Библиографическое описание:

Фатова Д. Ф. Особенности оборота объектов интеллектуальной собственности в сети Интернет // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 569-571.



The article considers the peculiarities of turnover of objects of intellectual property on the Internet.

Keywords: intellectual property, circulation of objects of intellectual property, the Internet.

В настоящее время оборот объектов интеллектуальной собственности во всемирной сети Интернет принял характер массового, глобального и хаотичного использования взаимодействия различных субъектов и самих объектов. Объекты интеллектуальных прав (интеллектуальная собственность) представляют собой особый объект гражданских прав с характерным только для них правовым режимом, хотя имеют общие для всех объектов черты, и в первую очередь это так называемая полезность для общества. Кроме этого, объекты интеллектуальных прав подпадают под классификацию всех объектов на две группы — материальные и нематериальные. Названная в ст. 128 части первой Гражданского кодекса РФ [1] интеллектуальная собственность относится к группе нематериальных объектов [7].

Сравнивая правовые отношения, существующие в повседневной жизни и составляющие традиционное представление о праве, с теми, что складываются в киберпространстве, можно заметить черты как сходства, так и различия. С одной стороны, проблемы, порожденные новыми информационными и коммуникационными технологиями, не более чем новое обличие старых проблем: воровство, вандализм, плагиат, «пиратство» в отношении интеллектуальной собственности, уклонение от выплаты авторского вознаграждения и т. д. С другой стороны, легкость, «домашность» нарушения, совершаемого перед экраном персонального компьютера, создает обманчивое ощущение невиновности и полной защищенности [5].

Кроме того, нарушения в киберпространстве могут быть связаны с неопытностью, функциональной неподготовленностью пользователя. Так, к журналистам присоединились ныне тысячи других участников информационного взаимодействия, многие из которых не имеют ни малейшего представления о традициях и нормах журналистской этики, строящейся на идеях общественного служения, профессионального долга и социальной ответственности.

Что же касается правонарушений в сфере авторско-правовых отношений, то в киберпространстве их очертания в значительной степени смазываются.

Во-первых, субъект становится трудно различимым, особенно если он оперирует из рядового интернет-кафе или другого места общего пользования.

Во-вторых, правонарушение в виртуальном мире длительное время может оставаться незамеченным, поскольку совершается оно в режиме «on-line», а никакого мониторинга за правовым порядком в киберсреде пока не ведется.

В-третьих, произведение, не имеющее специальной защиты, будучи одиножды загружено в киберпространство, становится легко доступным для всякого, кто пожелает его воспроизвести, скопировать, использовать в компиляции, изменить, наконец, с целью навредить репутации автора. И этот процесс становится необратимым, так как подделка успела широко распространиться по сети.

Итак, границы между творчеством и интерпретацией ранее заложенных данных становятся все более размытыми. Ясно, что говорить о появлении объекта авторского права в результате взаимодействия человека с компьютером правомерно лишь в том случае, если деятельность пользователя была творческой и имела целью именно создание произведения. Но в виртуальном мире, особенно при коллективном взаимодействии, возможно и спонтанное творчество. Здесь нередки и так называемые случайные произведения, сформировавшиеся, например, в результате ошибки пользователя либо работы какого-либо периферийного устройства или программного продукта. Может ли разработчик компьютерной программы претендовать на соавторство в таком произведении или права должны признаваться только за пользователем? В то же время можно ли считать автором пользователя, который лишь поставил перед компьютером задачу создания произведения?

Логичен положительный ответ на последний вопрос, обусловленный наличием некоего творческого начала в постановке задачи пользователем. Например, пользователь при формулировании задачи может задать алгоритм ее выполнения или сформулировать главную идею будущего произведения [6]. Творческий характер подобных действий несомненен, как несомненно и то, что все действующие конвенции выводят охрану идей, процессов, алгоритмов и т. п. за рамки авторского права. Следовательно, природа творчества в киберпространстве заставляет вновь вернуться к далеко не новому вопросу интеллектуальной собственности — о правовой защите идей.

Свободный доступ в любую точку земного шара, хотя и виртуальным способом, создает у многих пользователей ощущение самостоятельности, анонимности и иногда вседозволенности.

Информация получила негласный статус самого прибыльного и самого неблагонадежного продукта. Как только факт становится доступным и массовым, его цена в миллионы раз уменьшается, поскольку пользователям уже незачем тратить деньги и время на поход в книжный или музыкальный магазин: покупать литературу, CD, газеты, журналы, поскольку все это можно бесплатно «качать» в Интернете.

Итак, Интернет представляет широкие возможности для бесконтрольного распространения таких объектов интеллектуальной собственности. Закон требует, чтобы все пользователи Сети, размещая в ней информацию, предварительно получали согласие официальных владельцев на воспроизведение информации [9]. Но это происходит не всегда, и число конфликтных ситуаций быстро увеличивается, что находит свое объяснение в имеющем место подходе к проблеме правового регулирования в Интернете, пропагандирующем абсолютную свободу. Такой подход восходит к сетевой традиции свободного обмена информацией, утверждающей, что принятое цитирование чужих идей тормозит знакомство с результатами научной работы.

К сожалению, в настоящий момент в российском законодательстве отсутствует сколько-нибудь внятное регулирование отношений, связанных с использованием объектов интеллектуальной собственности в Интернете, хотя, несомненно, есть некие общие нормы.

Так, ст. 1484 части четвертой Гражданского кодекса РФ [2] предусмотрено, что использование товарного знака в сети Интернет, в том числе в доменных именах и иных средствах адресации, составляет одно из правомочий обладателя исключительных прав на товарный знак, вид использования, реализуемый исключительно с его согласия. Статья 1270 ГК РФ, посвященная видам использования авторских прав (ст. 1324 ГК РФ — в отношении права на фонограмму, ст. 1330 ГК РФ — на сообщения радио- или телепередач), также содержит отдельное «интернет-право» правообладателя авторского (смежного) права, под жестким напором правообладателей оно было перенесено в часть IV Гражданского кодекса: доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору.

Однако данными нормами регулирование вопросов, связанных с использованием объектов интеллектуальной собственности в Интернете, в настоящее время в российском законодательстве в принципе и исчерпывается. Достаточно ли такого объема правового регулирования для эффективной защиты исключительных прав от незаконного использования в сети Интернет? Ответ на этот вопрос представляется очевидным и однозначным.

Включенная в 2013 году ГК РФ статья 1253.1 (Особенности ответственности информационного посредника) во многом воспроизводит судебную практику арбитражных судов по делам такого рода [3]. Необходимо также отметить, что вся известная на данный момент судебная практика российских судов по таким делам касается распространения контента, охраняемого авторским правом. Однако представляется, что такое регулирование должно распространяться на все случаи, связанные с предоставлением возможности для нарушения прав интеллектуальной собственности в Интернете, включая аукционные площадки и иные платформы b2b (бизнес для бизнеса) и b2c (бизнес для потребителя).

Таким образом, был реализован следующий подход, обозначенный в п. 2.5 разд. VII Концепции развития гражданского законодательства РФ [8]: одним из важнейших вопросов, без решения которого невозможно обеспечить эффективную защиту результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях, является определение условий привлечения к ответственности лиц, обеспечивающих доступ к информационно-телекоммуникационной сети, функционирование ресурсов в сети и размещение на них соответствующих объектов (провайдеров); в той мере, в какой это возможно осуществить в пределах юрисдикции России, целесообразно предусмотреть ответственность провайдера за размещение в сети без согласия правообладателя соответствующего результата интеллектуальной деятельности, но только при четком определении в законе условий применения такой ответственности; в этом случае правообладатель будет гарантированно иметь эффективный инструмент пресечения нарушений его прав, так как провайдер будет обязан оперативно реагировать на его претензии под угрозой привлечения к ответственности за нарушение исключительного права; в то же время провайдер будет в достаточной мере защищен против предъявления к нему необоснованных претензий, так как действия, которые он должен предпринять, будут ему заранее известны.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: по сост. на 1 октября 2015 г. // Российская газета. — 1994. — № 238–239.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ: по сост. на 13 июля 2015 г. // Российская газета. — 2006. — № 289.
  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 23.12.2008 № 10962/08 по делу № А40–6440/07–5-68 // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 5.
  4. Постановление Президиума ВАС РФ от 01.11.2011 № 6672/11 по делу № А40–75669/08–110–609 // Вестник ВАС РФ. — 2012. — № 2.
  5. Данилин С. Н., Борисов А. Н. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса РФ (постатейный). — М.: Деловой двор, 2015. — 896 с.
  6. Кодификация российского частного права 2015 / В. В. Витрянский, С. Ю. Головина, Б. М. Гонгало и др.; под ред. П. В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2015. — 447 с.
  7. Кондратьева Е. А. О возникновении и оформлении прав на объекты интеллектуальной собственности // Юрист. — 2013. — № 22. — С. 34–37.
  8. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации: одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 11.
  9. Хабаров Д. И. Ответственность за незаконное использование объектов интеллектуальной собственности в сети Интернет. Зарубежный опыт // Закон. — 2012. — № 7. — С. 42–48.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle