Библиографическое описание:

Садовникова А. Г. Ономатопея: особенности и актуальность // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 1020-1022.



Речь человека представляет собой сложный процесс, который является как психическим и физическим, так и творческим. И творчество — один из тех факторов, которые отличают человека от животного. Именно тяга людей к созданию и творению чего-то нового является тем двигателем прогресса, благодаря которому появилась речь. Это доказывается тем фактом, что речь, как и сам язык, не может существовать без словообразования, а оно в свою очередь представляет ничто иное как творческий процесс, который своей целью ставит создание новых слов и выражений, способствующих удобному и правильному выражению мыслей говорящего.

Одним из главных способов словообразования является ономатопея или звукоподражание, то есть, произведение новых слов путём фонетического уподобления тому или иному звуковому явлению в живой и неживой природе, а также в деятельности человека. Это такие лексически единицы, как «квакать», «хлопать», «крякать» и т. п. Некоторые исследователи считают, что именно звукоподражания были первыми словами, появившимися в речи человека, и этимология, как наука о происхождении слов, не могла обойти стороной подобное явление. Считается, что ещё в древней Элладе ученые мужи выдвигали гипотезу о том, что подражание звукам животных и окружающего мира являлось один из возможных источников появления речи.

Для образования подобных слов, называемых ономатопами, используются определенные наборы звуков, которые человек может воспроизвести своим речевым аппаратом, и которые приблизительно напоминают воспроизводимый им звук окружающей среды. Великий ученый Михаил Васильевич Ломоносов в своих трудах писал о том, что частое повторение той или иной буквы (писмени) может способствовать «изображению великолепия, великого пространства, глубины и вышины, также и внезапного страха…». [1]. Михаил Васильевич представил некую классификацию гласных и согласных букв, которые своим звучанием отражают то или иное настроение или явление. К примеру, такие согласные, как твердые «с, ф, х, ц, ш» и «р» помогают лучше представить «вещи и действия сильные, великие, громкие, страшные и великолепные». Это могут быть такие звуки, как раскат грома, рычание тигра, шипение змеи. Мягкие «ж, з» и плавкие «в, л, м, н» служат для обозначения мягких и нежных вещей за счет своей соответствующей звуковой оболочки, и с помощью этих звуков можно изобразить мяуканье кошки, блеяние козы.

Лексические единицы, образованные другими способами словообразования, не всегда являются мотивированными, что означает, что они не подразумевают каких-либо прямых отсылок к явлению или предмету, который они называют, отсутствует связь между значением и формой. Например, слово «ветер», обозначающее природное явление, своей звукобуквенной оболочкой никак не связан с процессом движения воздуха или дуновением ветра. С ономотопами всё по-другому: они мотивированны теми или иными фонетическими и фонологическими свойствами явления или предмета, который они называют. Стоит отметить, что каждая звукоподражательная лексическая единица является лишь максимально приближенной к звуку окружающей среды, но во многих таких словах легко узнается его этимология.

Явление ономатопеи имеет большое значение для искусства и продолжает быть той базой, на основе которой многие литературные деятели создают совершенно новые слова, и при этом они вполне понятны для читателей. Например:

Тинтидликал

мандолиной,

дундудел виолончелью.

(В. Маяковский)

В стихотворении Маяковского лексические единицы «тинтидликал» и «дундудел» являются плодами творчества самого поэта, неизвестными лексическими единицами, которые не зафиксированы в словарях русского языка. Но данный факт вовсе не мешает читателю хотя бы отдаленно догадаться об их значении: первый глагол своей буквенной оболочкой напоминает звонкие отрывистые звуки, похожие на игру колокольчиков или струнных инструментов, второй ассоциируется с ровным и долгим гулом. Всё это в очередной раз доказывает, что словообразование неразрывно связано с творчеством, искусством и, несомненно, с литературой.

Несмотря на то, что во всех точках мира, в любом уголке планеты все звуки, например, хруст сломанной ветки, звук разбивающего стекла, всплеск воды являются идентичными, в разных языках мира даже звукоподражательные лексические единицы в той или иной мере отличаются по способу их подражания и преобразования в отдельное слово. И степень различия варьируется: некоторые из звукоподражаний почти не отличаются в разных языках, другие же имеют совсем непохожий звукобуквенный состав. В данной таблице представлены различия ономатопов в русском, английском и французском языках.

Таблица 1

Русский язык

Английский язык

Французский язык

Плюх

Splash

Éclabousser

Мур

Purr

Ron-ron

Моросить

Drizzle

Bruine

Хихикать

Giggle

pouffer de rire

Гул

Buzz

Bourdonnement

Представленная таблица наглядно иллюстрирует отличия в преобразовании окружающих человека звуков в звукоподражательные лексические единицы на примере трёх языков. Существует множество различных версий, с помощью которых ученые лингвисты пытаются объяснить подобное явление. Одной из причин является различный фонетический строй языков, их особые пути исторического развития, ведь именно особенности произношения непосредственно влияют и на само восприятие человеком окружающих звуков. Так же, ещё одной причиной является культурная составляющая, которая включает в себя всевозможные реалии, традиции, поведенческие клише, которые определяют национальный характер народа-носителя языка, его менталитет. Кроме того, некоторые ученые считают, что на различия в подражании окружающим звукам в речи так же влияет географическое положение, особенности жизни людей в той или иной стране.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что совершенно одинаковые звуки, которые сопровождают человека в его повседневной жизни, могут быть по-разному представлены в том или ином языке, в связи с особенностями его фонетического строя и этимологии этого языка и в связи с различиями в культуре и истории страны-носителя языка.

Но могут ли выявленные отличия воспрепятствовать свободному пониманию подобных лексических единиц? Ведь если звуки, которым мы подражаем в своей речи, одинаковы для всех людей, вне зависимости от места жительства и языка, на котором они говорят, то фонетический состав данных слов, использование тех или иных звуков и букв вполне может способствовать пониманию их смысла, даже если человек не знает иностранный язык или знаком с ним лишь поверхностно.

Поставив перед собой этот вопрос, мы провели эксперимент, который, по нашему мнению, мог бы помочь нам найти нужный ответ.

Нами были опрошены несколько людей разного возраста и пола, которые плохо знакомы с английским языком, либо практически не знают его. Каждому из опрошенных представлялось прослушать ряд фонетически мотивированных единиц, обозначающих тот или иной звук живой или нежимой природы, к примеру bang, clap, flop, thump, zip. Задачей участников эксперимента было попытаться понять значение незнакомого им иностранного слова и перевести на родной язык лишь с помощью ассоциаций звуков и букв лексических единиц со звуками, издаваемыми животными, человеком или предметами окружающей среды.

В ходе обработки результатов было выявлено, что большинство из представленных участникам опроса слов были угаданы ими почти безошибочно, либо были указаны значения слов, которые оказывались довольно близкими к истине. Основные отличия в версиях опрошенных были связаны с тремя главными особенностями. Во-первых, это возрастные отличия, так как более юные участники эксперимента больше были вовлечены в процесс и воспринимали его не как тест, а как интересную игру, давая волю воображению, в то время как более взрослые испытуемые боялись ответить неправильно и при этом выдвигали меньше предположений о значении слов. Второй фактор отличий в версиях — гендерный признак. Испытуемые мужского пола чаще ассоциировали услышанные ими иностранные слова с техникой, объектами деятельности человека, женский пол — наоборот, был ближе к природе, к живым и естественным звукам. И третий, не менее важный фактор — индивидуальные различия человеческих индивидов. Каждый человек по-своему особенный, а значит, у каждого из нас по-своему работает слуховой аппарат, в разной степени развито воображение и у каждого отличное от других отношение к поставленным задачам. Но даже все эти различия не помешали участникам опроса сойтись во мнении относительно большинства ономатопов.

Погрешность эксперимента состоит в том, что ономатопы были произнесены для участников по несколько раз, и им было дано время немного подумать над значением иностранного слова, прежде чем дать окончательный ответ. Стоит отметить, что, скорее всего, выделить ономатоп в потоке разговорной речи и понять его будет намного сложнее. Однако, согласно проведенному нами исследованию, можно сделать вывод, что восприятие людьми звукоподражаний как иностранных слов представляет свои сложности и особенности, тем не менее, эти сложности не являются серьёзным препятствием для верной трактовки подобных иностранных фонетически мотивированных лексических единиц. Мы предположили, что это объясняется тем, что звуки, которым подражают ономатопы, являются вполне естественными для людей, и не имеет значения ни их возраст, ни половая принадлежность, ни национальность, ни географическое положение. Любой звук окружающей среды одинаково звучит во всех странах мира, и различия появляются только в тот момент, когда перед людьми ставится задача по-своему интерпретировать этот звук и представить его в виде отдельной лексической единицы. И в этом случае вышеперечисленные различия между разными людьми и народами будут играть важную роль в воспроизведении звуков и преобразовании их в слова, ведь каждый язык имеет свою особую фонетическую, лексическую и грамматическую структуру. Также, при переносе естественных звуков в буквенную оболочку речи играют роль и возраст, и гендерные отличия, и индивидуальные особенности людей, что тоже было подтверждено в ходе нашего исследования.

Таким образом, если понимание иностранных фонетически мотивированных лексических единиц вполне возможно в рамках обособленного слова, то звукоподражание имеет большое значение для психологии и педагогики. Мы учим наших детей родному языку, сопровождая различные новые для них слова теми или иными движениями и звуками, чтобы лексическая единица лучше усвоилась и отложилась в памяти. Такая игра, например, с хлопаньем в ладоши, топаньем ногами, нравится детям, потому что на определенном этапе развития подобная игровая деятельность является для них превалирующей. Они не только выполняют различные жесты и издают звуки, но и запоминают само слово, которое лучше откладывается в голове благодаря игровой форме обучения. Ту же самую тактику можно свободно применять в обучении иностранным языкам, и не просто давать учащимся заучивать лексические единицы путем многократного повторения, но ещё и наглядно демонстрировать им свойства того или иного предмета и звуков, из которых состоит слово, называющее данный предмет. Следует обращать внимание учащихся на фонетический состав лексической единицы, сначала имитировать вместе с ними звук, который издает человек, животное или предмет, а затем показывать им связь звука с самим словом. Например, имитации шипения змеи в английском слове ‘hiss’, а также в названии самой рептилии — ‘snake’, можно добиться с помощью звука [s], который в дальнейшем будет ассоциироваться у учеников именно с этими словами и облегчит им задачу в запоминании новых для них лексических единиц.

Подводя итог, следует отметить большое значение ономатопеи для таких наук, как лексикология, этимология, семиотика, языкознание, а также для психологии и педагогики. Фонетически мотивированные лексические единицы — это совершенно особый по свойствам, происхождению и употреблению разряд слов, так как они обладают рядом особенностей, не свойственных другим частям речи. Ономатопы могут произвольно появляться в словаре языка, не вызывая при этом трудностей восприятия, так как их фонетическая оболочка напрямую связана со звуковым обликом названного ими предмета или явления. Более того, многие явления окружающей действительности называют именно ономатопы, без фонетически мотивированных лексических единиц речь людей была бы не такой яркой и насыщенной. Звукоподражание играет большую роль в развитии детей в младенчестве и раннем детстве, а также в обучении иностранному языку.

Мы намерены продолжить свои исследования в области ономатопеи, так как она занимает важное место в лингвистике и преподавании иностранных языков. Данное явление актуально и в современное время, представляя большой интерес для широкого круга читателей.

Литература:

  1. Воронин С. В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. — 199 с.
  2. Голуб И. Б. Розенталь Д. Э. Книга о хорошей речи. — М.: ЮНИТИ, 1997. — 79 с.
  3. Леонтьева А. В. Активация семантической ёмкости и ассоциативной базы слова // Новое в переводоведении и лингвистике Материалы международной научно-практической конференции. — Орехово-Зуево: МГОГИ, 2012. С. 131–135.
  4. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений, Том седьмой. Труды по филологии (1739–1758 гг.). — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1952. — 997 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle