Библиографическое описание:

Полтавцева В. Н., Косарева Л. В., Башманова Л. П. Играют дети — играем вместе (игровая терапия для детей с ранним детским аутизмом) // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 913-916.



Игра не пустая забава. Она необходима для счастья детей, для их здоровья и правильного развития.

Д. В. Менджерицкая

Под аутизмом понимается явная необщительность ребенка, стремление уйти от контактов, жить в своем собственном мире. Детский аутизм — достаточно распространённое явление, встречающееся не реже, чем слепота или глухота.

С таким ребенком нелегко найти контакт. Обычным оказывается положение, когда ребенок либо не обращает внимания на присутствие нового взрослого, либо становится напряженным и агрессивным. В данном случае все усилия педагога должны быть направлены на то, чтобы завоевать доверие ребенка.Это потребует времени и терпения. Ситуация, когда педагог приходит, а ребенок в это время занят своей стереотипной игрой и не обращает на его приход никакого внимания, является обычной в начале занятий с аутичным ребенком. Стереотипная игра «особенного» ребенка на первом этапе коррекционной работы станет основой построения взаимодействия с ним, так как для самого ребенка это комфортная ситуация. В это время педагог наблюдая за игрой, выделяет цикл повторяющихся действий, звукосочетания, слова, словосочетания в бормотании ребенка. Для начала достаточно будет приучить ребенка к своему присутствию, затем осторожно, ненавязчиво попробовать подключиться играм: подать необходимую деталь, повторить за ним его слова. Цель такого поведения — дать ребенку понять, что взрослый не мешает ему играть и от его присутствия может быть польза [1, с.25].

Аутичные дети любят манипулировать предметами. Через этот этап познания предметного мира проходят в раннем возрасте все дети. Однако в норме на следующем этапе развития ребенка увлеченность миром вещей ослабевает, и на первый план выступают другие ценности, а именно — мир социальных отношений. В норме человек всегда значим для ребенка, с возрастом меняется только стиль и интенсивность общения.

В отличие от обычных сверстников аутичные дети надолго «застревают» на этапе изучения предметного мира. При этом основной мотив их манипуляций с предметами и игрушками — привлекательные сенсорные свойства: яркие цвета кубиков, гладкая лакированная поверхность матрешки, звук, с которым неваляшка падает на пол... Именно стремлением извлекать из окружающего разнообразные сенсорные эффекты объясняется активный интерес аутичного ребенка к предметам: ему нравится трогать, вертеть, подбрасывать, ронять на пол, нюхать, пробовать на вкус. Характерная особенность интереса аутичного ребенка к предметному миру — изменение порогов чувствительности: его привлекают самые разнообразные, порой совсем для этого не подходящие, предметы и материалы — он пробует на вкус зубную пасту и стиральный порошок, жидкие лекарства и средство для мытья посуды, начинает жевать пластилиновую ягодку. При этом у ребенка часто наблюдается страстное желание завладеть каким-либо предметом — мамиными духами и кремами; таблетками, микстурами и витаминами; молотком и т. д.

Но вот действовать с предметами в соответствии с функциональным назначением аутичный ребенок часто отказывается, поскольку социальное назначение предмета для него менее важно, нежели его отдельное сенсорное свойство. Так, ребенок подбрасывает в воздух молоток, а «забивать гвоздики» категорически не желает... С шелестом перелистывает страницы книги, не пытаясь читать... То же самое происходит и с игрушками: ребенок катает кольца от пирамидки, но не хочет собрать ее, разбрасывает кубики и конструктор, отказываясь от строительства и сборки. При этом аутичного ребенка часто удается научить действовать с предметами и игрушками в соответствии с заложенным в них смыслом (собрать пирамидку, построить башню из кубиков, нанизать бусы на нитку), но его не привлекают эти действия, ему больше нравится получение в процессе манипуляций с игрушками разнообразных сенсорных эффектов [2, с.31].

В воспитании аутичного ребёнка, так же как и в воспитании обычного, очень важно устанавливать границы дозволенного, при этом необходимо проявлять твёрдость и последовательность, ведь избалованный аутичный ребёнок представляет собой малопривлекательное зрелище.

Успешнее всего ребёнок с нарушениями в развитии приобретает новые навыки в интересной игре. Для детей с нарушением в развитии, а в данном случае с аутичной симптоматикой, полезны терапевтические игры. С помощью игры можно корректировать, улучшать, развивать в детях важные психические свойства, человеческие личностные качества. Ребёнок, играя, всё время стремится идти вперёд. Многие взрослые этого не понимают, очевидно, потому, что забыли себя в детстве. В играх дети всё как бы делают втроём: их подсознание, разум, фантазия «работают» синхронно, участвуют в осмыслении и отражении мира постоянно. Детские игры окупаются золотом самой высокой пробы, ибо воспитывают в ребёнке милосердие и память, честность и внимание, трудолюбие и воображение, интеллект и фантазию, справедливость и наблюдательность — словом, всё, что составляет богатство человеческой личности.

Во время терапевтических игр перед взрослыми стоит важная задача — объяснить ребенку его поведение путем эмоционального комментария. Основной смысл комментария — дать ребенку понять, что он «не плохой», а то, что происходит, — это такая игра. Обычно ребенок принимает такой способ «легализации» собственного поведения. И тогда грохот разбрасываемых игрушек становится «землетрясением», а истошные крики ребенка: «Ну, погоди!" перетекают в игру «Заяц и волк».

А когда ребенок играет с водой, переливая ее в бутылки, предложите «полить цветочки». Помните, что такое предложение возможно в том случае, если ребенок уже в более спокойном состоянии, пик эмоционального напряжения миновал. Но и в этом случае успех не гарантирован, ребенок может упорно не принимать такое развитие событий, однако следует продолжать попытки.

Помните, что нельзя допускать проявление агрессии по отношению к людям и игрушкам — прототипам людей (куклам, мишкам и т. п.). Если ребенок замахнулся для удара, спокойно, но твердо перехватите его руку. А в случае, когда ребенок готовится выбросить мишку за окошко, заберите игрушку, сказав твердо: «Нет». Взамен предложите палочку, кусочек пластилина, бумажку. Даже если реакция ребенка на запрет будет острой, стойте на своем.

Такие игры возникают спонтанно, например, во время сенсорной игры с крупой ребенок может начать ее разбрасывать. Это значит, что сенсорная игра перетекла в терапевтическую. Не делайте попыток «образумить» ребенка и вернуться к спокойной игре, а действуйте дальше в соответствии с принципами терапевтической игры. Так же внезапно игра может вернуться в прежнее спокойное русло.

Со временем острота переживаемых ребенком во время таких игр ощущений начнет спадать. Как только это произойдет, становится возможным развитие сюжета игры, предложите новые варианты развития сюжета. Более того, такое развитие необходимо — ребенок не должен зацикливаться на единственном варианте игры. К тому же нельзя допустить, чтобы у ребенка был зафиксирован единственный способ действия с данным конкретным материалом или предметом.

В ходе проведения терапевтической игры, которая нравится ребенку, со временем появится возможность постепенного введения контролирующих правил и запретов. Так, нельзя бросать в воздух мишку, но можно подбрасывать подушку; можно устроить небольшое «наводнение», но после придется собирать воду тряпкой; нельзя вытряхивать содержимое маминой сумочки, но можно высыпать конструктор из коробки.

Во время занятия ребенок может вдруг подбежать к коробке с кубиками и опрокинуть ее или подбросить коробку с мелкими деталями конструктора. При этом он с явным удовольствием вслушивается в раздавшийся грохот. В этом случае рекомендуется организовать игру:

салют

Подбрасывайте вместе с ребенком мелкие детали конструктора или шарики, бусины. Затем собирайте их в коробку и, если ребенок захочет, возобновите игру — «салют продолжается».

землетрясение

Если ребенок начинает подбрасывать более крупные предметы и детали — кубики, крупный конструктор, коробочки, — пусть это будет «землетрясение». При этом страхуйте ребенка, следите, чтобы подбрасывались только легкие, безопасные предметы. Если степень возбуждения ребенка превышает допустимые границы и он начинает бросать предметы, применяя силу, не глядя, — переключите его на стереотипную игру.

Уже из описания игр становится понятным, что их проведение окажется для вас непростым делом, потребует терпения, выдержки, постоянного контроля за ходом игры и страховки ребенка. И, пожалуй, главной трудностью станет контроль за эмоциями ребенка, адекватностью их проявления.

Проведение таких игр дает следующие результаты: ребенок, используя помощь взрослого, может избавиться от негативных эмоций, постепенно его эмоциональный фон нормализуется и в целом становится более положительным. По мере нейтрализации накопленных ребенком негативных эмоций проведение терапевтических игр станет менее напряженным, а потребность в их проведении будет возникать реже.

Правильно подобранные игры помогают преодолеть отклонения в поведении ребёнка, предупреждать проявления неблагоприятных форм поведения, но при этом взрослым постоянно придется искать компромисс между желаниями ребенка и реальными возможностями их удовлетворить, а также учитывать степень опасности таких желаний ребенка для него самого и окружающих.

Сюжетно-ролевая игра — высшая форма развития игры ребенка. Именно в процессе таких игр маленький ребенок может брать на себя разные роли и проживать разнообразные ситуации из социальной жизни. От того, насколько полноценно развивалась сюжетно-ролевая игра в дошкольном детстве, во многом зависят возможности будущей социализации. В игровом проживании сюжетов из жизни людей ребенок учится договариваться, учитывать желания других, отстаивая в то же время свои интересы, быть гибким во взаимоотношениях и т. д. Именно в сюжетно-ролевой игре приобретает ребенок очень важный и разнообразный социальный опыт.

Развитие сюжетно-ролевой игры аутичного ребенка отличается рядом особенностей. Во-первых, обычно без специальной организации такая игра не возникает. Требуется обучение и создание особых условий для игр. Однако даже после специального обучения еще очень долго присутствуют лишь свернутые игровые действия — вот ребенок бегает по квартире с пузырьком; увидев мишку, быстро закапывает ему «капли» в нос, озвучив это действие: «Закапать нос», и бежит дальше; бросает в таз с водой кукол со словами «Бассейн — плавать», после чего принимается переливать воду в бутылку.

Во-вторых, развивается сюжетно-ролевая игра очень постепенно, и в своем развитии должна пройти несколько последовательных этапов. Игра с другими детьми, как обычно происходит в норме, сперва недоступна аутичному ребенку. На начальном этапе специального обучения с ребенком играет взрослый. И лишь после долгой и кропотливой работы можно подключать ребенка к играм других детей. При этом ситуация организованного взаимодействия должна быть максимально комфортна для ребенка: знакомая обстановка, знакомые дети.

К сожалению, процесс общения со сверстниками нарушен у аутичных детей в наибольшей степени. А поскольку реакции детей в ходе игры непосредственны и возникают спонтанно, взрослый может влиять на ход игры лишь отчасти. Невозможно объяснить детям все особенности ситуации и научить правильно вести себя по отношению к необычному сверстнику. А непосредственная реакция кого-то из детей может оказаться слишком сильным эмоциональным испытанием для аутичного ребенка, а в некоторых случаях станет травмирующей.

На начальном этапе оптимально общение не со сверстниками, а с младшими или старшими по возрасту детьми. При общении с малышами не так заметно отставание и искажения в психическом развитии аутичного ребенка, а старшие дети отнесутся к нему снисходительно, как к маленькому, будут помогать ему, жалеть и опекать. А взрослый должен внимательно следить за ходом игры и в случае затруднения помочь ребенку [2, с.37].

Литература:

  1. Мамайчук И. И. Помощь психолога детям с аутизмом. — СПб. —: Речь, 2007. — 288 с.
  2. Янушко Е. А. Игры с аутичным ребёнком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. — Москва. —: Теревинф, 2010. — 104 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle