Библиографическое описание:

Ербахаева З. В. Некоторые вопросы совершенствования объективных признаков преступления, предусмотренного ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 505-508.



В статье предпринята попытка исследовать объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, а также раскрывается содержание понятия «дорожно-транспортное происшествие» и перечислены основные причины ДТП.

Ключевые слова: дорожное движение, источник повышенной опасности, безопасное функционирование транспорта, нарушение правил дорожного движения, эксплуатация транспортного средства

The article attempts to explore the objective elements of a crime under Art. 264 of the Criminal Code, and also discloses the concept of «traffic accident» and lists the main causes of accidents.

Keywords: traffic, the source of increased danger, safe operation of the vehicle, traffic violations, operation of the vehicle

Дорожно-транспортным преступление — это, как правило, совершенное виновно дорожно-транспортное происшествие, результатом которого явились последствия, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом.

Безопасность дорожного движения обеспечивается соблюдением правил дорожного движения (далее — ПДД), а также возможностью привлечения к административной и уголовной ответственности виновных в случае нарушения ПДД. Действующее законодательство РФ предусматривает ряд норм, применяемых к лицам, нарушившим ПДД или правила эксплуатации транспортных средств. Необходима правильная квалификация нарушений ПДД и правил эксплуатации транспортных средств в зависимости от предмета и обстоятельств совершенного правонарушения. Статья 264 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за нарушение указанных правил лицом, управляющим транспортным средством. [10, c.4]

Причинами дорожно-транспортных происшествий являются: нарушения Правил дорожного движения (ПДД) со стороны водителей — 68,3 %, нарушение ПДД со стороны пешеходов — 20 %, неудовлетворительное состояние улиц и дорог — 10,6 %, технические неисправности транспортных средств — 1,1 %.

Смертность в результате аварий на транспорте одна из самых высоких среди причин гибели людей. Российская Федерация занимает первое место в мире по количеству дорожно-транспортных преступлений со смертельным исходом. Всего за последние 10 лет в результате дорожно-транспортных происшествий погибли 317,2 тыс. человек, в том числе количество погибших людей в результате дорожно-транспортных происшествий из-за нарушения ПДД водителями транспортных средств составляет 265,2 тыс. человек. В 2015 году зарегистрировано 184000 дорожно-транспортных происшествия, из них 12607 дорожно-транспортных происшествий — по вине нетрезвых водителей, в которых погибли 3240 человек и 23245 человек получили различной степени тяжести вред здоровью. [14]

Таким образом, от дисциплинированности участников дорожного движения, профессиональной подготовки водителей решающим образом зависит уровень безопасности дорожного движения.

Статья 264 УК РФ встречается в судебно-следственной практике значительно чаще, чем все остальные нормы о транспортных преступлениях, так как запрещаемые ею деяния обладают сравнительно высокой степенью общественной опасности и широкой распространенностью.

Практически все ученые отмечают особенности непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Так, одни авторы под объектом понимают нормальную и правильную работу транспорта или нормальное функционирование транспорта [8, c. 155–157], а другие авторы считают, что объектом указанного преступления является безопасность движения, а также жизнь, здоровье граждан, их собственность. [4, c. 181–184.] Согласно позиции В. И. Жулева, объектом ст. 264 УК РФ являются общественные отношения, призванные обеспечить безопасность дорожного движения, т. е. жизнь и здоровье людей. [9, С. 21–23]. По мнению С. А. Домахина, объектом следует считать безопасную работу транспорта в сфере его движения. [5, c. 51]

По моему мнению, основным непосредственным объектом в составе преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасное дорожное движение и эксплуатацию транспортных средств. А дополнительными объектами выступают жизнь и здоровье человека.

Высказывается мнение, что дорожное движение есть совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств в пределах дорог. Из этого определения можно сделать ошибочный вывод, что местом совершения преступлений рассматриваемого вида могут быть только дороги. Однако Федеральный закон “О безопасности дорожного движения” от 10 декабря 1995 г. № 169-ФЗ с изменениями и дополнениями [15] и Правила дорожного движения РФ, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г., с изменениями и дополне-ниями8 действуют повсеместно, и водители обязаны соблюдать их как на шоссе, так и на улице, во дворе, на железнодорожном переезде, на полевых дорогах, при движении по территории предприятия, в лесу и др. Местом совершения автотранспортного преступления могут быть замерзшие акватории морских заливов, реки, озера и т. п.

В диспозиции ст. 264 УК РФ ничего не говорится о месте совершения преступления. В ней указывается на необходимость соблюдения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств лицом, которое управляет автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством. Другими словами, место совершения данного преступления не является конструктивным признаком состава.

Обязательным признаком объекта уголовно-правовой охраны является предмет преступления. Предметом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ является источник повышенной опасности, а именно: автомобиль, трамвай и другие механические транспортные средства. Под другими механическими транспортными средствами в примечании к ст. 264 УК РФ понимаются троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства.

Как отмечают Ю. И. Скуратов и В. М. Лебедев, содержание термина «механическое транспортное средство» шире содержания термина «самоходная машина»; последний полностью входит в содержание первого. [6, c. 124]

В ПДД под механическим транспортным средством понимается любое транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем. Определение термина включает любые тракторы и самоходные машины. Нарушения ПДД на двух- или трехколесном транспортном средстве, приводимом в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 см3 и имеющем максимальную скорость не более 50 км/ч, не подпадают под данную статью. К мопедам приравниваются велосипеды с подвесным двигателем и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками.

Необходимо отметить, что некоторые разногласия в уголовно-правовой литературе имеются в отношении мопедов. Отдельные авторы относят мопеды к механическому транспорту [12, c.538], другие — нет [12, c. 541].

Мопед представляет собой велосипед с двигателем внутреннего сгорания объемом не более 50 см3 и педальным цепным приводом заднего колеса, имеющим конструктивную скорость не более 50 км/ч, поэтому к числу иных механических транспортных средств, о которых говорится в ст. 264 УК РФ, мопед не относится, как не относится к ним и велосипед с подвесным двигателем. Причинение вреда здоровью человека при нарушении правил движения мопеда или велосипеда должно влечь за собой ответственность по статьям о преступлениях против личности либо по ст. 268 УК РФ.

Иными самоходными машинами признаются любые дорожные, строительные, сельскохозяйственные и другие специальные машины (экскаватор, грейдер, автокран, скрепер, автопогрузчик и т. п.).

Под эксплуатацией транспортного средства следует понимать движение транспорта в пределах дорог, а также на прилегающих к ним территориях, предназначенных для движения транспортных средств (во дворах, в жилых массивах, на стоянках транспортных средств, заправочных станциях и других территориях). [2]

Наиболее сложным элементом состава рассматриваемого преступления является его объективная сторона, которая включает нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, общественно опасные последствия и причинную связь между нарушением и последствиями.

Ответственность за нарушение правил эксплуатации транспортных средств наступает по ст. 264 УК РФ только в том случае, когда эксплуатация транспортного средства находится в тесной связи с обеспечением безопасности дорожного движения. Другими словами, под нарушением правил эксплуатации транспортных средств понимается нарушение правил использования только тех узлов и агрегатов транспортного средства, которые обеспечивают возможность его движения (рулевой механизм, очистительные щетки, тормоза и т. д.). Примечательно, что в ст. 264 УК РФ законодатель четко отделил союзом “или” правила дорожного движения от правил эксплуатации, но при этом из диспозиции статьи следует, что вменить нарушение этих правил можно только лицу, “управляющему механическим транспортным средством”.

При нарушении норм общей безопасности с использованием транспортных средств возникает необходимость отграничения таких деяний от автотранспортных преступлений. Чтобы избежать ошибки, необходимо выяснять характер совершенного деяния. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в статье 264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при погрузке или разгрузке, ремонте транспортных средств, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, а равно в результате управления автотранспортным средством вне дороги, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий и формы вины по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за преступления против личности либо за нарушение правил при производстве работ. [3]

Примером может служить следующая ситуация. Владелец автомобиля М. ремонтировал машину и попросил сидевшего на пассажирском сиденье своего товарища К. включить зажигание, что тот и выполнил. Автомобиль внезапно начал движение и придавил М. к стенке гаража. От полученных повреждений потерпевший скончался на месте.

В этом случае действия участников ситуации не регламентируются Правилами дорожного движения. Неосторожное обращение с автомашиной имело место не в процессе движения, поэтому нельзя говорить и о нарушении правил эксплуатации транспортного средства. К. в этом случае действовал неосмотрительно, пренебрег нормами общей безопасности, зная о том, что машина представляет собой источник повышенной опасности, поэтому должен отвечать по ст. 118 УК РФ16. [11, c.60]

Следует указать, что правила безопасности движения установлены в целях обеспечения безопасности управления транспортным средством в процессе его движения, то есть с того момента, когда транспортное средство трогается с места и до его полной остановки.

Обязательным условием безопасного функционирования транспорта является соблюдение соответствующих правил всеми участниками движения. В транспортном потоке их действия взаимосвязаны, и каждый рассчитывает на строго определенное поведение других лиц (водителей, пешеходов и пр.), в связи с чем координирует свои действия. Нарушение установленных правил любым участником движения может привести к причинению тяжкого вреда здоровью или гибели людей, что влечет уголовную ответственность.

Для привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 264 УК необходимо установить, допущено ли нарушение, в чем именно оно выразилось, какие конкретно пункты правил безопасности движения и эксплуатации транспорта нарушены. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения транспортных средств, а также их угоном» прямо говорится: «Если в обвинительное заключение (обвинительный акт) включены отдельные пункты названных правил, нарушения положений которых не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, суд, исходя из положений статьи 237 УПК РФ, по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить уголовное дело прокурору для предъявления обвинения с указанием конкретных пунктов правил, нарушение которых повлекло указанные в статье 264 УК РФ последствия, если это не cвязано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия и при этом не ухудшается положение подсудимого». [3]

Согласно п. 6, 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает в случае если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь. [13]

Не можем не согласиться с мнением А. И. Коробеева, который считает, что сам по себе факт наличия причинной связи между деянием и общественно опасным результатом еще не предрешает характера ответственности. Не исключено, что причинная связь между нарушением правил безопасности и наступившими последствиями имеет место, но лицо не осознает и не может осознавать этого. В таком случае уголовная ответственность должна исключаться за отсутствием вины. [7, c. 130]

Судебная практика часто сталкивается с ситуациями, когда нарушение правил налицо, но оно не находится в причинной связи с результатом. Последствие наступило, как итог действия иных причин. Так. Г. Был осужден Ленинским районным судом г. Омска за совершение автотранспортного преступления и признан виновным в том, что в нарушение правил дорожного движения в условиях гололеда двигался со скоростью — 35 км/ч, в результате чего принятые им меры (торможение) с целью предотвращения наезда на пешехода М. оказались безрезультатными и последнему были причинены тяжкие телесные повреждения. Вышестоящий суд, однако, установил, что наезд на потерпевшего произошел в результате грубого нарушения Правил дорожного движения самим потерпевшим, а именно: не удостоверившись в безопасности движения, в месте, где нет пешехода, он стал быстро пересекать проезжую часть дороги перед близко идущим транспортом. В действиях Г. нет состава преступления. В момент появления препятствия он сразу начал тормозить, но не имел технической возможности предотвратить наезд. [1]

Литература:

  1. БВС РСФСР. 1980. № 1. С.15,16
  2. Федеральный закон от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ (редакция от 04 ноября 2014 года) «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 18. Ст. 1720.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 № 25 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Владимиров В. А. Организация и производство осмотра места дорожно-транспортного происшествия, связанного с наездом транспортного средства на пешехода. Самара, 2006. С. 181–184.
  5. Домахин С. А. Ответственность за преступления на автотранспорте. Вопросы квалификации нарушений правил движения работниками автотранспорта. М., 1956. С. 51.
  6. Комментарий к части Особенной Уголовного кодекса Российской Федерации [Текст] / под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М.: СПАРК, 1997. С. 124.
  7. Коробеев А. И. Транспортные преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 406с. С. 130
  8. Корчева З. Г. Некоторые вопросы квалификации транспортных преступлений. Правоведение. N 3. Ленинград, 1965.; Орлов В. С. Ответственность за нарушение Правил дорожного движения. М., 1975. C. 357
  9. Куринов Б. А. Ответственность за преступные нарушения правил безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта. Советская юстиция. 1983. № 24. М., С. 21–23.
  10. Радченко О. В., Таюрская Е. А. Юридический анализ дорожно-транспортных происшествий: учебное пособие / О. В. Радченко, Е. А. Таюрская. — Иркутск: ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России, 2015. — 95 с.
  11. Рогатых Л. Ф., Малинин В. Б. Квалификация нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ): Учеб. пос. СПб., 2004. 60 с.
  12. Уголовное право. Особенная часть. М.: Норма-Инфра-М, 1998. С. 724.
  13. Бурлаков В. Н. Сложные вопросы квалификации транспортных преступлений. Консультант+. http://consultant.ru
  14. Сведения о показателях состояния безопасности дорожного движения. Госавтоинспекция. http://www.gibdd.ru.
  15. Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст. 4873; 1999. № 10. Ст. 1158; 2002. № 18. Ст. 1721; 2003. № 2. Ст. 167; 2004. № 35. Ст. 3607.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle