Библиографическое описание:

Райхель Е. Д. Неправомерные действия при банкротстве юридического лица // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 653-656.



На сегодняшний момент огромное количество руководителей организаций, в отношении которых возбуждена процедура банкротства, стараются различными способами скрыть или вывести находящиеся на счете предприятия активы. Сегодня эта проблема имеет немалые масштабы, особенно ярко она проявляется среди представителей малого бизнеса.

Такой рост неправомерных действий со стороны предприятий — должников обосновывается в основном мотивами учредителей сохранить имущество, не допустить его попадания в конкурсную массу. Однако можно найти и другие субъективные объяснения. Возможно тот факт, что среди представителей малого бизнеса процветают схемы неправомерного вывода активов, объясняется недостаточно эффективной работой контролирующих органов. Такие недостатки в процедурном порядке не могут существовать без обхода материальных норм. Так, нынешнее законодательство позволяет правоприменителю в лице организации — должника найти альтернативные варианты беспрекословному следованию букве закона, в частности гражданско-правовым положениям, положениям о процедуре банкротства, а иногда и положениям административного законодательства.

В этой статье я ставлю задачей рассмотреть указанную ситуацию более подробно; выявить, какие конкретно нарушения законодательства имеют место быть; в чем заключается ответственность за такие нарушения; кто конкретно должен ее понести.

Стоит отметить, способы так называемого «вывода» активов должника уже весьма приелись в российской действительности. Как правило, осуществляются одни и те же закономерные схемы по выводу средств, имущества, которое вправе требовать кредитор в конкурсном порядке в период проведения процедуры признания должника несостоятельным. Совершение неправомерных действий по сохранению имущества должником обычно ожидаемо для кредиторов. Потому подозрение о том, что должник не сможет ответить по своим долгам, уже наводит кредитора на мысль, что должник попытается скрыть ликвидное имущество. Такие подозрения вынуждают кредиторов быть начеку и предпринимать определенные меры еще до возбуждения процедуры банкротства. Такими мерами могут являться, например, контроль за финансово-хозяйственной деятельностью предприятия-должника, обращение суд за взысканием задолженности или за признанием сделок недействительными (при наличии заинтересованности кредитора в сделке), отслеживание судебных процессов должника с другими кредиторами [5]. Конечно, важным является также регулярный просмотр публичного источника, который содержит сведения о возбуждении процедуры банкротства в отношении конкретных предприятий.

Стоит отметить, что уже после возбуждения процедуры банкротства кредитор вправе совершать действия, так или иначе принуждающие должника к исполнению своих обязательств по договору. Таковыми являются действия, предусмотренные Федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) от 26 октября 2002 года № 127 — ФЗ [6] (далее — Закон о несостоятельности) и предполагают соблюдение порядка и последовательности при их осуществлении (к примеру, кредитор должен обратиться в арбитражный суд и к арбитражному управляющему, чтобы занять место в реестре требований кредиторов).

Итак, должники, коим являются юридические лица, стараясь сохранить имущество за собой, пытаются различными способами вывести его со своего счета, тем самым лишая кредиторов возможности удовлетворить свои требования путем реализации указанного имущества. Стоит отметить, что подобные действия, имеющие целью вывод активов, могут иметь место не только в период проведения процедуры признания должника несостоятельным, но и до ее возбуждения. Итак, какие же нормы законодательства нарушат должники, пытаясь утаить имущество от кредиторов в период процедуры признания должника несостоятельным?

Наиболее актуальным способом так называемого освобождения активов на сегодняшний момент является, например, перевод должником денежных средств со своего счета на другие счета. Перевод средств отражается на бухгалтерском балансе и обосновывается как оплата исполнения по фиктивным договорам, заключенным между должником и контрагентом. Возникает вопрос — могут ли кредиторы, права которых нарушены заключением такой фиктивной сделки должником или арбитражный управляющий, признать сделку недействительной?

Глава III.1 Закона о несостоятельности посвящена нормам об оспаривании сделок должника в ходе осуществления конкурсных процедур банкротства. Эти нормы выступают специальными по отношению к нормам Гражданского кодекса о недействительности сделок. Включение специальных норм об оспаривании сделок должника в Закон о несостоятельности обосновывается стремлением законодателя обезопасить кредиторов от нарушения их прав. Стоит отметить, что согласно ч.1 ст. 61.9 Закона о несостоятельности заявление об оспаривании сделки должника в арбитражный суд может подать арбитражный управляющий по своей инициативе, но от имени должника, либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов. Однако силу ст. 34, 35 конкурсный кредитор как участник процесса о несостоятельности вправе тоже требовать оспаривания сделок должника. Однако конкурсный кредитор может требовать оспаривания сделок только на основании судебного акта, утверждающего реестре требований кредитора. Конечно, на основании ст. 61.7 суд может отказать в признании сделки должника недействительной в случае, если стоимость имущества, приобретенного должником в результате оспариваемой сделки, превышает стоимость того, что может быть возвращено в конкурсную массу в результате оспаривания сделки, или если приобретатель по недействительной сделке вернул все исполненное в конкурсную массу.

Стоит отметить, что согласно п.3 ст. 61.1 Закона о несостоятельности применение главы III.1 Закона о несостоятельности возможно не только при возникновении гражданских обязательств у должника, но и при оспаривании действий по обязательствам, возникшим в соответствии с законодательством о налогах и сборах, семейным, трудовым и таможенным законодательством РФ.

Статья 61.2 вводит понятие подозрительной сделки. Под такой сделкой понимается сделка, совершенная должником, при неравноценном встречном исполнении обязательств второй стороной сделки, в том числе в случае, если цена и (или) иные условия этой сделки существенно отличаются от рыночных в худшую для должника сторону. Подозрительной признается также сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если в результате ее совершения такой вред был причинён, и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки. Таким образом, сделка является подозрительной в случае, если присутствует недобросовестность со стороны контрагента должника, выраженная в знании такого контрагента об ущемлении интересов кредиторов.

Таким образом, перевод денежных средств со счета должника на чужой счет в ходе исполнения фиктивного договора и отчуждение имущества без необходимого соразмерного эквивалента являются одними из самых распространенных способов сохранения имущества должником при конкурсном производстве.

Еще одним распространенным способом выведения активов является преимущественное удовлетворение требований отдельных кредиторов, выражающееся, например, в зачете взаимных требований, в предоставлении имущества отдельным кредиторам в качестве отступного.

Очень часто должники прибегают к учреждению юридического лица и переводу на него имущества в качестве вклада по несоразмерно заниженной цене, после чего путем различных сделок материнское общество выводится из числа акционеров [4].

Часто должником применяет меры по смене собственника имущества, т. е. содействует регистрации права собственности на указанное имущество третьими лицами.

Существуют и другие способы сохранения имущества должником. Однако наиболее важным и острым, на мой взгляд, является вопрос ответственности такого недобросовестного должника, в отношении имущества которого возбуждено конкурсное производство.

Итак, какими нормами регулируется привлечение к ответственности должника, замешанного в указанных действиях, лишающих контрагентов права на получения причитающегося имущества и мешающих закономерному проведению процедуры банкротства?

Виновное лицо может быть привлечено как к административной, так и к уголовной ответственности. При этом стоит помнить, что необходимым условием привлечения лица как к ответственности является наличие признаков банкротства.

Обратимся к Кодексу об административных нарушениях (далее — КоАП) [2]. Рассматриваемый нами состав содержится в статье, посвященной неправомерным действиям при банкротстве. Наиболее интересными для темы данного исследования будут ч.1 и 2 ст. 13.14 КоАП. Так, применительно к нашей ситуации согласно ч.1 ст. 13.14 КоАП сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере или месте нахождения или иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества либо сокрытие, уничтожение или фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства юридического лица и не содержат уголовно наказуемых деяний влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет. Стоит отметить, что данное правонарушение имеет своим объектом посягательства отношения в области банкротства. Установленный законом порядок осуществления банкротства должен соблюдаться для поддержания экономики, защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов.

А. Н. Гуев в своем Комментарии к Кодексу об административных правонарушениях выделил действия, составляющие объективную сторону деяния ч.1 ст. 13.14 КоАП [1]. Так, объективная сторона указанного деяния может выражаться в сокрытии имущества, имущественных прав (путем удержания имущества из конкурсной массы), в сокрытии имущественных обязанностей (например, должник не сообщает арбитражному или конкурсному управляющему о наличии обязательств перед каким-либо кредитором), в сокрытии сведений о наличии и размере имущества, в отчуждении имущества путем заключения фиктивных сделок, в передаче имущества другому лицу или переоформлении права собственности на имущество на другое лицо. Объективная сторона ч. 2 ст. 13.14 состоит в нарушении законодательства о несостоятельности путем удовлетворения требований отдельных кредиторов в ущерб интересов других кредиторов.

Виновное лицо может быть привлечено и к уголовной ответственности. От привлечения к административной до привлечения к уголовной ответственности лицо разделяет лишь размер ущерба, причиненного кредиторам. Согласно ч.1 ст. 195 Уголовного кодекса (далее — УК) уголовная ответственность предусмотрена при причинении виновным лицом крупного ущерба. При этом примечание к ст. 170.2 растолковывает, что крупный ущерб применительно к составу ст. 195 должен превышать два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей [7].

Положения ст. 10 Закона о банкротстве позволяют определить, что в руководитель должника (или учредитель) обязаны возместить убытки, причиненные в результате нарушения норм указанного закона. Стоит отметить, что и субъектом состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 195 УК может быть лицо, обладающее соответствующими полномочиями для совершения указанного деяния, коим в большинстве случаев является руководитель организации. Административную ответственность так же понесет руководитель организации, что прямо растолковывает Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24 октября 2006 года № 18 [1; 8]. Согласно указанному постановлению к административной ответственности за нарушения в области предпринимательской деятельности могут быть привлечены руководители и иные работники организации в связи с выполнением ими организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.

Литература:

  1. Гуев А. Н. Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях // Гарант. URL: http://base.garant.ru/5872064/ (дата обращения: 30.10.2016);
  2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ, // «Собрание законодательства РФ», 07.01.2002, N 1 (ч. 1), ст. 1;
  3. Обзор судебной практики «Вывод» активов должника: как бороться до и во время банкротства?" // Нижневартовский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. URL: http://vartovgor.hmao.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=48 (дата обращения: 30.10.2016);
  4. Обзор судебной практики «Вывод» активов должника: как бороться до и во время банкротства?" // Нижневартовский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. URL: http://vartovgor.hmao.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=48 (дата обращения: 30.10.2016);
  5. Обобщение практики рассмотрения споров о признании недействительными сделок несостоятельного должника в конкурсных процедурах // i-iurist.ru. URL: http://i-yurist.ru/sudebnaya-praktika/2015–08–21/obobschenie-praktiki-rassmotreniya-sporov-o-priznanii-nedeystvit (дата обращения: 30.10.2016);
  6. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127 — ФЗ // Собрание законодательства РФ.- 2002.- № 43.- ст. 4190;
  7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  8. О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 октября 2006 года №18 // Российская газета.- № 250.-2006

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle