Библиографическое описание:

Ламазов Э. З. Основания для привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника в деле о несостоятельности (банкротстве) // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 528-530.



Одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности по новым гражданским обязательствам при недостаточности конкурсной массы.

В условиях экономического кризиса и действия экономических санкций в отношении Российской Федерации, количество дел о банкротстве растет. Вместе с тем, большинство таких дел заканчивается либо ликвидацией должника без погашения его требований перед кредиторами, либо погашением этих требований в очень незначительном размере: «По статистике Верховного суда РФ, более половины принимаемых российскими судами к производству дел о банкротстве в 2015 году были прекращены в связи с отсутствием у должника имущества, из которого должны финансироваться процедуры банкротства. В свою очередь, кредиторы 70 % должников, дела о банкротстве которых остались в производстве и были завершены, не получили в ходе конкурсного производства ни одного рубля, свидетельствуют данные реестра. Почти каждый десятый должник в ходе конкурсного производства вернул кредиторам до 1 млн рублей. Больше 50 млн рублей смогли вернуть кредиторам всего 3 % должников, признанных судами банкротами» [1].

Вследствие указанной статистики, кредиторы имеют возможность получить хоть какое-то удовлетворение своих требований только путем привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника либо контролирующих должника лиц. В настоящей статьей рассматривается наиболее частый случай, встречаемый на практике — привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника бывшего руководителя. Но за какие действия и по каким основания такой руководитель может быть привлечен к субсидиарной ответственности?

В соответствии с положениями Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) есть четыре вида оснований для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности. Рассмотрим каждый из более подробно:

‒ Нарушение руководителем должника обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом (ст. 9, п.2 ст. 10 Закона о банкротстве).

При этом из содержания п. 2 ст. Закона о банкротстве следует, что предусмотренная этой нормой субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на фискальные обязанности. Налоговые и сходные с ними иные публичные обязательства организаций не существуют сами по себе, они являются прямым следствием деятельности юридического лица в экономической сфере, неразрывно с нею связаны: их возникновению, как правило, предшествует вступление лица в гражданские правоотношения, т. е. налоговые обязательства базируются на гражданско-правовых отношениях либо тесно с ними связаны, а потому в процедурах банкротства они следуют судьбе гражданских обязательств, в том числе охватываются тем же уровнем защиты. Момент подачи заявления о банкротстве должника имеет существенное значение и для разрешения вопроса об очередности удовлетворения публичных обязательств. Так, при должном поведении руководителя, своевременно обратившегося с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации, вновь возникшие фискальные обязательства погашаются приоритетно в режиме текущих платежей, а при неправомерном бездействии руководителя те же самые обязательства погашаются в общем режиме удовлетворения реестровых требований (п.1 ст. 5, ст. 134 Закона о банкротстве).

Таким образом, не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Законом о банкротстве обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве (о переходе к осуществляемой под контролем суда ликвидационной процедуре), является противоправным, виновным, влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов и публично-правовых образований, нарушает как частные интересы субъектов гражданских правоотношений, так и публичные интересы государства. Исходя из этого законодатель в п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.

Такое толкование положений п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве соответствует смыслу разъяснений, данных в абз. 2 п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», согласно которому, если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается [2].

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств:

‒ возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;

‒ момент возникновения данного условия;

‒ факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;

‒ объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве [3].

Судебная практика: Определение Верховного Суда РФ от 31.03.2016 N 309-ЭС15–16713 по делу N А50–4524/2013, определение Верховного Суда РФ от 21.04.2016 N 305-ЭС16–3431 по делу N А40–78154/2012, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.10.2015 N Ф04–26323/2015 по делу N А03–15066/2012.

‒ причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве (абз. 3 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

При этом в соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Исходя из смысла указанных выше норм необходимым условием для привлечения к субсидиарной ответственности лица, контролирующего кредитную организацию, является наличие прямой причинно-следственной связи между его действиями (совершение сделки по отчуждению имущества) и причинением вреда имущественным правам кредиторов [4].

Судебная практика: определение Верховного суда Российской Федерации от 21.04.2016 по делу № 302-ЭС14–1472, постановление Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.05.2014 года по делу N А45–6017/2010, постановление ФАС Поволжского округа от 18.02.2014 по делу N А72–19103/2009.

‒ Непередача бывшим руководителем должника документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, а также искажение данных документов, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы (абз. 4 п.4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Интересно отметить, что суд может привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности со ссылкой на норму абз. 4 п. 4 ст. 10 Закона N 127-ФЗ при наличии только факта нарушения порядка хранения документации и правильного отражения информации, если это повлекло за собой невозможность формирования конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме, неудовлетворение требований кредиторов. При этом отсутствует необходимость установления причинно-следственной связи между непредставлением документов бухгалтерского учета и причинением вреда интересам кредиторов [5].

Привлечение к ответственности по данному основанию остается довольно распространенным случаем [6].

Судебная практика: постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.11.2014 года по делу N А39–8/2009, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 06.04.2015 года по делу N А46–3945/2013, постановление Федерального Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27.11.2013 года по делу N А33–7794/2009, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12.11.2014 года по делу N А45–16426/2013.

‒ руководитель должника был привлечен к уголовной или административной ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, и данные требования превышают на дату закрытия реестра требований кредиторов пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов (абз.5 п.4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Это основания является достаточно новым и практики его применения пока что достаточно мало (норма вступила в силу 01.09.2016). Однако уже сейчас можно отметить, что введение такого основания для привлечения к субсидиарной ответственности руководителя, очень усиливает положение уполномоченного органа в деле о банкротстве. Налоговое правонарушение, подтвержденное вступившим в законную силу решением суда, ранее не являлось безусловным основанием для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности.

Таким образом, в настоящий момент существует целых четыре основания для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, три из которых уже имеют широкую практику применению, а последнее является новым для законодательства о банкротстве и оценить перспективы его применения на данный момент не представляется возможным.

Литература:

  1. Единый федеральный реестр сведений о банкротства. Новость от 26.05.2016: Кредиторы 70 % должников в РФ не получают ничего в ходе конкурсного производства [Электронный ресурс] URL: https://bankrot.fedresurs.ru/NewsCard.aspx?ID=768 (дата обращения 01.10.2016);
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» [Электронный ресурс] URL: http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=10753 (дата обращения 01.10.2016);
  3. Шевченко И. М. Субсидиарная ответственность за несвоевременную подачу заявления о банкротстве должника: процессуальные аспекты // Банковское право. 2016. N 2. С. 47–52;
  4. Воробьева И. О., Быков В. П., Черникова Е. В. Привлечение к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих кредитную организацию // Вестник Арбитражного суда Московского округа. 2015. N 1. С. 91–106.;
  5. Михальчук Ю. Контролирующих лиц — к ответственности // ЭЖ-Юрист. 2015. N 46. С. 12.;
  6. Тарасюк И. М., Шевченко И. М. О некоторых вопросах применения пункта 4 статьи 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)" // Информационно-аналитический журнал «Арбитражные споры». 2016. N 2. С. 95–110.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle