Библиографическое описание:

Мамуров Ш. Б. Научно-правовые проблемы определения пределов осуществления гражданских прав по законодательству Республики Узбекистан // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 614-618.



В статье проводится научно-теоретический и гражданско-правовой анализ понятия, особенности и классификация пределов осуществления субъективных гражданских прав в гражданском праве и законодательстве Республики Узбекистан. В статье сформулированы ряд предложения и рекомендации по дальнейшему совершенствованию правовых основ пределов осуществления гражданских прав.

Ключевые слова: осуществление гражданских прав, субъективное право, пределы, гражданское законодательства, юридическое средство, самостоятельность, управомоченное лицо, юридические значимые действия

In this article scientific-theoretical and legal analysis of concept, features and classification of limits of realization of civil rights in civil law and legislation of the Republic Uzbekistan is carried out. In the article suggests and recommendations on further enhancement of legal bases of limits of realisation of civil laws are formulated.

Keywords: realization of civil rights, subjective right, limits, civil legislation, legal means, independence, authorised person, legal significant actions

Обеспечение осуществления гражданских прав является важнейшим критерием и неотъемлемым атрибутом демократическо-правового государства и необходимым условием социально-экономического развития страны. Осуществления прав, в т. ч. гражданских прав гарантируется Конституций Республики Узбекистан. В этих целях государство обеспечивает права и свободы граждан, закрепленные Конституцией и законами, а также каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и право обжалования в суд.

Вместе с тем всякое право, в том числе субъективное гражданское право должно осуществляется в определенных законами рамках и пределах. Так использование гражданских прав не должно причинять ущерб экологической среде, нарушать права и охраняемые законом интересы граждан, юридических лиц и государства, ущемлять права, свободы, честь и достоинство других людей, нарушить целостность исторического, духовного и культурного наследие народа Узбекистана и т. п.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что определения пределов осуществления гражданских прав является одним из ключевых вопросов гражданского права, который нуждается в научном осмыслении и совершенствования. В этой связи в научной литературы отмечается необходимость создания четкой системы пределов осуществления гражданских прав, которая с учетом диспозитивной направленности регулирования гражданско-правовых отношений сформирует основные и необходимые ориентиры правомерного осуществления субъективных гражданских прав [1].

В научной литературе осуществление субъективных гражданских прав определяется как совершения на законных основаниях действий направленные на удовлетворение своих интересов в рамках предоставленных ему объективным правом правомочий [2]; как реализация управомоченным лицом возможностей (правомочий), заключенных в содержании данного права [3]; как правомерное поведение субъекта (действие или бездействие); соблюдение субъектом правовых норм, установленных объективным правом [4]; как процесс реализации тех возможностей, которые предоставляются законом или договором обладателю субъективного права [5]. По нашему мнению более подходящей позицией является определение осуществление субъективных гражданских прав как реализация управомоченным лицом возможностей, заключенных в содержании данного права, а также требовать определённого поведения от других лиц для соблюдения и реализации своих субъективных гражданских прав.

Как правило, субъективное право вытекает из закона, договора, обычаи делового оборота, правил деловой этики, местных обычай и традиций, моральных принципов и нравственных норм, а также получает своего содержание из основных начал гражданского законодательства, в т. ч. принципов добросовестности, разумности и справедливости.

Пределы осуществления субъективного гражданского права получает своё содержание из закона. К примеру, временными пределами являются сроки давности, истечение которого согласно ст.153 ГК является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Из смысла гражданского законодательства вытекает также принцип, что субъективные права нельзя осуществлять в противоречии с принципом добросовестности, т. е. ими нельзя злоупотреблять [6]. Отсюда возникают два важных вопроса: 1) когда осуществление права может противоречить принципу добросовестности и 2) если осуществление субъективного права находится в противоречии с принципом добросовестности, то осуществление субъективного права, какого именно содержания возможно, и как это новое содержание субъективного права определено [7].

Но, самостоятельность субъектов гражданского права в осуществлении принадлежащих им правомочий и диспозитивность норм гражданского законодательства не означают, что обладатель права никак и ничем не ограничен в его осуществлении. Такое решение ослабляло бы регулирующую роль права и надежность имущественного оборота [8]. Поэтому, закрепляя принцип свободной, по своему усмотрению реализации принадлежащих гражданам и юридическим лицам субъективных прав, действующее законодательство одновременно предъявляет определенные требования, которые должны соблюдаться при их осуществлении.

Содержание этих требований является различным, так как зависит от характера и назначения конкретных субъективных прав [9]. Прежде всего, все гражданские права, имеют определенные рамки, обусловленные предметом и назначением конкретного права, за пределы которых обладатель права выходить не должен. В большинстве случаев такие рамки должны устанавливаться посредством толкования норм законодательства. Рамки осуществления конкретного права могут прямо определяться законом. Например, согласно ст. 881 ГК Республики Узбекистан хранитель без согласия поклажедателя не вправе пользоваться переданной ему на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования ею третьим лицам, за исключением случая, когда пользование хранимой вещью необходимо для обеспечения ее сохранности. Подобные пределы, касающиеся осуществления конкретных прав, в литературе именуются «специальными» [4]. Вместе с тем в нормах принципах законодательства содержится ряд требований, в частности, принцип приоритета общественных интересов, который рассматриваться в качестве «общих» пределов осуществления прав [11].

Необходимо отметить, что пределы осуществления гражданских прав стали предметом многих дискуссий. Так, по мнению Е. А. Суханова «пределы осуществления субъективных гражданских прав — это очерченные законом границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данных прав» [3]. Аналогично решает этот вопрос и В. П. Грибанова, по мнению которого, вопрос о пределах осуществления гражданских прав — это проблема борьбы со злоупотреблением гражданскими правами [12]. По мнению А. А. Малиновского «пределы субъективного права» означают правовых предписаний, устанавливающих границы поведения управомоченного субъекта и характеризует главным образом субъективные аспекты правореализации [2]. Т. К.Кодирзода пределами осуществления субъективных гражданских прав считает «отраслевая разновидность общеправовых сдерживающих стимулов поведенческой активности, призванных оказать внешнее упорядочивающее воздействие на мотивацию, способы, средства и характер использования заложенных в содержании субъективного гражданского права возможностей» [13].

В то же время Н. А. Дурново, отходя от таких позиций, указал на следующие критерии пределов осуществления субъективного права: 1) нормы морали; 2) разумность и добросовестность; 3) назначение осуществляемого права; 4) интерес управомоченного лица и интересы других лиц [14].

В целом пределы осуществления гражданских прав закреплены в ст. 9 ГК Республики Узбекистан, которые запрещает злоупотребления правом и требует осуществления прав добросовестно, разумно и справедливо. Однако в Гражданском кодексе (ст. 9) общие пределы осуществления гражданских прав не обозначены четко, ясно и лаконично, из-за чего есть возникает необходимость ссылки к другим нормам гражданского законодательства, в т. ч. его основным началам и смыслу. Исходя из этого, в настоящее время в научной литературе представлены самые разные подходы к классификации пределов осуществления субъективных гражданских прав.

С учетом предложенных в доктринальных источниках классификаций, целесообразным представляется выделить таких видов пределов осуществления субъективных гражданских прав как временных пределов, пределов целевого назначения, правоспособности, осуществления права собственности и иных прав, осуществления определенных действий и др.

Так временные пределы осуществления гражданских правпредусматривает реализация управомоченным лицом субъективных гражданских прав в определенный отрезок времени. Временные пределы закрепляется в ст.ст. 283, 389, 420, 421, 430, 805, 892 и других нормах Гражданского кодекса Республики Узбекистан. В частности, согласно ч.1 ст. 242 ГК Республики Узбекистан, если срок исполнения обязательства не установлен либо определен моментом востребования, то кредитор вправе требовать исполнения, а должник вправе произвести исполнение в любое время. Должник обязан произвести исполнение такого обязательства в семидневный срок со дня предъявления требования кредитором, если обязанность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства.

Особую группу пределовпредставляют собой пределы целевого назначения осуществления гражданских прав, которые ограничивают осуществления гражданских прав кругом его назначения, т. е. гражданские права должны осуществляться в соответствие с той целью, которое прямо определено законодательством либо договором. К примеру, ст.9 ГК Республики Узбекистан не допускает действия граждан и юридических лиц, направленные на осуществление права в противоречии с его назначением. Кроме того, согласно Закону Республики Узбекистан от 06.01.2012 г. № ЗРУ-319 «О конкуренции» запрещается действия хозяйствующих субъектов, физических лиц, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции, т. е. не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Более того согласно ст. 607 ГК Республики Узбекистан по договору наем жилого помещения наниматель обязывается использовать жилое помещение только по назначению. Поэтому, если жилое помещение используется для других целей, например, для организации промышленного производства, это будет означать, что право осуществляется в противоречии с его конкретным назначением. Гражданские права, осуществляемые в противоречии с их целевым назначением, не пользуются правовой охраной.

Аналогичные требования к осуществлению гражданских прав в соответствии с их назначением предусматривается в ст.ст. 511 («Пожертвования»), 541 («Предоставление имущества нанимателю»), 569 («Договоры с третьими лицами об использовании транспортного средства»), 575 («Права на земельный участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения») ГК Республики Узбекистан

Важное значения приобретает и пределы правоспособности, которые предполагают наличие соответствующего правоспособности у управомоченного лицо для осуществления субъективных гражданских прав, без которого он с юридической точки зрения не может осуществлять указанных прав. Примером данного вида пределов осуществления гражданских прав может служить ст. 125 ГК Республики Узбекистан, устанавливающий недействительность сделок, выходящей за пределы правоспособности юридического лица. Согласно ему сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с уставными целями либо не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску его учредителя (участника) или уполномоченного государственного органа.

Отдельного внимания заслуживает пределы осуществления права собственности ииных вещных прав. Так согласно ст.54 Конституции использование имущества не должно причинять ущерб экологической среде, нарушать права и охраняемые законом интересы граждан, юридических лиц и государства. Наличие данного требования обусловлено, тем, что права разных субъектов взаимосвязаны и осуществление одним субъектом своих прав не должен нарушать охраняемый законом прав других лиц. К примеру, пределы осуществления права собственности и вещных прав закреплены в ст.ст. 176, 178, 189 ГК и др. Согласно ст. 189 ГК Республики Узбекистан законодательством могут быть определены порядок и условия обращения в собственность граждан путем сбора или иным дозволенным путем дикорастущих плодов, орехов, грибов, ягод и других общедоступных объектов растительного, животного мира и неживой природы.

В доктринальных и легальных источниках также указывается на пределы осуществления определенных действий. Так в Гражданском кодексе Республики Узбекистан указывается на самозащиту гражданских прав и устанавливается, что способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 13). Кроме того согласно ст. 987 ГК не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы.

Анализ норм гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что пределы осуществления гражданских прав не только устанавливают границы их осуществления, но и определяют содержание гражданских прав; указывают на способы осуществления гражданских прав, использование которых недопустимо; стимулируют правомерное поведение управомоченного лица, предотвращают совершение правонарушений [9].

Наряду с изложенными требованиями пределы осуществления гражданских прав определяются и некоторыми другими моментами. Так, при осуществлении целого ряда гражданских прав субъекты должны действовать разумно, добросовестно и справедливо (ст. 45, 360, 383, 456, 584, 1022 ГК Республики Узбекистан), соблюдать иные принятые в обществе нормы (ст. 195, 1022 ГК Республики Узбекистан). Безусловно, нарушение моральных норм не влечет для участников гражданских правоотношений неблагоприятных юридических последствий, так как иное толкование закона игнорировало бы различия, существующие между нормами права и морали. Смысл требований действовать разумно, добросовестно, справедливо, гуманно заключается в том, чтобы ориентировать субъектов, а также правоприменительные органы на обязательный учет в своей деятельности правил морали. В итоге, на формирование пределов осуществления гражданских прав оказывают влияние нормы нравственности, требования разумности и добросовестности поведения, цели (назначения) права [3].

В итоге можно сделать вывод о необходимости усилении правовых основ пределов осуществления субъективных гражданских прав. Так, в целях полноценного обеспечения соответствия название и содержание ст. 9 ГК Республики Узбекистан, а также оптимизации пределов осуществления субъективных гражданских прав предлагается следующие:

Первоев ст.1 ГК Республики Узбекистан предлагается добавить норму, о том, что гражданские права должны осуществляться в соответствии с их назначением, а также назначение субъективных гражданских прав определяется актами законодательства, либо устанавливается участниками гражданских правоотношений в договоре, либо вытекает из существа данного права.

Второеввести в ГК Республики Узбекистан ст.91 — «Пределы осуществления гражданских прав», в котором предлагается установить, что пределы осуществления гражданских прав могут устанавливаться актами законодательства в интересах общественной безопасности, охраны окружающей среды, историко-культурных ценностей, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Также в этой же норме следует закрепить, что участники гражданских правоотношений свободны в установлении не противоречащих законодательству пределов осуществления гражданских прав на основе договора.

Литература:

  1. Манкевич И.П., Манкевич В.В. К вопросу о пределах осуществления гражданских прав // Правовое регулирование осуществления и защиты прав физических и юридических лиц: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию профессора В.Ф. Чигира (Минск, 4-5 ноября 2014 г.). – Минск: «Право и экономика», 2014. – С.169-171.
  2. Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом (теоретико-правовое исследование). – М.: Юрлитинформ, 2007. – С.86.
  3. Гражданское право: В4 т. Т. 1: Общая часть: учеб. для студентов вузов, 2 ч. 1 Под общ. ред. проф. Е.А.Суханова. – М.: Волтерс Клувер, 2008. – С.520.
  4. Гражданское право: Учебник. В2 ч. 1 Под общ. ред. проф. В.Ф. Чигира. – Мн.: Амалфея, 2000. – С.533.
  5. Гражданское право РФ (Общая часть): Учебное пособие. Диаконов В.В. // Allpravo.Ru - 2003.
  6. Бармина О.Н. Злоупотребление правом как общеправовая категория: теоретико-правовой анализ: Дисс. …канд. юрид. наук. – Киров, 2014. – С.22.
  7. Варул П.А. Принцип добросовестности при осуществлении субъективных гражданских прав // Правовое регулирование осуществления и защиты прав физических и юридических лиц: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию профессора В.Ф. Чигира (Минск, 4-5 ноября 2014 г.). – Минск: «Право и экономика», 2014. – С.82.
  8. Гражданское право: Учебник. Т.1 / Под ред. д–ра юрид. наук, проф. О.Н.Садикова. – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА–М, 2006. – С.48.
  9. Гражданское право: учеб.: в3 т. Т.1 / Е.Н.Абрамова, Н.Н.Аверченко, Ю.В.Байгушева [и др.]; под ред А.П.Сергеева. – М.: РГ–Пресс, 2010. – С.521.
  10. Гражданское право: Учебник. В2 ч. 1 Под общ. ред. проф. В.Ф. Чигира. – Мн.: Амалфея, 2000. – С.539.
  11. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. – М.: М3–Пресс, 2000. – С.35.
  12. Грибанов, В. П. Осуществление и защита гражданских прав// В.П. Грибанов – изд. 2–е, стереотип. – М.: "Статут", 2001. – С.15.
  13. Кодирзода Т.К. Проблемы злоупотребления субъективными гражданскими правами: Дисс. … канд. юрид. наук. – Душанбе, 2016. – С.42.
  14. Дурново Н.А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения (теоретико-правовой анализ): Дисс. ... канд. юрид. наук. – Н.Новгород, 2006. – С. 20-21.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle