Библиографическое описание:

Соловьева И. А. Мысли и размышления современного педагога // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 930-932.



В статье автор делится размышлениями по вопросам современной педагогики. Описывает собственное видение некоторых, происходящих в современной школьной жизни детей, ситуаций. Анализирует функцию педагогики в учебном процессе.

Ключевые слова: педагогическая философия, позиция отстраненности, школа, ученик, гарант нравственности, культура, менталитет, национальная культура, навык, научение

Силу детского оптимизма победить трудно. Ребенок как бы заряжен жизнью: он сам тянется в будущее, им движет огромная энергия рода и всего поколения — просто так она исчезнуть не может.

Л.В. Сурова

В школьные годы у каждого ребенка рождается своя ученическая философия. Она возникает в школе. Возникает одновременно с процессом размышлений над трудностями, результатами побед над собой, сложностями во взаимоотношениях со сверстниками, учителями, родителями…

Школа болеет теми же болезнями, что и общество, в котором она существует. Доверие ребенка к учителю часто превышает доверие к родителям. Школа — это зеркало времени.

У нашего поколения было интересное, «правильное» детство. Нас учили, что совесть — это гарант нравственности. Учили верить. Верили в разное: в труд, в науку, в дело пионерской организации. Я побыла в роли председателя совета отряда. Каждую неделю мы собирались, чтобы определить новые «добрые дела». Собирались в отряд по три-четыре человека и выполняли поручения. Ходили по адресам, где жили одинокие старики и старушки. Предлагали им бескорыстную помощь. Что мы могли? Могли сходить в магазин за хлебом, подмести в квартире. А если одна из бабушек угощала нас чаем с конфетами, то это не поручение было, а одно удовольствие. Нас не прогоняли, нас ждали, нам доверяли.

Мы не печатали, мы писали. Писали письма родственникам, подписывали открытки. Представить себе подарок без открытки было, по меньшей мере, странно, а то и невозможно. Открытка была частью подарка. Родители учили нас подписывать ее, стоило только узнать буквы алфавита.

Мы не знали слово «презентация». В нашем детстве сотовый телефон и компьютер выглядели очень громоздко и не казались предметами необходимыми для жизни.

Правда была у нас одна компьютерная игра. Она называлась «Волк с корзиной» и представляла собой небольшую коробочку с четырьмя кнопками. Волк в ней стоял на воротах с корзиной и ловил, летящие на него яйца. Это вызывало настоящий детский восторг… И все это не отрывало от учебы, не затуманивало наш детский разум.

Интерес к изучению языка пришел ко мне в школе. Это был французский язык. Песни, конкурсы, но прежде всего учитель. Григорьева Ирина Васильевна была и остается очень позитивной, интересной, увлекающей, творческой личностью.

О какой профессии еще можно было мечтать, видя перед собой такой образ учителя?

Но, как и многие мои сверстники, я получила первое образование по совету родителей. Это была профессия бухгалтера. А после рождения сына я вдруг осознала, что педагогика вкралась в мою жизнь без моего согласия. Это только утвердило меня в выборе профессии учителя.

Школа должна была войти в мою судьбу и остаться навсегда. Думаю, поэтому путь туда был долгим, богатым на встречи с интересными людьми.

После окончания ВУЗа было несколько лет работы в американской компании. Эти несколько лет открыли «дополнительные опции» в знании английского языка. Это время подарило мне реальное общение с носителями иной культуры, другого менталитета. Когда читаешь о культуре другой страны, то имеешь представление о ней, а когда соприкасаешься с народом этой страны, то составляешь свое мнение о его культуре.

Мне повезло, у меня высокое мнение о культуре американского народа, равно как и о культуре народа Великобритании. Почему повезло? Да просто, имея иное мнение, сложно было бы преподавать английский язык детям в школе, воспитывать в них лояльное, корректное отношения к иной культуре. Ведь язык — это форма национальной культуры. Даже самая мощная, выверенная стратегия учителя не сможет скрыть его «не совсем позитивный» настрой.

Учитель передает не просто знания, он передает с ними свое мироощущение. Невозможно рассказать о чем-то детям без эмоциональной окраски. Есть в этом что-то искусственное, неорганичное, некоторая заданная, отчетливо прослеживающаяся позиция отстраненности. Искренность в работе с детьми — это важная часть моей педагогической философии.

Сегодня Миша, в который раз пришел «пустым» на урок. Пришел без учебника, без тетради. Пришел не готовым к уроку. Ведь это самое начало. Второй класс. Все еще мама собирает ему портфель. «Нет, все, больше не буду ничего писать в его дневнике. Никаких замечаний, никаких сомнений в нем. Ребенку нужна помощь. Осознание собственных возможностей.» — стою у его стола и решаю, как помочь. Решение приходит само. Что если бы это был мой сын? С чего бы я начала? Принимаю роль матери. Строгой, но справедливой. Заставляю написать расписание на неделю вперед. Готово. Задаю вопрос: «Миша, когда по расписанию английский язык?» Миша отвечает. Давай составим инструкцию по сбору портфеля, а ты дома ее оформишь и положишь себе на стол. Соглашается. Пишем: «Собираю сам портфель. Это мне не сложно. Положу туда учебник и тетради тоже. Не забуду я пенал, линейку и ластик. Собираю я все сам, я же второклассник. Все собрал. Иду гулять. Даже и не вериться. Может лучше с расписаньем мне еще раз свериться?» Улыбается мой Миша. Обещает инструкцию читать каждый раз, когда собирает портфель.

И вот уже прошла неделя. И снова урок. Заходит Миша, а у меня волнение в душе. Что будет, разочарование или победа над «несобранностью»? Все в порядке. И учебник, и тетрадь и даже словарь, хотя и не по инструкции. Сам догадался.

Научить самостоятельности важная задача. И не важно кто будет первым: родитель или учитель. Главное, чтобы цель была достигнута.

Педагог не может быть пассивен. Боязнь принять решение и возложить на свои плечи груз ответственности, часто оборачивается простым дезертирством и предательством ребенка.

Не менее страшно и своеволие педагога. Особенно, если оно претендует вторгнуться в душу ребенка.

В статье доктора философских наук А.К. Конева читаем: «Когда воспитательный момент образования выходит на первый план, школа должна ориентироваться не на воспитание личности, ибо личность рождается только усилиями самого человека, а на формирование «человека культуры», способного работать со знаниями, с разными типами мышления, с идеями различных культур» [1, c .46].

Так кого же воспитывает школа?

Английский психолог Томас Бауэр пишет, что «способность к научению первоначально определяется врожденными механизмами, которые могут угасать, если их не упражнять» [2, c.24]. Получается, что педагогика все же берет на себя функцию целенаправленного развития личности. Она готовит человека для полноценной жизни в обществе. И здесь не нужно бояться высоты поставленной задачи. Нужно планомерно двигаться, выверяя каждый шаг, чтобы, случайно, не уйти с маршрута.

Иными словами, задача учителя активизировать познавательную деятельность учащегося в процессе обучения языку. Отфильтровать методы обучения, оставив только те, которые позволят создать условия практического овладения языком, позволят ученику проявить свою активность, свое творчество. Становление «человека культуры» скрыто в поиске. Не правда ли, напоминает концепцию современного образования с её ключевыми идеями?

Приведу небольшой пример из своего опыта. В учебнике английского языка есть всего одна фраза, обучающая школьников отвечать на вопрос о том, как идут дела. По правилам «социального протокола» в Великобритании принято отвечать на этот вопрос, что все в порядке. Для выработки навыка фраза подобрана, как нельзя лучше и в рифму с вопросом.

Если не стоит задача личного контакта с каждым учеником, то формальность соблюдена. Только как же сущность коммуникативно-ориентированного обучения иностранному языку. Соблюдение условий гуманистического подхода. Создание положительных условий для активного и свободного развития личности. А для свободы необходим выбор.

Ну тогда выдаю варианты на все возможные случаи. Вариативность быстро вносит живость в начало беседы. Придает позитивный настрой на весь урок. Каждый может выразить то, что он действительно чувствует. Многие учителя жалуются, что дети на уроке английского языка молчат. Ситуация меняется, тогда, когда есть, что сказать. Дети руководствуются собственными чувствами в выборе фраз. Они еще не научились «держать лицо». И мы не должны стать пособниками развития такой способности в них. Предложим им выбор и они решат, что ответить.

Не менее важно защитить «детство» от критики, от постоянного преследования за ошибки. Чувствуя себя в безопасности, дети легче «открываются», быстрее идут на контакт.

В самом начале моей работы в школе у меня было три четвертых класса и три вторых. В одном из четвертых классов на последней парте сидела девочка Женя. Очень стеснительная, голос ее можно было расслышать только с двух шагов. Способная, талантливая, но как это узнать учителю, который приходит всего два часа в неделю. И то, чтобы проверить усвоение материала и рассказать следующую тему. Замечательно, что у нас есть внеурочная деятельность.

В ближайшее занятие мы обсудили с ребятами сценарий. Выбрали песню. Выдала им текст с заданием. И не какой-то, а «Битлз», песня «Вчера». Через неделю проверила. Первой слушала Женю. Слушала безоценочно, с внутреннем настроем на поддержку, на поощрение. Читала наизусть. Улыбалась. Значит все в порядке. К концу второй четверти у нас в школе появилась группа «Секрет». Мама Жени сшила нам костюмы к выступлению. Не столько важно указать человеку на то, что ему не удается, сколько важно найти то, на что он способен. Сейчас 2016 год, а группа не поменяла своего названия и в ней 30 человек. Мотивация очень непростое занятие.

В четвертом классе никак не складывается с темой «Общие и специальные вопросы». Хорошо! Разыграем мини- спектакль. Два девятиклассника сыграют роль иностранцев, которые прибыли в Россию, чтобы узнать о жизни российских школьников. А у ребят четвертого класса будет мини-проект «Задай вопрос другу». Вот они и встретятся. Каждый получит возможность задать вопрос и ответить на него, а также услышит что-то из жизни «гостей». Подобная интеграция внесет ситуативность на урок, а вместе с ней создаст условия для «погружения» в языковую среду. Видя, как старшеклассники говорят на языке, у младших непременно появится желание его изучать.

Можно долго рассказывать о далеких перспективах изучения английского языка. А можно дать детям возможность использовать его уже сегодня.

В своих статьях знаменитый педагог-новатор Ш.А. Амонашвили несколько раз подчеркивает важность мысли о том, что «понимать детей — значит не подчинять их нашей власти, а, опираясь на их сегодняшнюю жизнь, взращивать ростки их завтрашней жизни» [3, с.176].

Задумываясь о собственной педагогической философии, не должен ли учитель сформировать собственное философское представление о ребенке?

Литература:

  1. В.А. Конев. Культура и архитектура педагогического пространства / В.А. Конев // Вопросы философии. — 1996 г. — № 10.
  2. Томас Бауэр Психическое развитие младенца. М.: Прогресс, 1979.
  3. Ш.А. Амонашвили В школу — с шести лет. М.: Педагогика, 1986

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle