Библиографическое описание:

Максютов И. Р., Рахматуллин Р. Ю. Вклад В. И. Вернадского в развитие естественных наук // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 835-837.



Владимир Иванович Вернадский (1863–1945) — русско-украинский учёный, главной заслугой которого является создание новой науки — биологической геохимии (биогеохимии) и учения о ноосфере. Как ученый был хорошо известен еще в царской России: в 1906 году стал действительным членом-адъюнктом Императорской Санкт-Петербургской академии наук, а через два года — экстраординарным академиком Академии наук. В начале своей научной деятельности заинтересовался радиоактивными минералами на территории Российского государства. С целью их изучения организовывал экспедиции в районы Урала и Предуралья, Байкала и Забайкалья, в Среднюю Азию и Кавказ. После Октябрьской революции возглавил созданную им же Украинскую академию наук (1918 год), читал в Киевском университете лекции по геохимии. в 1920 году стал ректором Таврического университета в Крыму. В 1921 году семья Вернадских переезжает в Петроград, где ему предложили возглавить Метеоритный отдел Минералогического музея и Радиохимическую лабораторию. В 1922 году стал директором Радиевого института, в создании которого принимал самое активное участие. Является основателем научной школы по комплексному исследованию минералов на основе изучения их радиогеохимических, физических и химических характеристик.

С 1926 года стал интересоваться живой материей, выдвинул гипотезу о биологической структуре океана и локализации жизни в нем. Ввел в науку термин «живое вещество», под которым подразумевал совокупность живых организмов, составляющих главное содержание биосферы. В 1927 году создал в Академии наук СССР «Отдел живого вещества», впоследствии названный Биогеохимической лабораторией при Академии наук СССР.

В 1935 году он уезжает на лечение в Карловы Вары, и несколько лет работает за границей — во Франции, Германии и Англии. В этот период (1936–1938 гг.) им была написана книга «Научная мысль как планетное явление» [1], которая была опубликована лишь спустя 32 года после его смерти — в 1977 году. В 1940 году по инициативе Вернадского начались исследования урана как возможного источника ядерной энергии. В начале Великой Отечественной войны он был эвакуирован в Казахстан, откуда вернулся в Москву лишь в конце 1943 года. В Казахстане он продолжал свои исследования по биогеохимии, написал работу о химическом строении биосферы и ее окружения.

Кроме очень важных прикладных исследований В. И. Вернадский внес большой вклад в развитие современного научного мировоззрения. Он создал уникальную биологическую картину мира, в основе которой лежит ее концепция о ноосфере. Этим самым Вернадский дальше развивает идеи русского космизма Николая Федорова и других «космистов». Изучая биосферу, он указывает, что в его содержание входит как живое, так и неживое вещество (результаты переработки живого; абиотическое; биокосное, под которым он понимал то, что находится на границе живого и неживого, например, почва; вещество, находящееся на стадии радиоактивного распада; неорганизованные (рассеянные) атомы; объекты, имеющие космическое происхождение, например, метеориты).

Его взгляды на природу живого близки к панспермии, правда, он считал, что жизнь вечна лишь в геологическом пространстве. В отличие от сторонников эволюционной теории о происхождении жизни, Вернадский развивает свою концепцию, согласно которой между неживой («косной», по его выражению) материей и живым веществом не может быть генетической связи. Это, по его мнению, объясняется тем, что они организованы в различных пространствах и по этой причине находятся как бы в «параллельных мирах», не имеют ничего общего. Но это не означает, что эти «параллельные миры» не влияют друг на друга: в своих исследованиях он показывает, что атмосфера, ландшафт, осадочные породы, облик Земли являются результатом жизнедеятельности живых организмов, среди которых заметную роль играет производственная деятельность человека.

По его мнению, важнейшей частью биосферы является ноосфера — высшая стадия развития биосферы, в которой главную роль играет рациональная деятельность человека. Эта сфера, называемая нередко антропосферой, расширяет свое влияние на околоземное космическое пространство [2]. Он полагает, что это космическая сила, основанная на разуме и воле человека. Дальнейшая судьба Земли, как и Вселенной в целом, по его мнению, во многом зависит от влияния человека. Он выдвигает несколько условий существования и развития ноосферы:

  1. Победа человека как вида над другими биологическими видами, расселение его на всей Земле.
  2. Создание единой информационной связи на Земле, охватывающей все народы.
  3. Открытие новых источников энергии (Вернадский обращает главное внимание на атомную энергию).
  4. Широкое участие народных масс во властных структурах, развитие науки, которая является главным фактором общественного прогресса [3].

Разработка Вернадским новой биологической картины мира является еще одним научным доказательством единства мира, которое обосновывается им при помощи единства науки [4; 6]. В его картине мира биологическое («живое вещество», как он его называл вначале своей научной деятельности) занимает промежуточное положение между миром минералов и человеком, соединяет в единое «косную материю» и мир человека. Важно заметить, что его взгляды атеистичны: ни в одной из опубликованных им 473 работ нет упоминания о Боге как творящей силы. Творящей силой у Вернадского является направленный поток энергии, образующий разные пространства, в которых появляются и существуют новые виды материи. Правда сам механизм творения автором объясняется с точки зрения методологии редукционизма, который не способен объяснить скачок из низшего в высшее. В этом отношении его теория творчества стоит ниже платонизма [6; 7; 8]. Несмотря на хорошее знание марксистской диалектики, он не использует его центральный тезис о противоречии как источнике развития. Хотя в целом все его концепции о биосфере и ноосфере хорошо согласуются с учением о развитии, принятом в марксисткой эпистемологии [9].

Когда знакомишься с работами В. И. Вернадского, написанными до 1930-х годов, создаешься впечатление, что он находился под влиянием методологии классического позитивизма. Между тем, в самих работах он не ссылается на О. Конта, Г. Спенсера и Д.Ст. Милля. Но его приверженность к эмпирическим методам исследования, прежде всего, эксперименту и наблюдению, позволяют сделать вывод, что он явно или неявно симпатизировал идеям классического рационализма [10; 11]. И только в последние 10–15 лет своей жизни он поднимает острые мировоззренческие проблемы, связанные с существованием человека, единством человека и среды его существования.

Определенный редукционизм в концепции В. И. Вернадского о живой материи не дает основание утверждать, что он сторонник биологизации человека. В своем учении о ноосфере он однозначно указывает на человека как совершенно уникальное существо в биосфере, особенность которого заключается в наличии у него разума [12].

К сожалению, В. И. Вернадский не ответил и, видимо, не хотел ответить на ряд острых вопросов, связанных с проблемой происхождения человека. С его точки зрения каждый вид является результатом воздействия определенного пространства. Но известно, что пространство есть форма существования материи. К примеру, социальное пространство есть форма существования социальной материи — личности, социальных групп, общества в целом. Получается, пространство не возникает раньше материи, а результат ее возникновения.

С точки зрения современной науки пока невозможно объяснить и его константности живого. Он утверждал, что количество живого вещества в биосфере не превышает даже 0, 25 % и остается постоянной величиной. Возникновение этой биомассы связано биогенной миграцией атомов, которое, в свою очередь, является «результатом воздействия определяется лучистой солнечной энергией заселения планеты. Подобные идеи В. И. Вернадского в какой-то мере похожи на оригинальные высказывания основателя русского космизма Н. Ф. Федорова.

Литература:

  1. Вернадский, В. И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991. 271 с.
  2. Яншина, Ф. Т. Ноосфера: утопия или реальная перспектива // Общественные науки и современность. 1993. № 1. С. 163–173.
  3. Вернадский, В. И. Биосфера и ноосфера. М.: Айрис-пресс, 2012. 576 с.
  4. Рахматуллин, Р. Ю. Научная картина мира как особая форма организации знания // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 12–2 (38). С. 166–168.
  5. Камасина, Р.Р., Семенова, Э. Р. Научная картина мира как высшая форма научного знания // Вестник научных конференций. 2015. № 3–1 (3). С. 68–70.
  6. Рахматуллин, Р. Ю. Фрактальная концепция творчества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 7–1 (57). С. 145–147.
  7. Столетов, А. И. К построению философской концепции креативности // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 12. С. 462–472.
  8. Столетов, А. И. Сущность креативности и её типы // Международный журнал исследований культуры. 2014. № 4 (17). С. 43–52.
  9. Семенова, Э. Р. Принцип развития в эпистемологии // Молодой ученый. 2016. № 2 (106). С. 985–987.
  10. Rakhmatullin, R. Classical positivism: general characteristics // Nauka i studia. 2015. Т. 9. С. 233–235.
  11. Рахматуллин, Р. Ю. Позитивизм как первая философия науки // Вестник ВЭГУ. 2014. № 6 (74). С. 150–159.
  12. Рахматуллин, Р. Ю. Биологическое в структуре личности // Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2015. № 14. С. 64–66.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle