Библиографическое описание:

Бурмистрова Д. В. Принцип определенности налогообложения ЕНВД // Молодой ученый. — 2016. — №22. — С. 156-157.



Как подчеркивал К. Маркс, в налогах воплощено экономическое выражение государства, что предполагает необходимость установления единых принципов, отвечающих интересам развития экономики и привлечения инвестиций. Первоначально выделенные А. Смитом важнейшие фундаментальные принципы налогообложения, соблюдение которых является тем связующим звеном между государством и налогоплательщиками, которое определяет степень доверия и экономической активности хозяйствующих субъектов. Одним из важнейших фундаментальных принципов налогообложения, на проблемах реализации которого в современной экономике Российской Федерации хотелось бы подробнее остановиться в настоящей статье, является принцип определенности, предполагающий, что подлежащий уплате налог (имеются ввиду элементы налога) должны быть определены таким образом, чтобы исключить их возможность неоднозначного толкования. Это означает, что посвященные каждому виду налога либо режиму налогообложения элементы должны быть ясны и понятны без необходимости исследования судебных прецедентов. К сожалению, на современном этапе развития законодательства о налогах и сборах Российской Федерации, нельзя говорить о совершенстве действующих положений НК РФ, что очень часто приводит к возникновению споров с органами государственной власти, выполняющими функции контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах. Несмотря на то, что в настоящее время досудебное урегулирование налоговых споров получило достаточно сильное развитие, а доступ к изменениям законодательства, позициям судов различных уровней и Минфина РФ, в свете развития электронного документооборота, достаточно оперативен, решение далеко не всех выявляемых проблем носит оперативный характер. В частности, к таким не решенным проблемам можно отнести выявляемые практикой разрешения споров субъектов малого и среднего бизнеса вопросы применения положений главы 26.3 НК РФ «СИСТЕМА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В ВИДЕ ЕДИНОГО НАЛОГА НА ВМЕНЕННЫЙ ДОХОД ДЛЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ».

Так, в силу приведенных в ст. 346.27 НК РФ терминов, разграничение категорий «стационарная торговая сеть, имеющая торговые залы» и «стационарная торговая сеть, не имеющая торговые залы», предполагающих принципиально различный порядок определения объекта налогообложения и налоговой базы, поставлено в зависимость исключительно от наличия либо отсутствия обособленных помещений, оборудованных специальным для осуществления торговли оборудованием. Из положений ст. 346.27 НК РФ прямо следует, что магазин, как объект стационарной торговой сети, имеющей торговый зал, может располагаться в части здания, независимо от категории объекта (магазин, павильон, крытый рынок, торговый комплекс).

Аналогичные выводы можно сделать исходя из определения торгового центра, приведенного в п. 53 Национального стандарта Российской Федерации. Торговля. Термины и определения (ГОСТ Р 51303–2013), согласно которому торговый центр — это совокупность торговых предприятий, расположенных на определенной территории в зданиях или строениях, то есть совокупность магазинов, расположенных в частях здания такого центра.

Вместе с тем, правоприменительная практика разрешения налоговых споров по отдельным делам пошла, на наш взгляд, в совершено неоправданном направлении, рассматривая часть размещенных в торговых комплексах помещениях как исключительно объект стационарной сети, не имеющей торговых залов. При этом, ни физические характеристики арендованного объекта, ни доводы о наличии помимо выделенной площади торгового зала, обособленных административно хозяйственных и бытовых помещений внутри арендуемой части здания, подтверждаемые сведениями из технического паспорта не принимается. По мнению суда, поскольку арендованное помещение находится внутри торгово-развлекательного центра, представляющего собой совокупность торговых помещений с общим для них коридором, санитарно-бытовыми (санузел), техническими (тепловая, щитовая) помещениям, любой налогоплательщик не вправе претендовать на определение налоговых обязательств исключительно исходя из площади торгового зала используемого в предпринимательской деятельности помещения [1, 2]. При этом полностью игнорируется довод, что налогоплательщик не осуществляет предпринимательскую деятельность, используя территорию торгового комплекса в целом. По нашему мнению, в рассматриваемой ситуации вывод о квалификации объекта торговли как торгового места возможен только в том случае, если арендованная часть зала торгового центра представляет собой место продавца, отгороженное от покупателей с выставленными товарами на витрине снаружи, при отсутствии прохода покупателей внутрь помещения [3], либо в принципе не обособленна [4].

Соответственно, то обстоятельство, что вход в арендуемую для осуществления торговли часть торгового комплекса осуществляется посетителями не с улицы, а из помещений общего назначения, не может опровергать вывода о том, что ознакомиться с товарами можно исключительно при входе внутрь обособленных от иных торговых площадей помещений, а сам объект налогообложения необходимо квалифицировать как стационарную торговую сеть, имеющей торговые залы.

Описанный в постановлениях арбитражного суда Поволжского округа подход [1, 2] требует оперативного вмешательства как на уровне законодательства о налогах и сборах, так и на уровне Верховного суда Российской Федерации, поскольку может повлечь возложение необоснованного бремени, а также привлечение к налоговой ответственности, на субъектов малого и среднего бизнеса, осуществляющих торговлю через расположенные в торговых центрах объекты стационарной торговой сети.

Литература:

  1. Постановление АС Поволжского округа от 12.02.2016 по делу № А57–16581/2015 // Электронное правосудие. URL: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/4620d976–15e7–4cee-b709–2fbadc1b4c5b/A57–16581–2015_20160212_Postanovlenie %20kassacionnoj %20instancii.pdf (дата обращения: 1.11.2016);
  2. Постановление АС Поволжского округа от 24.08.2016 по делу № А57–22119/2015 // Электронное правосудие. URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/607b8ba7-aa76–4e05-a700–73da76082e06/A57–22119–2015_20160824_Postanovlenie %20kassacionnoj %20instancii.pdf (дата обращения: 1.11.2016);
  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 № 14171/11 по делу № А37–1375/2010 / Доступ из справ. правовой системы «Консультант плюс»;
  4. Постановление ФАС Уральского округа от 14.03.2013 № Ф09–5899/12 по делу № А47–6571/2012 / Доступ из справ. правовой системы «Консультант плюс».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle