывают часто эгоизм, зависть и все, что хотите.

«Война не самое приятное из занятий человека. Пожалуй, даже самое неприятное. К тому же на Кавказе война больше чем война, это оскорбление памяти на века» — скажет после войны Владислав Ардзинба, имея в виду то, что страшнее физической смерти.

Многим становилось не по себе, когда Владислав Ардзинба начинал говорить со своими оппонентами, словно за ним стоит некая могущественная держава. «Умудренные опытом» отечественные политики считали, что тем самым Ардзинба накликает на Абхазию гнев сильных мира сего. Ему ли, исследователю древней хеттской дипломатии было не знать, что безмерное упрямство — это война. И уступал он до возможного предела, понимая при этом, что бесконечные, безответственные уступки — это поражение без всякой войны.

Своим независимым поведением Владислав Ардзинба хотел уберечь свой народ, волей злого рока ставшего чуть ли не нацменьшинством на своей же родине, от чувства неуверенности и униженности, что привело бы к бездуховности — этому убийственному симптому разобщенности, когда любой мнит себя пророком и сходит с ума в одиночку. Согласен, что не Ардзинба первым возвестил благую весть о наступлении времени собирать народ. Но кто может отрицать, что в предвоенную пору именно он стал той притягательной силой, которая ускорила единение нации?

Случилась война. Жестокая, беспощадная. К концу еще одного тысячелетия народу нашему суждено было пережить испытание, которое заставило его забыть обо всех других бедах на долгом историческом пути. Специалист по мертвым языкам, волей судьбы ставший лидером, ставшей насмерть за право на жизнь, нации, очень нуждался в таком понимании. В самый тяжелый момент в его жизни всеобщее понимание и поддержка людей доброй воли не заставили себя ждать. «Абхазия не так одинока, как изображают. Я сам поражаюсь, сколько у нас в мире друзей!»сказал с гордостью Владислав, когда впору ему было впасть в отчаяние, после неудачного наступления на фронте.

Владиславу Ардзинба легче было стать первой и последней жертвой этой страшной трагедии, обрушившейся на его многострадальную родину. Но войне этого было мало. Человеку, руководителю, имевшему право только на обязанность быть впереди, суждено было погибать с каждым погибающим и каждый раз возвращаться к жизни дорогой, ведущей к смерти. «Здесь, в крохотной Абхазии, ты знаешь не только всех бойцов в лицо и по именам — ты знаешь их матерей! После смерти сына ты должен взглянуть женщине в глаза. Это страшно. Этого врагу не пожелаешь». Эти слова В.Ардзинба как нельзя точно передают суть личной трагедии человека, вынужденного рисковать жизнью ближних своих. И в такой ситуации, было необходимо не остановиться и выйти за грань возможного, как он делал это всякий раз, когда кому-то уже казалось, что кончен путь.

«Мы и на смерть шли, чтобы жить!» — скажет Владислав Ардзинба через год после войны.

Жизнь есть время действовать, гордиться достигнутым и отвечать за содеянное…

Миллион терзаний выпадает на долю лидера. Особенно достается тому, кто возглавит нацию, отстаивающую богом данное право на жизнь. Тысячи поводов за день, чтобы выйти из себя. В этом могут помочь даже близкие люди. А вот прийти в себя мало кто поможет…

Говорят, что нет незаменимых лидеров нации. Они есть. И, слава Богу, если у нации находится достаточно мудрости не затевать смену своего достойного лидера на крутых поворотах исторического пути. Да, была идея свободы и независимости, которой жила нация все эти столетия. Да, именно она и востребовала Владислава Ардзинба. Но кто может утверждать сегодня, что тогда, перед войной не было «иных мыслей» по поводу судьбы Абхазии? Не те ли особенности характера Владислава Ардзинба, которые раздражали многих своей категоричностью и бескомпромиссностью, не дали взять верх капитулянтским настроениям, имевшим место и в т. н. «золотом» Верховном Совете? Никто, из известных мне абхазских политиков предвоенного времени, кроме Владислава Ардзинба не был готов взять на себя в полной мере ответственность за судьбу нации. Быть идеологом национально-освободительного движения одно, а решиться на практическое руководство этим движением не каждый способен. Все близкие соратники Владислава Ардзинба и тогда и сейчас согласны с этим. Много фактов, подтверждающих незаменимость его в самые критические моменты новейшей истории Абхазии. Испытания на прочность духа нации и лидера её продолжились и после войны.

«Лидер народа и государства должен, прежде всего, уметь брать на себя ответственность за принятие решений, от которых, порой, может зависеть судьба нации» — эти слова Президента Ардзинба подтверждены жизнью и деятельностью его. Оказалось, что предотвратить войну не легче чем одержать победу в самой войне.

В высшем своем предназначении Владислав Ардзинба не мог быть «человеком власти» ради самой власти. Рычаги управления нужны были ему в той мере, в какой можно было использовать их в интересах всех граждан страны. В войну власть эта сумела организовать защиту основополагающего права нации на жизнь. После победы лучшего качества этой самой жизни нужно было добиваться с помощью той же власти. Да, можно привести факты, не лучшим образом характеризующие действия власти в годы президентства Ардзинба. Они имели место и были опасны как для всего народа, так и для самого Ардзинба. Чем выше человек, тем больше его тень на земле. «Самая серьезная болезнь политиков — это стремление к власти для достижения собственных конкретных целей…».

Первому президенту не могло быть безразлично, получит дело всей его жизни достойное продолжение, или же оно будет погублено в межгрупповых разборках. «Я был бы плохим Президентом, если бы не думал о будущем Абхазии, и о том, кто поведет её дальше» — заявил В. Г. Ардзинба

Есть люди, ради встречи с которыми стоило посетить сей мир. Их немного. Один из них — это Владислав Ардзинба.

Не бывает легкого счастья. Оно или трудное, или его вовсе нет. Владиславу Ардзинба было предопределено быть впереди, в пору безвременья, когда нужно было начинать все сначала. Он теперь принадлежал всем кто ему поверил, а не только собственной семье. Когда человек жертвует всем остается только молиться, чтобы жертвы его были не напрасны. Владислава Ардзинба можно по праву считать архитектором новой Абхазии. Он является выдающимся политическим и государственным деятелем, заложившим на стыке веков основы той эпохи, в которую гармонично вписались абхазский народ и основанная лидером нации абхазская государственность.

Владислав Ардзинба был и остается выдающимся лидером и духовным предводителем своего народа, возглавившим свой народ в самые тяжелые времена.

Литература:

  1. Аламия Г. Ш. Эпоха Ардзинба, Стамбул -2009.-304с
  2. Зантария В. К. Слово о Первом Президенте Сухум -2014.-223с

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle