Библиографическое описание:

Билан О. Ю. Становление субъектом собственной жизни как ценность в современном образовании // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 857-859.



Transformation of the modern educational system based on individualization of education, reinforces the value of students’ own responsibility and generates the need for new professional roles such as tutors who facilitate their advances in personal growth. Implementation of the new model faces several problems including lack of relevant tools and professional tutors. A possible practical solution is to recruit tutors among the students themselves.

Keywords: individualization of education, tutoring, personal growth

Традиционная модель образования рассматривает процесс обучения как линейный процесс, предполагающий контролируемое усвоение стандартизированных знаний, умений и навыков в соответствии со стандартизированными процедурами. Такая модель была эффективной в индустриальном обществе, однако развитие нового, информационного общества с его крайне диверсифицированной экономикой и быстро меняющимися наборами компетенций, необходимых для успешной социализации и трудовой деятельности, требует большей адаптивности и гибкости в получении знаний, обучения в течение всей жизни, а также формирует запрос на более индивидуализированный подход к получению образования.

Индивидуализация образования признается одной из важнейших тенденций в развитии образования во всем мире [1; 2], отражая социокультурные, политические и экономические изменения в обществе. Потребность в индивидуализации кардинально трансформирует всю образовательную систему, меняя подход к формированию учебных программ и планов, менеджменту образовательных организаций, личным стратегиям обучающихся, форме и содержанию взаимоотношений субъектов образовательного процесса.

В современной российской системе образования, в условиях действия нового Федерального закона об образовании, возросшие потребности в индивидуализации признаются и находят свое отражение в федеральных образовательных стандартах нового поколения, модульной системе организации учебного процесса, понятии индивидуальной образовательной траектории.

Традиционная система образования не способна отразить все многообразие жизненных ситуаций, в которых оказываются обучающиеся, и гарантировать соответствие полученных знаний и навыков будущим потребностям личности. Это с неизбежностью повышает ответственность самого обучающегося в формировании своей образовательной стратегии, а также создает потребности в новых профессиональных ролях, в частности, роли тьютора, ответственного за помощь в формулировании образовательного заказа, формировании индивидуальной образовательной траектории, подборе доступных внутренних и внешних образовательных ресурсов, сопровождении обучающегося в пространстве образовательного учреждения.

Специалистами МГППУ была разработана профессиональная модель тьютора, включающая характеристику новой профессии, ее принципы и ценности, организационно-методическое обеспечение деятельности тьютора, описание действующей нормативно-правовой базы, а также обзор отечественного и зарубежного опыта [3].

Очевидно, что такая профессиональная позиция тьютора делает эту роль чрезвычайно важным и ответственным звеном в формировании не только образовательных компетенций, но и личности обучающегося, поскольку предполагает совместную рефлексию над образовательным процессом, позволяющую прояснить образовательную и личностную мотивацию обучающегося, соотнести доступные образовательные ресурсы с его реальной жизнью и потребностями. Задачи тьютора заключаются в том, чтобы создавать оптимальные условия для саморазвития обучающегося, стимулировать интуицию, логику, креативность, формировать самостоятельность и эмоциональную гибкость.

Введение в штат образовательных учреждений позиций тьютора будет способствовать удовлетворению запроса на индивидуализацию образования, а также максимально полному раскрытию личностного потенциала обучающегося, его становлению в качестве субъекта собственной жизни.

Вместе с тем, реализация потенциала тьюторинга как нового образовательного института в России сопряжена как минимум с двумя масштабными проблемами.

Во-первых, в настоящее время отсутствует однозначное понимание того, какой инструментарий должен быть задействован для реализации главных профессиональных задач тьютора. Технологии открытого образования существенно расширяют спектр инструментов, доступных для инклюзивного образования и организации взаимодействия между субъектами образовательных отношений. Широко обсуждаются современные технологии автоматизированного, интеллектуального обучения [4]. Однако основной их задачей является сугубо образовательная, то есть, передача знаний. Кроме того, использование подобных технологий направлено, прежде всего, на достаточно взрослую аудиторию. Вместе с тем, потребности личностного развития и формирования субъектности обучающегося в рамках образовательных институтов актуально, прежде всего, для детской и подростковой аудитории, и требуют активного личностного вовлечения, которое вряд ли возможно в рамках автоматизированного обучения.

Современные технологии могут и должны использоваться при организации тьюторинга, однако формирования субъектности невозможно без участия обучающегося и тьютора как субъектов, живых, заинтересованных, мотивированных.

Субъектность формируется не через заучивание стандартизированных знаний, а через поиск важных, интересных, личностно значимых вопросов, решение которых требует накопления и переработки различных знаний и навыков, а также через самостоятельный поиск ответов и презентацию полученных результатов. Роль тьютора в данном процессе, прежде всего, посредническая: способствовать критическому, рефлексивному осмыслению самой проблемы, полученных результатов и механизмов их достижения. А. М. Калимуллин и В. Ф. Габдельхаков указывают, что в российской практике тьюторинга акцент смещен на образовательную деятельность, тогда как поддержка креативной активности минимальна [2]. Хотя в данной статье речь идет о высшем образовании, она отражает общую проблему, вызванную, на наш взгляд, чрезмерной стандартизацией и регламентацией на всех уровнях образования в России, заставляющей образовательные учреждения концентрироваться именно на образовательных аспектах.

Вторая проблема, также отчасти объясняющая пока небольшую роль тьюторов в индивидуализации образования в России, является недостаточная ресурсная обеспеченность. В том числе это касается нехватки профессиональных тьюторов, способных не просто давать разовые рекомендации по выбору предметов для изучения, но полноценно и интерактивно участвовать в проектировании индивидуальной образовательной траектории ребенка или подростка. Учитывая, что образовательная система отличается высокой инерцией и консервативностью, и учетом нехватки финансирования, вряд ли можно ожидать, что в российских школах и колледжах оперативно появится необходимое количество профессиональных тьюторов.

В этой связи, представляется актуальным поиск альтернативных способов массового способа решения тех задач, которые находятся в сфере ответственности тьютора. Одним из перспективных вариантов являются технологии, использующие в качестве тьюторов детей или подростков, то есть, модели, при которой обучающиеся, обладающие определенными знаниями и умениями, сами выступают в качестве обучающих. Такая модель показала свой высокий потенциал в зарубежных образовательных учреждениях [5]. Конечно, она не способна полностью заменить профессиональных тьюторов, которые могут посмотреть на образовательную траекторию «с высоты птичьего полета», однако она вполне дополнить ее и упростить деятельность профессионалов.

Обучающиеся-тьюторы способны обеспечить вовлеченность других обучающихся в совместные проекты и образовательную деятельность, обладают высокой мотивацией и способны мотивировать своим примером других, обеспечивают «взгляд со стороны», который одновременно является взглядом равного, что может позитивно сказаться на развитии критического мышления и самостоятельности обеих сторон. Тем самым отчасти решается и первая из названных проблем, формируя образовательные технологии, работающие не по вертикальному, иерархическому, а по горизонтальному принципу, который обеспечивает большую эффективность.

Таким образом, индивидуализированное обучение как способ реализации ценности субъектности обучающегося должно учитывать не только общие потребности личности и общества, но и реальные ограничения, накладываемые современным состоянием системы образования. Использование потенциала горизонтальных связей в организации тьюторинга позволяет решить ряд проблем, стоящих перед российской системой образования.

Литература:

  1. Yin C. C. New Paradigm for Re-engineering Education: Globalization, Localization and Individualization. — Dordrecht: Springer, 2005.
  2. Kalimullin A. M. and Gabdilkhakov V. F. Tutoring of pedagogical activity and new ideology of teacher training in the higher education institution // Life Science Journal. — 2014. — Vol.11. — P.183–187.
  3. Самсонова Е. В., Кузьмина Е. В., Карпенкова И. В. Профессия тьютор: Информационно-методический бюллетень. — М.: МГППУ, 2013.
  4. Burns H., Parlett J. W. and Redfield C. L. (Eds.) Intelligent Tutoring Systems: Evolutions in Design. — New York; London: Psychology Press, 2014.
  5. Goodlad S. (Ed.) Mentoring and Tutoring by Students. — London: Kogan Page, 1998.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle