Библиографическое описание:

Бушуева Т. И. Анализ взаимодействия сознания и бессознательного в романе Г. Уэллса «Отец Кристины-Альберты» с позиции теории К. Г. Юнга // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 1041-1045.



Статья посвящена анализу взаимодействия сознания и бессознательного. Автор статьи сделал попытку показать на основе анализа работ Карла Густава Юнга, как происходит это взаимодействие. В статье представлены результаты анализа романа Г. Уэллса «Отец Кристины-Альберты» с позиции взаимодействия сознания и бессознательного.

Ключевые слова: сознание, бессознательное, личность, компенсаторная связь

В современном обществе важно выявить, каким образом взаимодействует сознание и бессознательное. Информационные технологии и современное общество, как общество потребления, оказывают нивелирующее воздействие на сознание современного человека. Анализ взаимодействия позволит определить причины, по которым современный человек оказывается во власти бессознательного. Раскроет то, как происходит манипулирование общественным сознанием и сознанием отдельной личности. Используя теорию швейцарского мыслителя К. Г. Юнга, рассмотрим процесс взаимодействия сознания и бессознательного на примере романа Герберта Уэллса «Отец Кристины-Альберты» (1925). Этот роман выбран не случайно. Во-первых, можно сказать, что это произведение не является характерным для Герберта Уэллса. Во-вторых, Юнг считал, что «как раз не-психологический роман скрывает в себе наибольшие возможности для психологических откровений» [5, с. 45]. В нашем случае это будет философский анализ.

История главного персонажа книги Герберта Уэллса «Отец Кристины Альберты» мистера Альберта-Эдварда Примби — это очень хороший пример, показывающий взаимодействие сознания и бессознательного внутри личности. Попробуем разобраться, что за личность этот мистер Примби.

Детство и юность: очень мечтательный и не склонный к усердной работе мальчик. В школе учится посредственно, очень часто на уроках не слышит учителя. Не имеет четкой цели, «грезит наяву», «взгляд обращен в неведомое». Можно сделать вывод, что юный мистер Примби часто находится под воздействием бессознательного. А в силу его отношения к учебе, обучение и воспитание не могут в полной мере влиять на развитие его сознания.

Молодость: Из-за рассеянности и мечтательности не может найти свое место на деловом поприще. В итоге находит работу у дальнего родственника в агентстве по недвижимости. Женился спонтанно. При этом почти не осознавал, что происходит. В этот период Уэллс описывает состояние мистера Примби так: «был испуган, страшно испуган, но в то же время чрезвычайно возбужден» [2, с. 20]. После свадьбы переезжает жить к жене. Становится ее помощников в прачечной «Хрустальный пар». Можно сделать вывод, что и в этот период им руководит бессознательное.

Взрослая жизнь: Прожил всю сознательную жизнь не самостоятельно, находясь постоянно под полным руководством жены. Жена всегда относилась к нему с позиции старшего в семье. Жена «обходилась с ним по-собственнически ласково и заботливо — выбирала всю его одежду, полировала его манеры и умение держаться, а также поддерживала его против всех посторонних» [2, с. 23]. Мистеру Примби не нравился стиль одежды, выбранный женой, но он не показывал своего недовольства. В основном был «мечтательным и довольно рассеянным, но в целом был обаятельным, верным мужем и прекрасно ладил со своей властной и практичной супругой» [2, с. 22]. Любил читать романтическую литературу, питал отвращение к реализму в любой форме. Их семейный очаг был очень приятным. Другими словами, «плыл по течению жизни». И на этом этапе жизни сознание не задействовано в полной мере. Персонаж не принимает никаких важных решений.

После смерти жены: он вдруг решается радикально изменить свою жизнь. При этом он проявляет несвойственную ему решимость, чтобы порвать с прошлым, он решается избавиться от прачечной жены, и уехать в другой город. Уэллс пишет, что «активный оптимизм сменил его прежнюю летаргию». Меняется его психическое состояние, меняются жизненные установки. Приехав в пансион «Петунья» (Танбридж-Уэллс) он знакомится с новыми людьми. Но новое общество не оправдывает его надежд. На него не обращают должного, с его точки зрения, внимания. Очень часто в пансионе он бывает огорченным, и пребывает в угнетенном состоянии. «У него был вид человека, который вот-вот не выдержит напряжения» [2, с. 113].

Во время изменения жизненных установок внутри главного персонажа происходит крушение сознательной установки. Мистер Примби утрачивает связь с реальностью, уехав из привычного мира. Сильным толчком к крушению сознательной установки послужил псевдо спиритический сеанс в пансионе. Во время этого сеанса кембриджский студент выбирает мистера Примби объектом для шутки, что мистер Примби — это реинкарнация древнешумерского властителя Саргона, и он призван вернуть в наш мир счастье и справедливость. Но для мистера Примби — это не шутка, это некий толчок. Он внутренне был готов к этому. Поэтому он начинает искренне верить, что он Новое Воплощение. «Но я могу вернуться в это прошлое, будто оно было вчера, и я куда более уверен, что я Саргон <…> Первое — мое истинное «я», а второй — всего лишь простенькая, ни на что не претендующая обертка, в которую по причине, пока мне не известной, меня упрятали от глаз мира» [2, с. 148–149]. Сознание мистера Примби ушло на второй план, бессознательное управляет главным персонажем. Мистеру Примби кажется, что он сознательно хочет объявить себя Владыкой Мира, и намерен исправить положение вещей. Из-за этих действий, окружающие люди считают его сумасшедшим. Он не сумасшедший, он находится во власти одной великой и нереальной (бессознательной) идеи «вернуть Мир Всему Миру». Он верит, что Саргон «вернулся исцелить недуги этого кишащего людьми мира и вновь восстановить в нем нерушимый мир древнего Шумера» [2, с. 195].

Уэллс пишет о Примби: «как, без сомнения, чудесно, как удивительно открыть, что ты вовсе не маленький вдовец владелицы прачечной, бесцельно коротающий жизнь, но Владыка Всего Мира, однако для добросовестного человека, стремящегося поступать как должно, открытие это чревато грызущей тревогой и гнетущим волнением» [2, с. 189–190].

Мистер Примби уходит из дома, он одержим идеей, изменить современный мир к лучшему. Хотя с другой стороны он бежит от сомнений, которые высказывают ему его близкие люди. Бессознательное поддерживает его в этом состоянии, постоянно вводя его якобы в воспоминания о прошлой его жизни, жизни царя царей Саргона. Во время скитаний, во время проблесков сознания, у него появляются сомнения, и возникает желание вернуться к прежней уютной жизни, но бессознательное не выпускает его. «Бывали периоды, когда его фантазия бушевала и возносила его высоко над малейшей тенью сомнений. И он был всем, чем только мог пожелать быть. Тогда мистер Примби бывал почти забыт. Но выпадали моменты, наступали фазы, когда он улавливал скрытое ледяное убеждение, что он все-таки мистер Примби, совсем недавно из прачечной «Хрустальный пар», притворяющийся перед собой пока успешно, но скоро, возможно, ему это перестанет удаваться. Холодный душ сомнений, даже вынуждал уговаривать себя, логично разубеждать» [2, с. 220–221].

Наступает момент, когда Примби решает, что ему, Саргону, необходимо призвать к себе учеников и последователей. При попытке провести проповедь своим последователям в ресторане, Примби забирают в полицию. А затем отправляют в сумасшедший дом. Находясь в сумасшедшем доме, среди сумасшедших людей, мистер Примби не может отказаться от идеи, созданной в его сознании бессознательным. Бессознательное он ощущает как некую Силу, призвавшую его быть Саргоном, и которой он должен повиноваться. Несколько раз он спорит с самим собой. Сознание предлагает ему вернуться в прошлую уютную жизнь. Но Примби не хочет быть «зрителем, никчемным человеком на заднем плане» [2, с. 277]. Поэтому он остается в сумасшедшем доме.

В заключении мистер Примби совершает побег из сумасшедшего дома. Но здоровье его подорвано. И он умирает. Перед смертью он делает вывод, что «со мной произошло что-то вроде чуда, словно весь мир распахнулся. И все остальное вдруг показалось обыденным и ничтожным» [2, с. 401].

Герберт Уэллс описал процесс взаимодействия сознания и бессознательного внутри одной личности (некого мистера Примби). В конце романа мистер Примби говорит: «С моей личностью произошла значительная путаница» [2, с. 423]. Путаница между сознательными и бессознательными установками. Трагедия жизни мистера Примби — это трагедия не реализовавшего себя человека. Его сознание не смогло ассимилировать содержание бессознательного и взять его под контроль. Доминанта осталась за бессознательным. Это закончилось для этой личности трагически.

Если мы посмотрим на это с позиции теории Юнга, то увидим, что бессознательное — это главный источник всех содержаний и действий. Юнг считал проблему бессознательного «настолько важной, и животрепещущей и настолько близко затрагивающей каждого» [4, с. 11]. Через бессознательное, с точки зрения Юнга, современный человек разделяет участь всей исторической коллективной психики и «бессознательно, конечно же, мы живем в мире оборотней, демонов, колдунов и т. д. — потому что эти вещи, которые в седые времена заполняли нас и вызывали мощнейшие аффекты» [6, с. 241.]. Т. е. древние мифы, их сюжеты и образы проявляются через бессознательное (чаще через сновидения или при потере контроля над собой) и занимают в жизни человека определенное место. Чаще они оказывают отрицательное воздействие на человека.

Современный исследователь древних мифов Джозеф Кэмпбелл в книге «Тысячеликий герой» пишет, что «мифологические символы не рождаются сами по себе; их нельзя вызывать к жизни волею разума, изобретать и безнаказанно подавлять. Они представляют собой спонтанный продукт психики, и каждый из них несет в зародыше нетронутой всю силу своих первоисточников» [1, с. 11].

Это объясняет тот факт, что бессознательное мистера Примби показывало ему мифологические образы, связанные с жизнью мифологического Саргона.

Джозеф Кэмпбелл сравнивает сознание с маленьким аккуратным зданием, а бессознательное с глубокими подземными пещерами Алладина. Кроме мифологических образов в бессознательном находятся психологические влечения, которых человек стыдится или считает для себя запретными. Другими словами, это те психологические влечения, которые человек не осмелился или не смог выпустить на свободу. «Там они и пребывают, пока какая-то мелочь — случайно вырвавшееся слово, аромат, глоток чая или мимолетный взгляд — не нажмут на скрытую пружину, и тогда в наш мозг нагрянут незваные опасные гости» [1, с. 14].

Это объясняет тот факт, что в судьбе мистера Примби спиритический сеанс был тем фактором, который активизировал бессознательное, и сознание главного персонажа стало переполнено мифологическими образами, которые, как казалось, пересекаются с реальной современной жизнью.

С позиции Юнга Уэллс хорошо показал компенсаторную связь между сознанием и бессознательным. Юнг считает, что моральные, философские, религиозные проблемы личности ведут к появлению мифологической компенсации. Появляется компенсаторная связь между сознанием и бессознательным. То, что личность не в состоянии сознательно понять переносится в область бессознательного. На фоне этого возникает компенсаторная критика. Идет процесс взаимодействия из сознания в бессознательное, и из бессознательного в сознание. На рисунке 1 отражен процесс саморегулирования психического как целого через взаимодействие сознания и бессознательного:

C:\Documents and Settings\TBushueva\Рабочий стол\ \Общее_2\Аспирантура\Сознание и бессознательное\Схема_компенсаторная связь.jpeg

Рис. 1. Саморегулирование психического как целого

В работах Юнга о формировании личности есть исследования про позднее созревание личности, чаще связанное с узостью сознания и ограниченностью существования отдельной личности. На рисунке 2 мы сделали попытку показать процесс взаимодействия сознания и бессознательного при узости сознания и ограниченности существования с точки зрения теории Юнга. Невостребованная сознанием энергия концентрируется внутри бессознательного. Накопившись, создает толчок в форме острого невроза. Преодолению этого может помочь психоанализ и стремление самой личности к самореализации.

C:\Documents and Settings\TBushueva\Рабочий стол\ \Общее_2\Аспирантура\Сознание и бессознательное\Схема_Невроз.jpeg

Рис. 2. Процесс взаимодействия сознания и бессознательного при узости сознания

Юнг в «Очерках по психологии бессознательного» характеризует мистера Примби Уэллса как карликовую личность [4, с. 207]. Карликовая личность — это недоразвитая, поздно созревшая личность, долгое время остававшаяся в зачаточном состоянии. Рисунок 2 описывает состояние мистера Примби. Карликовая личность мистера Примби претерпевает крушение сознательной установки. У Юнга «крушение сознательной установки — дело серьезное. По ощущению это напоминает конец мира, словно все снова возвращается в первоначальный хаос. Чувствуешь себя брошенным, дезориентированным, подобно кораблю без руля и ветрил, оставленным на попечение стихий. Так, по крайней мере, это кажется. В действительности же, однако, падаешь обратно в коллективное бессознательное, которое теперь берет руководство на себя» [4, c. 189].

Джозеф Кемпбелл о крушении сознательной установки пишет так: «нас искушают разрушить построенный нами и обжитой мир и самих себя, потом заново отстроить его, сделав лучше, ярче, светлее, просторнее, и зажить там полной насыщенной жизнью — вот чем нас искушают, вот что нашептывают нам тревожные ночные гости из царства мифа, которое заключено в нас самих» [1, с. 14].

Для человека важно сохранить целостность личности. В сохранении целостности личности необходимо учитывать, что существует саморегуляция бессознательного. Бессознательное может создавать желания, но также и отменять их.

У Юнга встречается также понятие самосознание. Именно в самосознании он видит один из положительных выходов при взаимодействии с бессознательным. «Если и было время, когда проявление самосознания было безусловно необходимым и единственно правильным, то это наша современная катастрофическая эпоха. Но всякий размышляющий о самом себе наталкивается на границы бессознательного, которое как раз содержит, прежде всего то, что ему необходимо знать» [4, c. 12].

В современном обществе сформирован социальный идеал — самолишение личности в пользу коллективного бессознательного. Это выдается за социальный долг личности и некую добродетель. «Ведь чем бессознательнее человек, тем больше он будет следовать общему канону всех психических процессов. Но чем сильнее он осознает свою индивидуальность, тем больше на передний план выходит его отличие от других субъектов, и тем меньше он будет соответствовать общепринятым ожиданиям. Даже его реакции могут быть предсказуемыми в гораздо меньшей степени» [3, с. 176.].

Надо исходить из того, что сознание ориентирует нас здесь и сегодня, в настоящем, бессознательное — это всегда уход от настоящего.

Современный человек должен осознавать свои действия, должен стремиться к самореализации, чтобы не повторить судьбу главного персонажа Г. Уэллса мистера Примби. Важная роль в развитии подрастающего поколения, готового к самореализации, отводится родителям, воспитателям, учителям и преподавателям. Именно они должны во время формирования личности обнаружить, что личность не развивается, именно они должны направить развитие личности в нужном направлении.

В воспитании личности необходимо обязательно опираться на развитие сознание и самосознание личности. Один из эффективных путей становления, самореализации и сохранения целостности личности — это процесс индивидуации. «Индивидуация — это «процесс дифференциации, имеющий целью развитие индивидуальной личности [4, с. 179]. Путь индивидуации — это некое место познания, некая цель, нацеленная на живое взаимодействие всех факторов.

Литература:

  1. Кэмпбелл, Дж. Тысячеликий герой. СПб: Питер, 2016. 352 с.
  2. Уэллс, Г. Отец Кристины-Альберты / Герберт Уэллс; пер. с англ. И. Г. Гуровой. М.: Астрель: Полиграфиздат, 2012. 476 с.
  3. Юнг К. Г. Об энергетике души / Пер. снем. В. Бакусева. 3-е изд. М.: Академический проект, 2013. 280 с. (2)
  4. Юнг К. Г. Очерки по психологии бессознательного // Пер. с англ. Издание 2-е: М.: Когито-Центр, 2013. 352 с. (22)
  5. Юнг К. Г. Психология и литература // Психоанализ и искусство: Сборник работ. Пер. с англ. М.: REFL-book, КК. Ваклер, 1996. С. 30–54.
  6. Юнг К. Г. Структура психики и архетипы / Пер. с нем. Т. А. Ребеко. 4-е изд. М.: Академический проект, 2015. 328 с. (6)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle