Библиографическое описание:

Викторова И. А., Гришечкина И. А., Никитина Ю. П., Гершевич В. М. Распространённость изжоги и качество жизни у пациентов с диспластикозависимым фенотипом // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 58-61.



Проведена оценка распространённости симптомов со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта, ГЭРБ, а также уровня качества жизни в группах здоровых (n=27), пациентов с синдромом гипермобильности суставов (СГМС) (n=32) и гипермобильностью суставов (n=15). Выявлена высокая частота изжоги, регургитации и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни среди пациентов с СГМС, а также более низкие показатели качества жизни по шкале «психическое здоровье», не связанное с наличием или отсутствием ГЭРБ, у этой категории пациентов.

Ключевые слова: гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, дисплазия соединительной ткани, синдром гипермобильности суставов, гипермобильность суставов, распространённость, качество жизни

Дисплазия соединительной ткани (ДСТ) — генетически детерминированное состояние, обусловленное нарушением метаболизма соединительной ткани в эмбриональном и постнатальном периодах, характеризующаяся аномалиями экстрацеллюлярного матрикса (волокон и основного вещества) с проградиентным течением и морфо-функциональными изменениями различных систем и органов [1]. Для точной диагностики ДСТ рекомендован молекулярно-генетический подход, однако из-за трудностей выполнения и дороговизны исследований разработан и применяется клинический подход [2], который основан на выделении ряда чётко-очерченных фенотипических синдромов, одним из которых является синдром Элерса-Данло (СЭД). В частности, под термином «СЭД» понимается гетерогенная группа наследственных соединительно-тканных заболеваний, образованная на основе некоторых общих клинических проявлений, прежде всего сочетания поражения сердечно-сосудистой системы, кожи и суставов [3].

Выделяют 6 типов СЭД (классический, васкулярный (сосудистый), гипермобильный, кифосколиотический, артрохалазия, дерматоспораксис). Первые два типа (классисческий и сосудистый) наиболее известны и изучены из-за крайне неблагоприятного прогноза. [3, 4]. Третий тип — гипермобильный тип СЭД или синдром гипермобильности суставов (СГМС), который ассоциирован с гиперрастяжимостью кожи, и/или гладкой, бархатистой кожей, генерализованной гипермобильностью суставов, рецидивирующим смещением (подвывихами) суставов, хроническими болями в суставах конечностей, генетической предрасположенностью, распространён в популяции и легко может быть диагностирован в амбулаторной практике [5]. Несмотря на благоприятный прогноз заболевание ассоциировано с низким качеством жизни. Отдельным состоянием является гипермобильность суставов (ГСМ), которая характеризуется избыточной подвижностью в суставах при отсутствии жалоб со стороны опорно-двигательного аппарата.

Описана частая ассоциация ДСТ со структурными изменения (аномалиями) со стороны органов пищеварения [2–5] и функциональными (увеличение частоты гипомоторных изменений и рефлюксов, ишемические поражения органов пищеварения) [6]. Наличие этих структурных и функциональных отклонений, могут способствовать развитию ГЭРБ, за счёт ускорения развития воспалительного процесса (диспластикообусловленная модель формирования заболеваний ЖКТ), наличия большого числа поражённых кариесом зубов, недостаточности нижнего пищеварительного сфинктера [2]. В связи с чем, некоторыми исследователями поднимается вопрос о возможной роли ДСТ (и её отдельных форм) как дополнительного фактора риска развития ГЭРБ [7]. Однако, в настоящее время в литературе на этот вопрос нет однозначного ответа [8, 9].

Таким образом, целью нашего исследования было изучение частоты гастроэнтерологических симптомов и ГЭРБ со стороны верхнего отдела пищеварительного тракта, а также влияние ГЭРБ на качество жизни в группах пациентов с гипермобильностью суставов, синдромом гипермобильности суставов и здоровых лиц.

Материалы иметоды. На базе БУЗОО «Городская клиническая больница № 1» им А. Н. Кабанова г. Омска было проведено одномоментное, поперечное исследование, в которое были включены 74 испытуемых в возрасте от 18 до 30 лет (из них 19 мужчин и 55 женщин). Средний возраст, которых составил 25,2 ± 4,3 лет с отсутствием ревматологических заболеваний, подписавшие информированное согласие. Пациенты на основании оценки анамнеза и осмотра были разделены на 3 группы, сопоставимые по полу и возрасту. Первая группа включала 32 пациента, страдающих СГМС, вторая группа — 15 исследуемых с ГМС, 3 группа — 27 здоровых. Всем пациентам проведено тестирование с помощью опросников GERD-Q и русской версии опросника оценки качества жизни SF-36, валидированной межнациональным центром исследования качества жизни г. Санкт-Петербурга. Статистическая обработка данных проведена с помощью программы STATISTICA 8.0 на персональном компьютере, оценено отклонение от нормального распределения с помощью критерия Шапиро, данные описаны как частоты, медиана и диапазон (25-й и 75-й процентель). Использованы непараметрические критерии при сравнении 3-х групп (здоровые, пациенты с СГМС и ГМС) — тест ANOVA, а при попарном сравнении групп — критерии хи-квадрат и тест Манна-Уитни. Порог статистической достоверной значимости результатов исследования был определён как p < 0,05.

Результаты иобсуждение. В исследование последовательно было включено 74 пациента обращавшихся за медицинской помощью в ревматологический кабинет, торакальному хирургу и участковым терапевтам БУЗОО «ГКБ № 1 им. А. Н. Кабанова» города Омска.

Распространённость и частота жалоб со стороны верхнего отдела желудочно-кишечного тракта (изжога, регургитация, эпигастральная боль и тошнота) и ГЭРБ отображена в таблице 1.

Таблица 1

Частота пищеводных, желудочных симптомов иГЭРБ висследуемых группах

Здоровые (n=27), абс., чел. (%)

Пациенты сГМС (n=15), абс., чел., (%)

Пациенты сСГМС (n=32), aбс., чел. (%)

Сравнения 1 и 3 группы, (критерий χ2), р*

Сравнения 1 и 2 группы, (критерий χ2), р*

Сравнения 2 и 3 группы, (критерий χ2), р*

Изжога

2 (7,4)

4 (26,6)

17 (53,1)

0,012

0,290

0,072

Регургитация

3 (11,1)

3 (20,0)

17 (53,1)

0,012

0,449

0,153

Эпигастральная боль

4 (14,8)

6 (40,0)

13 (40,6)

0,100

0,159

0,978

Тошнота

6 (22,2)

5 (33,3)

10 (31,3)

0,555

0,553

0,918

ГЭРБ

1 (3,7)

2 (13,3)

17 (53,1)

0,002

0,072

0,072

*показатель статистически достоверной разницы между группами р<0,05

При сравнении трёх групп с помощью теста ANOVA не было выявлено статистичексих различий между группами, в связи с чем было произведено попарное сравнение групп пациентов, где было выявлено, что статистически достоверно чаще встречались среди пациентов с СГМС по сравнению со здоровыми пациентами изжога, регургитация и гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) (χ2 = 1,14, р<0,05). Частота эпигастральной боли и тошноты не имела статистических различий между тремя группами пациентов и при попарном сравнении [табл.1].

Таблица 2

Показатель качества жизни, измеренный спомощью опросника SF-36

Здоровые (n=27)

Пациенты сГМС (n= 15)

Пациенты сСГМС (n=32)

Сравнение 2и 3 группы, р*

Сравнение 1 и 3 группы, р*

Me

LQ

UQ

Me

LQ

UQ

Me

LQ

UQ

PF

1100

995

1100

995

995

1100

992,5

885,0

1100,0

00,968

00,794

PR

775

550

1100

775

550

1100

1100

550,0

1100,0

00,336

00,284

BP

884

552

1100

884

772

1100

884,0

880,0

1100,0

11,00

00,601

GH

662,5

555

775

668,5

552

882

557,0

447,0

667,0

11,00

10,00

VT

772

557

885

772

557

885

665,0

445,0

775,0

11,00

10,00

SF

557,5

440

775

662,5

555

775

775,0

550,0

1100,0

00,104

00,654

mH

770,0

556,0

880,0

664,0

552,0

772,0

668,0

444,0

776,0

11,00

00,048

PH

553,4

447,1

557,3

555,7

551,0

660,7

554,5

551,0

559,2

11,00

00,903

МH

446,9

338,5

552,3

448,3

440,3

554,7

447,2

441,0

553,2

110,00

00,892

*показатель статистически достоверной разницы между группами р<0,05

Качество жизни пациентов с СГМС, ГМС и здоровых показано в таблице 2. При сравнении групп показатель качества жизни был статистически достоверно ниже у пациентов с СГМС по сравнению со здоровыми пациентами, только по одной подшкале опросника SF-36 — mH (p<0,05), отражающей психическое здоровье.

При сравнении качества жизни пациентов с СГМС, ассоциированным и неассоциированным с ГЭРБ не было выявлено статистически значимой разницы.

Обсуждение: Показатель качества жизни является одним из многофакторных критериев оценки состояния больных. При ГЭРБ качество жизни ухудшается пропорционально частоте и выраженности изжоги. В связи с чем, целью лечения является скорейшее избавление от симптома. Медико-социальная значимость СГМС обусловлена возникновением вывихов и подвывихов в суставах конечностей и сочленений позвоночника. СГМС снижает качество жизни пациентов, преимущественно за счёт ограничения физической активности, трудоспособности молодых пациентов и болевого синдрома хронического или рецидивирующего характера. Болевая симптоматика является основной причиной обращения за медицинской помощью. В связи, с чем в собственном исследовании в мы оценивали распространённость симптомов поражения верхнего отдела желудочно-кишечного тракта (изжога, регургитация, эпигастральная боль, тошнота) и ГЭРБ у пациентов с ГМС, СГМС, с целью дальнейшего определения влияния этих симптомов на качество жизни пациентов.

По сравнению с подобными исследованиями нами была получена более низкая частота желудочно-кишечных симптомов (изжога, регургитация — 53 %) [8, 9], однако, необходимо отметить, что в исследовании участвовала другая группа пациентов — больные с СГМС и ГМС, более распространённая в амбулаторной практике. При оценке влияние наличия ГЭРБ на качество жизни у пациентов с СГМС было вывялено преимущественно отклонение по шкале психического здоровья, которая определяет наличие депрессивных, тревожных расстройств, психического неблагополучия. Эти расстройства характерны для СГМС и часто не зависят от степени тяжести или наличия ГЭРБ [2]. Поэтому при попарном сравнении групп мы не нашли статистически достоверной разницы показателей качества жизни между пациентами с СГМС, страдающими ГЭРБ и пациентами с СГМС.

Таким образом, полученные результаты исследования свидетельствуют о значительной распространённости симптомом ГЭРБ среди пациентов с СГМС, а также его влияние на качество жизни этой подгруппы пациентов, прежде всего по показателю «психическое здоровье».

Заключение Таким образом, у пациентов, страдающих синдромом гипермобильности суставов, более часто выявлялась изжога, регургитация и ГЭРБ, а также имелись более низкие показатели качества жизни по шкале «психическое здоровье», по сравнению со здоровыми и пациентами с гипермобильностью суставов, что требует разработки и проведения специфических для этой подгруппы больных лечебных мероприятий, связанных прежде всего, с коррекцией болевого синдрома при СГМС.

Литература:

  1. Земцовский Э. В. Наследственные нарушения соединительной ткани в аспекте кардиологию. О понятиях «системное вовлечение соединительной ткани» и вовлечение сердца» в свете пересмотра Гентской нозологии для диагностики синдрома Марфана// Российский кардиологический журнал. — 2013. — № 1. — С. 76с.
  2. Мартынов А. И., Яковлев В. М., Нечаева Г. И., Викторова И. А. Дисплазия соединительной ткани в практике врачей первичного звена здравоохранения. — М.: КСТ Интерфорум, 2016. — 536 с.
  3. Мартынов А. И., Нечаева Г. И., Акатова Е. В. и др. Национальные рекомендации Российского научного медицинского общества терапевтов по диагностике, лечению и реабилитации пациентов с дисплазиями соединительной ткани // Медицинский вестник Северного Кавказа. — 2016. — Т. 11, № 1. — С. 2–76.
  4. Loeys B. L., Dietz H. C., Braverman A. C. et al. The revised Ghent nosology for the Marfan syndrome // J. Med. Genet. — 2010. — Vol. 47. — P. 476–485.
  5. Нечаева Г. И., Викторова И. А. Дисплазия соединительной ткани: терминология, диагностика, тактика ведения пациентов. — Омск: Изд-во ООО Типография БЛАНКОМ, 2007. — 188 с.
  6. Лялюкова Е. А., Орлова Н. И., Аксёнова С. И. Структурно-функциональные особенности сосудов брюшной полости у пациентов с дисплазией соединительной ткани // Вестник рентгенологии и радиологии. — 2012. — № 4. — С. 21–25.
  7. Джулай Г. С., Секарёва Е. В, Джулай Т. Е., Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь и соединительнотканные дисплазии в аспекте преморбидности и коморбидности // Клиническая и экспериментальная гастроэнтерология. — 2014. — № 2. — С. 16–20.
  8. Nelson A. D., Mouchi M. A., Valentin N. et al. Ehlers Danlos syndrome and gastrointestinal manifestations: a 20-year experience at Mayo // Clinic Neurogastrol. Motil. — 2015. — Vol.27.- P.1657–66.
  9. Zeitoun J. D., Lefevre J. H., V. de Parades et al. Functional Digestive Syndrom and Quality of Life in Patients with Ehlers-Danlos Syndromes: Results of a National Cohort Study on 134 Patients // PLOS ONE. — 2013. — Vol. 8, I. 11. — e 80321. www. plosone.org.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle