Библиографическое описание:

Шляжко Э. В. Условия, основания введения режима чрезвычайного положения // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 590-596.



Стремление как можно быстрее усовершенствовать государственное строительство может приводить в некоторых случаях к нецивилизованным формам, сопровождаться насилием, всплесками национализма, разжиганием социальной неприязни и вражды. Особенно это опасно в странах переходного социального строя, которыми являются страны Содружества Независимых Государств. Анализ развития событий в этих странах свидетельствует о том, что до сих пор не существует действенного механизма, который бы был способен полностью предупреждать социальные взрывы.

При возникновении чрезвычайных ситуаций (природных катаклизмов, техногенных аварий и катастроф, социально-политических конфликтов) события выходят из-под контроля и обычный механизм реализации общественных отношений перестает работать. В этих условиях государственные и правоохранительные органы вынуждены применять новые организационно-правовые формы защиты прав и свобод граждан, одной из которых является введение режима чрезвычайного положения — правовой меры обеспечения безопасности граждан и нормализации обстановки.

Конституционное закрепление режима чрезвычайного положения позволяет констатировать необходимость законодательной и научной разработки этого важного и актуального института. Это необходимо прежде всего с целью недопущения необоснованного введения режима чрезвычайного положения и необоснованного применения чрезвычайных мер, а также с целью эффективной защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Рассматривая условия и порядок введения режима чрезвычайного положения, прежде всего, следует отметить, что, согласно ст. 2 Федерального конституционного закона от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении», целями введения чрезвычайного положения являются устранение обстоятельств, послуживших основанием для его введения, обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина, защиты конституционного строя Российской Федерации.

[1]. Следует отметить, что предоставление населению необходимой помощи, восстановление нормальной жизнедеятельности населения, проведения аварийно-спасательных работ не является целью режима чрезвычайного положения.

Из содержания Закона следует, что режим чрезвычайного положения не может быть введен с целью изменения политико-правовой основы государства, установление жестких мер ответственности, решения сложных управленческих ситуаций, которые не создают угрозы жизни и здоровью населения. [1].

Одним из дискуссионных вопросов в юридической науке является определение перечня оснований введения режима чрезвычайного положения. Рассматривая этот вопрос, необходимо обратить внимание на первый Закон СССР «О чрезвычайном положении». Так, в Законе СССР «О чрезвычайном положении» от 3 апреля 1990 были перечислены основания введения чрезвычайного положения — стихийные бедствия, крупные аварии или катастрофы, эпидемии, эпизоотии, а также массовые беспорядки. Такой механизм введения режима чрезвычайного положения содержал в себе большое количество недостатков и сразу вызвал критику со стороны ученых.

Указанный Закон «О чрезвычайном положении» от 03.04.1990 г. не разграничивает основания введения режима чрезвычайного положения на социальные, техногенные и природные, а, значит, при возникновении чрезвычайных ситуаций, независимо от их характера, будут применяться одинаковые правоограничения. Это нецелесообразно потому, что, например, при возникновении чрезвычайных ситуаций природного характера надо применять такие меры, которые направленные не столько на ограничение конституционных прав граждан, а сколько на спасение людей от стихийного бедствия или эпидемии и эпизоотии, проведения спасательно-восстановительных работ, оказания пострадавшим медицинской помощи, жилья и т. д. [2, с. 46–56].

И. Л. Петрухин по этому поводу отмечал, что нецелесообразно указывать одни основания введения режима чрезвычайного положения для различных по природе чрезвычайных ситуаций. Одни основания введения режима чрезвычайного положения влекут за собой единый для всех видов чрезвычайных ситуаций объем ограничительных мер, а это недопустимо [2, с. 46–56; 3, с. 116–133].

Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» уже проводит дифференциацию оснований введения режима чрезвычайного положения, разделяя их на две группы:

– Первая группа включает в себя чрезвычайные ситуации социально-политического характера, такие как попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

– Вторая группа включает в себя чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ [1].

Необходимо отметить, что в указанном Законе отдельно выделены меры, которые могут быть приняты в условиях чрезвычайной ситуации природного и техногенного характера. К ним относятся:

– временное отселение жителей в безопасные районы с обязательным предоставлением таким жителям стационарных или временных жилых помещений;

– введение карантина, проведение санитарно-противоэпидемических, ветеринарных и других мероприятий;

– привлечение государственного материального резерва, мобилизация ресурсов организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, изменение режима их работы, переориентация указанных организаций на производство необходимой в условиях чрезвычайного положения продукции и иные необходимые в условиях чрезвычайного положения изменения производственно-хозяйственной деятельности;

– отстранение от работы на период действия чрезвычайного положения руководителей государственных организаций в связи с ненадлежащим исполнением указанными руководителями своих обязанностей и назначение других лиц временно исполняющими обязанности указанных руководителей;

– отстранение от работы на период действия чрезвычайного положения руководителей негосударственных организаций в случаях, предусмотренных Законом «О чрезвычайном положении», и назначение других лиц временно исполняющими обязанности указанных руководителей;

– в исключительных случаях, связанных с необходимостью проведения и обеспечения аварийно-спасательных и других неотложных работ, мобилизация трудоспособного населения и привлечение транспортных средств граждан для проведения указанных работ при обязательном соблюдении требований охраны труда [1].

Также в указанном Законе отдельно выделены меры, которые могут быть приняты в случаях социально-политических чрезвычайных ситуаций. К ним относятся:

– введение комендантского часа, то есть запрета в установленное время суток находиться на улицах и в иных общественных местах без специально выданных пропусков и документов, удостоверяющих личность граждан;

– ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также временное изъятие или арест печатной продукции, радиопередающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установление особого порядка аккредитации журналистов;

– приостановление деятельности политических партий и иных общественных объединений, которые препятствуют устранению обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения;

– проверка документов, удостоверяющих личность граждан, личный досмотр, досмотр их вещей, жилища и транспортных средств;

– ограничение или запрещение продажи оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, специальных средств, ядовитых веществ, установление особого режима оборота лекарственных средств и препаратов, содержащих наркотические средства, психотропные вещества, сильнодействующие вещества, этилового спирта, спиртных напитков, спиртосодержащей продукции. В исключительных случаях допускается временное изъятие у граждан оружия и боеприпасов, ядовитых веществ, а у организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности — временное изъятие наряду с оружием, боеприпасами и ядовитыми веществами также боевой и учебной военной техники, взрывчатых и радиоактивных веществ;

– выдворение в установленном порядке лиц, нарушающих режим чрезвычайного положения и не проживающих на территории, на которой введено чрезвычайное положение, за ее пределы за их счет, а при отсутствии у них средств — за счет средств федерального бюджета с последующим возмещением расходов в судебном порядке;

– продление срока содержания под стражей лиц, задержанных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации по подозрению в совершении актов терроризма и других особо тяжких преступлений, на весь период действия чрезвычайного положения, но не более чем на три месяца.

Таким образом мы видим, как законодатель разграничил применяемые меры в зависимости от причин возникновения чрезвычайных ситуаций.

Следует отметить, что С. А. Кузниченко неоднократно в своих работах обращал внимание законодателей на нецелесообразность сочетание в одном законодательном акте разных оснований объявления режима чрезвычайного положения и принципиально различных по интенсивности правоограничений. Для реагирования на чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера режим чрезвычайного положения является ненужным, ведь от граждан и власти требуется максимальное сосредоточение сил и средств для локализации и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. При возникновении таких ситуаций целесообразно было бы вводить режим зоны чрезвычайной экологической ситуации, который является менее обременительным для граждан, чем чрезвычайное положение [4, с. 64–65].

А. И. Соловьев по этому поводу отмечает, что режим чрезвычайного положения выступает как обязательный элемент охраны интересов государства, прав и свобод граждан от неправомерных действий политических сил, которые преследуют антигосударственные цели. Режим чрезвычайного положения должен содержать регуляторы общественных отношений, возникающие в ходе социально-политического конфликта [5, с. 5–11].

Но, практика применения режима чрезвычайного положения вносит свои коррективы. Так, при возникновении заболевания птицы высокопатогенным гриппом в декабре 2005 года на территории Автономной Республики Крым, согласно Указу Президента Украины «О введении чрезвычайного положения в населенных пунктах Автономной Республики Крым» № 1692 от 3.12.2005 г. был введен режим чрезвычайного положения [6]. Однако, для ликвидации такого рода чрезвычайной ситуации режим чрезвычайного положения был нужен, поскольку существует менее интенсивный по объему ограничений прав и свобод физических и юридических лиц специальный административно-правовой режим зоны чрезвычайной экологической ситуации, целью установления которого является осуществление мер по нормализации экологического состояния.

По мнению диссертанта, следует поддержать мнение тех ученых, которые считают, что режим чрезвычайного положения нужен только для урегулирования и ликвидации чрезвычайных ситуаций социально-политического характера, и для этого из содержания Федерального конституционного закона от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» необходимо исключить положения, касающиеся урегулирования чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера — то есть внести изменения в статью 3 (обстоятельства введения чрезвычайного положения), отменить статью 13 и другие статьи, касающиеся урегулирования техногенных и природных чрезвычайных ситуаций.

Перечисленные в вышеназванном Законе чрезвычайные ситуации сами по себе еще не являются основанием для введения режима чрезвычайного положения. Они должны представлять собой реальную угрозу безопасности граждан или конституционному строю, и устранение такой ситуации невозможно без применения чрезвычайных мер. Но подчеркивать то, что эти события обязательно должны угрожать безопасности граждан или конституционному строю, по нашему мнению, не нужно. Любой социальный конфликт, который выражается в столкновениях значительных социальных групп уже угрожает безопасности граждан и конституционному строю. Для введения режима чрезвычайного положения события должны требовать интенсивного и длительного правового воздействия.

Согласно ст. 3 Закона [1] угроза должна быть только реальной, т. е. такой, которая уже наступила. Мы считаем, что такой подход может быть применен к техногенным факторам, которые, как правило, носят внезапный характер и представляют реальную угрозу. Проведенный анализ термина «угроза» доказывает, что она может быть не только реальной, но и возможной (той, что может случиться) и неизбежной (то есть наступление которой неизбежно произойдет) [7, с. 825]. Угроза, которая имеет возможеный (потенциальный) характер, на наш взгляд, не должна характеризовать чрезвычайную ситуацию, которая является основанием введения чрезвычайного положения, так как она может наступить, а может и нет. Что касается неизбежной угрозы, то такая угроза, наоборот, должна характеризовать чрезвычайную ситуацию, что является основанием введения режима чрезвычайного положения. Например, биологические факторы, такие как эпидемии, эпизоотии могут иметь неизбежную угрозу, когда, при своевременном вмешательстве, возможно предупредить массовое поражение людей.

Таким образом, мы считаем, что ст. 3 Закона необходимо внести изменения и изложить ее в следующей редакции: «режим чрезвычайного положения вводится лишь при наличии реальной или при неизбежной угрозе безопасности граждан или конституционному строю, устранение которой другими способами невозможно».

Также, угрозы могут быть разделены на следующие группы: первая — природно-техногенного характера (чрезвычайная ситуация грозит сначала в большей степени безопасности населения, но факультативным объектом ее является и государственная безопасность). Ко второй категории можно отнести обстоятельства социально-политического характера (чрезвычайная ситуация угрожает, в первую очередь, конституционному строю государства, а уже потом — безопасности граждан) [8, с. 92].

К первой категории относятся чрезвычайные ситуации техногенного и природного характера (стихийные бедствия, катастрофы, крупные пожары, пандемии, панзоотии и др.), создающие угрозу жизни и здоровью значительных слоев населения, нанесение ущерба окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных мероприятий.

Ко второй категории относятся чрезвычайные ситуации социально-политического характера: осуществление массовых террористических актов, сопровождающихся гибелью людей или разрушением особо важных объектов жизнеобеспечения; попытки захвата государственной власти или изменения конституционного строя путем насилия; массовые беспорядки; межнациональные и межконфессиональные конфликты; блокирование или захват отдельных особо важных объектов или местностей и тому подобное.

При возникновении социальных конфликтов, сопровождающихся применением насилия, которое нарушает нормальную деятельность органов государственной власти, также следует руководствоваться признаком реальной угрозы. Сам факт наличия таких событий означает, что угроза уже возникла и необходимо срочно принимать решение о применении или неприменении чрезвычайных мер. Практически во всех случаях возникновения массовых социальных конфликтов возникает угроза жизни и здоровью людей, общественному порядку и общественной безопасности. Угроза государственной безопасности возникает тогда, когда совершаются попытки захвата власти, изменения конституционного строя, осуществляются массовые террористические акты и прочее.

Несомненно, большое значение в характеристике оснований введения режима чрезвычайного положения имеет то, что реальная угроза для граждан и государства, которая возникла, не может быть устранена без применения чрезвычайных мер. Так, по мнению С. А. Кузниченко, не все основания, обязательно требуют введения режима чрезвычайного положения. Некоторые из них могут быть урегулированы с помощью срочных организационных мероприятий, другие — с помощью режима «чрезвычайной ситуации». И только в тех случаях, когда меры, которые применялись не были эффективными, может быть введен режим чрезвычайного положения — ведь режим чрезвычайного положения является крайней мерой [4, с. 65–70].

Решение вопроса о необходимости введения режима чрезвычайного положения во многом зависит от субъективной оценки ситуации, лицами, уполномоченными вводить этот режим. Иногда позиция одного должностного лица (президента) может не совпадать с точкой зрения парламента. Такое случилось в Российской Федерации, когда Совет Федераций Федерального Собрания Российской Федерации не утвердил Указ Президента Российской Федерации «О введении чрезвычайного положения в Северной Осетии и Ингушской Республике» в январе 1995 года [9, с. 59]. Это объясняется недостаточностью изучения и определения объективных критериев необходимости применения чрезвычайных мер. Для предупреждения таких случаев в будущем можно было бы разработать и включить в содержание Закона исчерпывающий перечень условий введения режима чрезвычайного положения.

Однако, рассуждая на тему формулировки исчерпывающего перечня условий введения режима чрезвычайного положения, поставим такой вопрос: возможно ли создать такой перечень событий?

Следует отметить, что на международном уровне ведется спор о возможности создания исключительного перечня явлений, при наличии которых может вводиться чрезвычайное положение. Но окончательного решения так и не было принято.

С одной стороны, можно было бы обойтись общими формулировками — такими, как нарушение нормальной деятельности органов государственной власти, необходимости восстановления конституционного правопорядка, массовый переход государственной границы с территорий сопредельных стран и т. д. [9, с. 60]. Сторонники исчерпывающего перечня обстоятельств говорят, что это позволит ограничить административный произвол власти, не допустит вольной трактовки норм закона, которые определяют основания введения режима чрезвычайного положения, для оправдания введения последнего. С другой стороны, закрытый, исчерпывающий перечень всегда рискует поставить правоприменителей в трудную ситуацию. Так, например, может возникнуть чрезвычайная ситуация, а обстоятельства, что ее вызвали, не перечисленные в законе. Это конечно препятствует применению чрезвычайных мер и выход из такой ситуации только один — это внесение изменений в закон [9, с. 60].

Можно согласиться и со сторонниками исчерпывающего перечня обстоятельств. При подготовке такого важного закона законодатель должен был проанализировать историю возникновения этого института, зарубежный опыт применения режима чрезвычайного положения, и на основании полученной информации предусмотреть все возможные ситуации введения чрезвычайного положения. Так, например, законодатель предусмотрел исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих ответственность в Уголовном кодексе Российской Федерации. Почему бы по такому же принципу не предусмотреть все основания введения чрезвычайного положения?

Однако, следует отметить, что, по мнению диссертанта, следует присоединиться к тем авторам, которые обосновывают необходимость создания не полного перечня. Мы считаем, что перечень обстоятельств, являющихся основанием введения режима чрезвычайного положения, должен носить ориентационный, рекомендательный характер. Законодатель может перечислить наиболее характерные общественные явления и обстоятельства, и чрезвычайные ситуации, которые они вызывают. А для предотвращения вольной трактовки норм закона и недопущения административного произвола со стороны органов государственной власти следует осуществить официальное толкование норм Закона.

К сожалению, известны случаи, когда, при существовании фактических оснований для введения режима чрезвычайного положения, он не был введен, несмотря на наличие человеческих жертв, нарушения нормальной деятельности органов государственной власти, совершение погромов и т. д. Это делается с целью недопущения дальнейшего развития чрезвычайных ситуаций (например, массовых беспорядков), поскольку большинство населения может начать противостоять с оружием в руках осуществлению режима чрезвычайного положения. В таких случаях введение режима чрезвычайного положения может привести к насильственным действиям со стороны населения, уничтожение имущества, гибели населения и др. При возникновении таких ситуаций надо применять другие способы урегулирования кризиса, такие, например, как применение переговоров.

В случае возникновения оснований для введения режима чрезвычайного положения очень важным является вопрос об определении субъекта, который имеет право вводить режим чрезвычайного положения. Формулируя ответ на этот вопрос, следует исходить из анализа содержания Федерального конституционного закона от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» [1]. Согласно ст. 4 этого Закона, чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях вводится указом Президента Российской Федерации с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения незамедлительно передается на утверждение Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Утверждение Указа Президента призвано, во-первых, предупредить необоснованное введение режима чрезвычайного положения, во-вторых, такая процедура позволяет повысить ее юридическую значимость [9, с. 65], в-третьих, такая процедура не позволяет Президенту самостоятельно увеличить полномочия органов исполнительной власти [4, с. 67].

Вместе с тем, возникает следующий вопрос: кто может вводить и отменять режим чрезвычайного положения, когда Президент Украины не способен выполнять свои обязанности, например, в связи с тяжелой болезнью или смертью?

Следует отметить, что исполнение обязанностей Президента Российской Федерации, в случае, когда он не в состоянии исполнять свои обязанности возлагается на Председателя Правительства Российской Федерации [10]. Однако, если исполняющий обязанности Президента Российской Федерации является главой исполнительной власти и главой государства, то это нарушение принципа разделения властей, а также системы «сдержек и противовесов». В случае же сочетание обязанностей главы государства и главы исполнительной власти эффективность функционирования институтов «сдержек и противовесов» сводится на нет. Мы считаем, что необходимо в Российской Федерации провести конституционную реформу, учитывая зарубежный опыт стран Европы (Франции, Италии, Молдовы, Литвы и других стран), и внести в Конституцию соответствующие изменения — возложить исполнение обязанностей Президента России, в случае невозможности выполнения им своих полномочий, на Председателя Государственной Думы. Таким образом, в случае невозможности выполнения своих обязанностей Президентом, ввести режим чрезвычайного положения вправе Председатель Государственной Думы.

Время, в течение которого должен быть утвержден Указ Президента, определен в Законе. После обнародования указа Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации обязаны прибыть к месту заседания Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в возможно короткие сроки без специального вызова. Вопрос об утверждении указа Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения рассматривается Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в качестве первоочередного. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в срок, не превышающий 72 часов с момента обнародования указа Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения, рассматривает вопрос об утверждении этого указа и принимает соответствующее постановление. Указ Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения, не утвержденный Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, утрачивает силу по истечении 72 часов с момента его обнародования, о чем население Российской Федерации или соответствующих ее отдельных местностей оповещается в том же порядке, в каком оно оповещалось о введении чрезвычайного положения [1].

Указ Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения подлежит незамедлительному обнародованию по каналам радио и телевидения, а также незамедлительному официальному опубликованию.

Закон предъявляет особые требования к содержанию Указа. В указе Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения должны быть определены:

– обстоятельства, послужившие основанием для введения чрезвычайного положения;

– обоснование необходимости введения чрезвычайного положения;

– границы территории, на которой вводится чрезвычайное положение;

– силы и средства, обеспечивающие режим чрезвычайного положения;

– перечень чрезвычайных мер и пределы их действия, исчерпывающий перечень временных ограничений прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений;

– государственные органы (должностные лица), ответственные за осуществление мер, применяемых в условиях чрезвычайного положения;

– время вступления указа в силу, а также срок действия чрезвычайного положения [1].

Положение о перечне мер обладает определённой «гибкостью» при выборе чрезвычайных мер. Президент может только предположить, какая обстановка будет на следующий день. Предложенный им в Указе перечень, если он бы был исчерпывающий, может оказаться неадекватным той ситуации, которая сложилась. Такое положение лишало бы органы, осуществляющие реализацию режима чрезвычайного положения необходимой оперативности и маневренности. Однако, такая необходимость часто возникает. Так, например, может возникнуть ситуация, когда люди обращаются с просьбой на проведение общественной и церковной панихиды по умершим, а Президент в своем Указе, установил запрет на проведение массовых мероприятий. Отказ, который поступит от органа, который отвечает за реализацией мероприятий режима чрезвычайного положения, может дестабилизировать и без того напряженную ситуацию. Такая практика применения чрезвычайных мер и существует в Российской Федерации. В Указе Президента Российской Федерации от 3 октября 1993 года № 1575 «О введении чрезвычайного положения в г. Москва» было отмечено, что мэру Москвы делегируются полномочия по отмене комендантского часа в случае улучшения обстановки [11]. Также в Указе Президента Российской Федерации от 4 апреля 1994 года № 657 «О введении чрезвычайного положения на части территории Северной Осетии и Ингушской Республики» было указано, что, с учетом обстановки, временная администрация может вводить комендантский час [12]. Это и есть элементы той самой гибкости, учитывая которые, по нашему мнению, нельзя соглашаться с позициями учёных, которые хотят установить в Указе Президента исчерпывающий перечень чрезвычайных мер.

Перейдём к срокам. Срок действия чрезвычайного положения, вводимого на всей территории Российской Федерации, не может превышать 30 суток, а вводимого в ее отдельных местностях, — 60 суток. По истечении срока, указанного в части первой настоящей статьи, чрезвычайное положение считается прекращенным. В случае, если в течение этого срока цели введения чрезвычайного положения не были достигнуты, срок его действия может быть продлен указом Президента Российской Федерации с соблюдением требований, установленных Федеральным конституционным законом для введения чрезвычайного положения. Необходимо отметить, что процедура продления срока действия режима чрезвычайного положения тождественна процедуре введения режима чрезвычайного положения. Однако, чрезвычайные меры, применяемые в случае введения режима чрезвычайного положения, могут отличаться от мер, применяемых в случае продления срока действия режима [1].

Осуществив анализ Федерального Конституционного закона «О чрезвычайном положении», мы пришли к выводу о том, что Закон не содержит положения, которое касается количества раз продлении действия режима чрезвычайного положения. Этот вопрос является очень актуальным потому, что неограниченный срок действия режима чрезвычайного положения превращает этот институт временного на повседневное правовое положение. Итак, режим чрезвычайного положения теряет свой исключительный характер. Но, если чрезвычайные ситуации существуют, гибнут люди, то режим чрезвычайного положения должен действовать.

Если в Законе закрепить количество возможных раз продлении режима чрезвычайного положения, например — не более двух, то органы государственной власти, осуществляющие реализацию режима, будут осознавать, что нет другой возможности урегулирования ситуации. Однако, органы государственной власти могут пойти другим путем и не продлевать действие режима чрезвычайного положения после окончания установленного срока, а просто отменять его и вводить снова, и снова. Президент страны и другие должностные лица, ответственные за реализацию режима чрезвычайного положения, должны осознавать, что в случаях, когда режим чрезвычайного положения не дает результатов, то есть конфликт не урегулирован, необходимо искать другие средства урегулирования кризисной ситуации. Постоянно применять ограничительные меры — противозаконно, потому что правоограничения, которые применяются, носят временный характер, а не постоянный.

Литература:

  1. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 года № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 23, ст. 2277.
  2. Петрухин И. Л. Правовой режим в условиях социального бедствия // Государство и право. — 1993. — № 2. — С. 46–56.
  3. Петрухин И. Л. Правоохранительные органы в условиях социального бедствия, вызванного природными, техногенными и биологическими факторами // Право и управление в чрезвычайных ситуациях: Сборник научных трудов — М.: Ин-т гос. и права РАН, 1992. — С. 116–133.
    Кузніченко С. О. Управління органів внутрішніх справ в особливих умовах, викликаних аномальними явищами техногенного і природного характеру. — Х.: Вид-во Націон. університету внутрішніх справ, 2001. –170 с.
  4. Соловьёв А. И. Конституционно-правовое регулирование режима чрезвычайного положения в Российской Федерации: Автореф. дис… канд. юрид. наук: 12.00.02. — М., 2001. — 24 с.
  5. Про введення надзвичайного стану в населених пунктах Автономної Республіки Крим” № 1692 від 3 грудня 2005 р.:Указ Президента України // Іменем Закону від 16.12.2005 р.
  6. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / Российская Академия наук, Институт русского языка; Российский фонд культуры. — М.: АЗЪ, 1997. — 940 с.
  7. Власов Д. М. Правовые и организационные основы режима чрезвычайного положения: дис… канд. юрид. наук: 12.00.14. / Дмитрий Михайлович Власов. — М., 2002. — 135 с.
  8. Рушайло В. Б. Административно-правовые режимы: Монография. — М.: Изд-во “Щит — М”, 2000. — 264 с.
  9. Конституция Российской Федерации: офиц. текст.- М.: Маркетинг,2001.- 39 с.
  10. О введении чрезвычайного положения в городе Москве: Указ Президента Российской Федерации от 3 октября 1993 года № 1575 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. — 1993. — № 40. — Ст. 3748.
  11. О введении чрезвычайного положения на части территорий Республики Северная Осетия и Ингушской Республике: Указ Президента Российской Федерации от 4 апреля 1994 года № 657 // Российская газета. — 1994. — № 63. — С.4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle