Библиографическое описание:

Шахтарин Д. Н. Проблемные вопросы долговых обязательств супругов в составе общего имущества // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 682-686.



Проблемные вопросы долговых обязательств супругов в составе общего имущества

Шахтарин Дмитрий Николаевич, студент

Байкальский государственный университет

Имущественные отношения супругов выступают основой существования семьи, выполнение ею своего предназначения и комплекса функций как составляющей общества, но при этом необходимо иметь в виду, что отношения супругов, возникающие по поводу общего имущества супругов, являются именно той сферой семейных отношений, которая чаще других регулируется не только семейным, но и гражданским законодательством, в силу включения отношений собственности в предмет гражданско-правового регулирования [22, С 25].

Вопросы, связанные с разделом общего имущества, не перестают терять своей актуальности, поскольку в связи с изменением экономической ситуации в стране, уровня материального благосостояния населения изменяется круг объектов права супружеской собственности. В настоящее время предметом судебных споров все чаще становятся не предметы материального мира, а долги, возникшие у супругов в период брака. Более того, нередко супруги, обращаясь в суд, просят разделить только кредитные задолженности [6, 10].

Среди презумпций имущественного типа современное семейное право закрепляет презумпцию общности имущества, нажитого супругами во время брака: «Имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью» (п. 1 ст. 34 СК РФ); «общим имуществом супругов <является>... любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства» (п. 2 ст. 34 СК РФ). Презумпция общности супружеского имущества «проистекает из существа брачного правоотношения, в котором супруги составляют семейный союз, естественно-природное единство и благоприобретенную общность» [21, С. 583]. В правовой науке и правоприменительной практике постепенно сложилось следующее понимание данной правовой конструкции:

  1. Лицо, требующее отнесения приобретенного в период брака имущества к категории общего, не должно представлять никаких доказательств;
  2. Все виды имущества, приобретенного в течение брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект в перечень общего имущества или нет;
  3. Для того чтобы исключить тот или иной вид имущества из состава общности, наоборот, необходимо прямое указание закона на то, что данный вид имущества является раздельной собственностью одного из супругов [12, С. 190; 16, С. 110], или это должно следовать из положений брачного или иного договора между супругами;
  4. Лицо, требующее исключить имущественный объект из общности, должно доказать правомерность своей претензии и представить соответствующие доказательства [21, С. 584–585]. Однако вопрос о пределах действия рассматриваемой презумпции остается открытым.

В науке семейного права долгое время дискутируется вопрос о включении в состав общего имущества супругов обязательств (долгов).

Как известно, используемый в законодательстве термин «имущество» является многозначным. В наиболее узком смысле имущество сводится к вещам (п. 1 ст. 209 ГК РФ [1]). В более широком значении этим термином охватываются т. н. «активы», т. е. совокупность вещей, безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущественных прав (ст. 128 ГК РФ). Наиболее широкое понимание термина «имущество» включает не только активы, но и пассивы (обязанности, долги) (ст. 1112 ГК РФ [2]). Что же касается категории «имущество супругов», то в правовой доктрине ее содержание до сих пор является весьма неопределенным [17, С. 91].

По мнению ряда ученых, долги не могут входить в состав общей совместной собственности супругов, так как в законе употреблены такие выражения, как: «имущество, нажитое супругами», «имущество является общей совместной собственностью». Поскольку долги его обременяют, постольку они не могут быть объектом общей совместной собственности.

Другие авторы полагают, что в состав общего имущества супругов необходимо включать как имущество, нажитое супругами во время брака, так и общие обязательства супругов [20, С. 364–365]. Как известно, термин «имущество», используемый в СК РФ и ГК РФ, употребляется в различных значениях. Согласно постулатам цивилистики, в строгом смысле слова в состав общего имущества супругов входят вещи и имущественные права, в том числе обязательственные права требования, составляющие актив имущества, а также долги, составляющие пассив имущества [15, С. 112].

Анализ действующего семейного законодательства (ст. 34, 38, 39, 45 СК РФ в действующей редакции) и правоприменительной практики позволяет однозначно утверждать, что общие долги относятся к общему имуществу супругов.

В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 45 СК РФ взыскание по обязательствам одного из супругов может быть обращено только на его имущество. Но здесь же есть оговорка, которая гласит, что в случае, когда имущества супруга — должника недостаточно, то кредитор вправе требовать выдела доли, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества супругов, для обращения взыскания [18, С. 318].

На практике возникает вопрос о правильном разделении долгов на общие и личные. Сложность отнесения долгов к той или иной группе заключается в том, что законодатель умалчивает о критериях деления обязательств на личные и общие.

В литературе в качестве критериев, способных отграничить личные обязательства от общих, предлагают следующие: время возникновения, цели и характер обязательства [13, С. 18]. При этом, по мнению многих ученых, решающее значение в определении долга общим должен играть факт использования полученного по обязательству в интересах семьи и на нужды семьи (общие нужды), под которыми понимаются потребности совместного проживания, ведения общего хозяйства, содержания и воспитания детей, взаимной заботы и содержания [14, С. 37–41]. Поэтому чаще всего к общим долгам относят те обязательства, которые возникли по инициативе обоих супругов или одного из них, но в интересах всей семьи. Именно в таком значении общие долги понимаются и правоприменителем [5, 7].

К личным долгам относятся добрачные обязательства, а также те, которые возникли хотя и после заключения брака, но в целях удовлетворения сугубо личных потребностей супруга (например, штрафы, налоги, сборы и т. п.); вследствие долгов, обременяющих имущество, перешедшее по наследству во время брака одному из супругов (долг наследодателя), или другое раздельное имущество одного из супругов; другие долги, непосредственно связанные с его личностью [12, С. 168; 13, С. 9, 18 -9].

Таким образом, определение должника по обязательствам связано с моментом возникновения обязательства (добрачное, во время брака, после расторжения брака), а так же с целью, для реализации которой был взят кредит или на супруга было возложено обязательство.

Если обязательство супруга возникло или связано с его долгом до вступления в брак или принято им на себя хотя и во время брака, но с целью удовлетворения только своих интересов или имеет целью покрыть расходы, необходимые для сохранения или улучшения лишь ему принадлежащего имущества, то по таким обязательствам супруг отвечает только принадлежащим ему имуществом.

Рассмотрим такую ситуацию, когда один из супругов взял кредит в банке еще до вступления в брак. Определение Воронежского областного суда от 14.01.2010 г. по делу № 33–54 по иску Сберегательного банка к Б. В. И о выделе доли из общего имущества супругов. В обоснование своих требований указал, что у ответчика Б. В. И. имеется задолженность перед Сбербанком РФ по кредитному договору, который был заключен еще до брака. Рассмотрев дело по существу, суд удовлетворил иск. В ходе судебного заседания было установлено, что Б. В. И не имеет достаточных средств для погашения задолженности [4].

Исходя из п. 1 ст. 45 СК, а так же п. 3 ст. 256 ГК супруга Б. В. И. не будет отвечать по обязательствам своего мужа. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. Таким образом, сам Б. В. И будет отвечать по этому долгу. Если же его имущества будет недостаточно для покрытия долга, то взыскание обратиться на долю в его совместном имуществе с супругой.

Иногда бывают случаи, когда возможно взыскание на общее имущество супругов по обязательствам одного из супругов, если установлено, что полученное по обязательствам супруга — должника, было использовано для нужд семьи. Например, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.10.2011 г. по делу № 15936 по иску М. А. В к С. И. П. о взыскании денежных средств, которые он одолжил С. И. П. и его жене для покупки квартиры. Судом было постановлено взыскать сумму долга как с должника по договору займа С. И. П., так и с его супруги [11].

По смыслу п.1 ст.45 СК РФ взыскание должно было быть обращено на имущество Сидорова. Но здесь имелся один важный факт. Сидоров приобрел деньги для нужд семьи, а исходя из п.2 ст.45 СК взыскание обращается на общее имущество супругов в том случае, когда все полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано для нужд семьи. В том случае, когда недостаточно имущества одного из супругов, то супруги вместе несут солидарную ответственность имуществом каждого из них.

По данному делу значимым фактом послужило то, для каких целей была взята денежная сумма в долг у Макарова и на что были потрачены деньги.

В данном случае деньги были необходимы для покупки квартиры.

Таким образом, для признания обязательства, возникшего из кредитного договора, общим долгом супругов материалы дела должны содержать достоверные доказательства использования кредитных денежных средств на нужды семьи. Такой вывод, в частности, был сделан Белгородским областным судом при отмене решения нижестоящего суда в связи с отсутствием таких доказательств [8].

Указанная позиция разделяется многими правоприменителями в разных регионах нашей страны [5, 7, 8].

Вместе с тем встречаются и решения, когда суды без достаточных на то оснований признают обязательства супругов общими только потому, что они были сделаны одним из супругов в период брака. Так, например, 30 октября 2015 г. Кировским районным судом г. Самары было вынесено решение по иску П-вой Л. Ю. к П-ву А. В. о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества. Удовлетворяя требования истицы о разделе общих долгов, суд пришел к выводу о том, что кредитные денежные средства, возникшие у П-вой Л. Ю. в период брака из кредитного договора № 737551 от 05.10.2013 г., заключенного со Сбербанком России на сумму 500 000 руб., и договора потребительского кредита от 30.07.2014 г., заключенного с ОАО «УБРиР», были потрачены на нужды семьи. При этом данный вывод суда основан только на объяснениях истицы, которой вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ не было представлено достоверных доказательств того, что ответчик принимал на себя обязательства по кредитным договорам истца, был уведомлен о состоявшихся сделках и давал согласие на их заключение, а также, что указанные денежные средства были потрачены на нужды семьи и не являются ее личным долгом. Указанное решение 29 декабря 2015 г. было оставлено в силе Судебной коллегией по гражданским делам Самарского областного суда. Определением судьи Самарского областного суда Моргачевой Н. Н. от 8 апреля 2016 года в передаче кассационной жалобы П-ва А. В. на указанные судебные постановления от 30.10.2015 и 29.12.2015 года для рассмотрения в судебном заседании президиума Самарского областного суда было отказано [9].

Приобретение в период брака какого-либо имущества, строительство, реконструкция, ремонт общего имущества, организация свадьбы для общего ребенка и т. п. сами по себе не подтверждают того обстоятельства, что на эти нужды расходовались именно кредитные (заемные) средства. Поэтому правильной представляется позиция тех судов, по мнению которых обязанность доказывания осведомленности супруга о получении заемных средств на нужды семьи и расходовании этих средств на нужды семьи возложена на сторону, претендующую на раздел долга.

13 апреля 2016 г. Президиумом Верховного Суда РФ был утвержден «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016 г.), где в п. 5 сделан важный вывод: в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Кроме того, при рассмотрении данной категории дел следует также иметь в виду, что суды не вправе отказывать в иске о разделе долгов только на том основании, что кредит не погашен или заем не выплачен. Это подтверждается следующим примером из судебной практики. Так, Верховный суд РФ, отменяя решение Перовского районного суда г. Москвы от 4 апреля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2014 года, указал: «Вывод суда о возможности обращения в суд с иском о разделе долгов супругов лишь после их погашения противоречит положениям пункта 3 статьи 39 Семейного кодекса РФ, поскольку такого условия данная норма права не содержит» [3].

Следует согласиться с мнением Н. М. Савельевой о том, что для устранения противоречивой судебной практики в разных регионах Российской Федерации представляется необходимым внести дополнения в постановление Пленума Верховного Суда от 5 ноября 1998 года № 15, указав: «Сам по себе факт заключения кредитного договора (договора займа) с одним из супругов в период брака при отсутствии надлежащих доказательств его использования в интересах семьи не влечет возникновения долговых обязательств по данным договорам у другого супруга. При этом обязанность доказывания осведомленности супруга о получении заемных средств на нужды семьи и расходования этих средств на нужды семьи возложена на супруга, принявшего такое обязательство» [19].

Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

Поскольку общие долги относятся к общему имуществу супругов, судам необходимо правильно квалифицировать имеющиеся у супругов обязательства к моменту рассмотрения дела. В качестве критериев разграничения личных и общих долгов должны быть: время возникновения, цели и характер обязательства, установление фактического использования полученных денежных средств по обязательству.

Анализ судебной практики позволило сделать вывод о том, что многие бывшие супруги узнают о долговых обязательствах своего партнера уже на стадии развода и раздела имущества. Тем самым, нарушаются права и законные интересы того супруга, который не знал о долговых обязательства мужа (жены). С целью снизить количество таких случаев, считаем необходимым внести в действующее законодательство изменения, касающиеся уведомления супруга о том, что муж (жена) берут на себя долговые обязательства.

На наш взгляд, нельзя признать состоятельным предложения некоторых исследователем о том, что в таких случаях необходимо получать нотариально удостоверенное, либо иной формы согласие супруга на заключение кредитного или иного договора, порождающего у лица, состоящего в браке, обязательства по возврату денежных средств, так как данные изменения могут повлечь злоупотребления с заинтересованной стороны, а так же ограничить права супруга, которых хочет взять на себя долговые обязательства. Такая форма согласия допустима, на наш взгляд, в случае, если долговые обязательства касаются приобретения недвижимости, ипотечного кредитования, а так же кредитных обязательств в крупных размерах.

Думается, что это позволит защитить интересы добросовестного супруга, не знавшего о наличии долгов у другого супруга.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. Федерального закона от 03.07.2016 г. № 236-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (в ред. Федерального закона от 03.07.2016 г. № 236-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 5. — Ст. 410.
  3. Определение Верховного Суда РФ от 08.09.2015 г. № 5-КГ15–81 [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс.
  4. Определение Воронежского областного суда от 14.01.2010 г. по делу № 33–54 [Электронный ресурс] // http://www.sudpraktika.com/sudtext2/sudobur_35573.htm
  5. Апелляционное определение Самарского областного суда от 23.03.2015 г. № 33–3058/2015 [Электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-samarskij-oblastnoj-sud-samarskaya-oblast-s/act-487694277/
  6. Апелляционное определение Московского областного суда от 06.04.2015 г. по делу № 33–7964/2015 [Электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-moskovskij-oblastnoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act-488167827/
  7. Апелляционное определение Московского областного суда от 29.06.2015 г. по делу № 33–15158/15 [Электронный ресурс] // http://sudact.ru/regular/doc/hqIXEah64JZY/
  8. Обзор судебной практики судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда за первое полугодие 2015 г., утв. постановлением Президиума Белгородского областного суда от 13.08.2015 г. [Электронный ресурс] // http://oblsud.blg.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=4045.
  9. Апелляционное определение Самарского областного суда от 08.04.2016 г. по делу № г-619/2016 [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс.
  10. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 23.06.2015 г. по делу № 33–5725/2015 [Электронный ресурс] // http://sudact.ru/regular/doc/K6UWV2mrj4Nd/
  11. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.10.2011 г. № 15936 [Электронный ресурс] // http://www.logosinfo.ru/articles/index.html?id=1721
  12. Антокольская М. В. Семейное право: учебник / М. В. Антокольская. — М.: Инфра-М, Норма, 2013. — 432 с.
  13. Белецкая О. С. Ответственность супругов по обязательствам: вопросы теории и практики: автореф. дис.... канд. юрид. наук / О. С. Белецкая. — М., 2011. — 28 с.
  14. Бронникова М. Н., Савельева Н. М. Особенности раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, находящегося в залоге / М. Н. Бронникова, Н. М. Савельева // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2014. — № 11. — С. 37–41.
  15. Гражданское право: учебник / отв. ред. Е. А. Суханов: в 2 т. Т.1. — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 720 с.
  16. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. О. Н. Низамиева. — М.: Проспект, 2014. — 560 с.
  17. Низамиева О. Н. Презумпция общности имущества супругов и их ответственность по обязательствам / О. Н. Низамиева // Вестник Саратовской государственной юридической академии. — 2016. — № 3 (110). — С. 90–95.
  18. Прилуцкий А. М. Судебная и внесудебная процедуры прекращения брака: сравнительно-правовой анализ / А. М. Прилуцкий // Современные подходы к трансформации концепций государственного регулирования и управления в социально-экономических системах: сборник научных трудов 4-й Международной научно-практической конференции / отв. ред. А. А. Горохов. — Курск, 2015. — С. 318–321.
  19. Савельева Н. М. Раздел общих обязательств (долгов) супругов: проблемы правоприменения / Н. М. Савельева // Вестник Тверского государственного университета. — 2016. — № 2. — С. 99–105.
  20. Слепакова А. В. Правоотношения собственности супругов / А. В. Слепакова. — М.: Статут, 2005. — 444 с.
  21. Тарусина Н. Н. Семейное право: Очерки из классики и модерна / Н. Н. Тарусина. — Ярославль, 2009. — 615 с.
  22. Чашкова С. Ю. Способы защиты имущественных прав супругов: толкование положений семейного законодательства Конституционным Судом Российской Федерации / С. Ю. Чашкова // Семейное и жилищное право. — 2015. — № 5. — С. 25–29.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle