Библиографическое описание:

Шарин Е. А. Органы правопорядка Вятской губернии: мартовский кризис 1917 г. // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 612-616.



В статье рассматриваются события, происходившие в Вятской губернии, во время Февральской революции 1917 г. в Петрограде. Автор описывает попытки властей, не допустить распространение информации об отречении императора. На основе архивных источников, показано отношение различных слоев общества к Временному правительству. Раскрываются проблемы, вставшие перед полицией Вятской губернии в марте 1917 г. В заключении автор обращает внимание, что жестокого обращения к чинам полиции в Вятской губернии не было зафиксировано. После увольнения, полицейские сдали оружие, и разошлись по домам. Статья написана преимущественно на основе документов Государственного архива Кировской области. (ГАКО).

Ключевые слова: Февральская революция, Вятская губерния, полиция, Временное правительство

В конце февраля 1917 г. забастовки и демонстрации в Петрограде, переросли в восстание, приведшее к свержению самодержавия. Во все концы бывшей империи по телеграфу полетела весть о падении монархии. Революция подобно мельничным жерновам переламывала «старую Россию». Победа Февральской революции стала концом существования прежнего государственного механизма. Удар не миновал и опору любой власти — полицию. Полиция всегда играла значительную роль в жизни государства и являлась важным гарантом социального контроля и стабильности.

Поэтому именно полиция первой почувствовали на себе всю трагедию падения самодержавия. Посол Франции находящийся в самой гуще событий, описал происходящее в своем дневники: «…В Петрограде восставшие, подавив сопротивление полиции и жандармерии, захватили и подожгли здание охранного отделения, горели дома министерства внутренних дел, военного губернатора, министра Двора» [1]. Профессор М. П. Чубинский проживающий в Петрограде во время Февральской революции 1917 г. вспоминал в своем дневнике: …Если в это время в общем революция протекала сравнительно мирно, то все же были и эксцессы; особенно страдала полиция, за которой прямо охотились и притом со злобой и крайним ожесточением» [2, с. 6].

В связи с приближающимся юбилеем Февральской революции и недавними реформами в МВД возрастает интерес к региональным органам правопорядка в этот трагический период истории. Весьма любопытен и интересен малоизученный эпизод ликвидации полиции в Вятской губернии в марте 1917 г. Исторические события в провинции практически всегда отличаются от столичных.

Известия о февральских события в Петрограде, начали распространятся по Вятке 25–26 февраля 1917 г. Первое официальное подтверждение о революции получили служащие железнодорожной станции Вятка-1 в ночь с 27 на 28 февраля [3, с. 6]. Новость о падении монархии пришла 1 марта 1917 г. от Сарапульского исправника на имя губернатора Вяткой губернии Н. А. Руднева. «Сегодня вечером редакциями газет получена и распространяется по городу агентская телеграмма об образовании в Петрограде Временного правительства из членов государственной думы. С сообщением об аресте некоторых министров» [4, с.73]. 2 марта 1917 г. Уржумский исправник под грифом «совершенно секретно» отправил губернатору копии агентских телеграмм об отречении государя императора Николая II [5, с.5].

Губернатор, пытаясь сохранить спокойствие в губернии и не желая верить неподтвержденным слухам, приказал агентских телеграмм не печатать. В тоже время Н. А. Руднев отвечающий за целую губернию, понимал, что скрыть такое масштабное событие, как революция, от населения не возможно. Между тем понять, что происходило в душе провинциального губернатора, находящегося вдали от бурных политических событий Петрограда, к сожалению, уже не узнать. Нет ни устных, ни письменных источников, личного мнения губернатора о февральских событиях. Тихая и размеренная жизнь губернии всего за пару дней оказалась разрушена. Любой в данной ситуации растеряется. По всей видимости, с одной стороны в губернаторе боролась вера в невозможность случившегося, с другой реальность происходящего была очевидна. Старая бюрократическая привычка, ждать официальных известий и указов из столицы, наверняка сыграла не малу роль в данном промедлении.

Слухи распространялись по всей губернии моментально. Чиновники, находясь среди населения, понимали, что для устранения всевозможных вздорных слухов и внесения среди населения успокоения, власть должна выразить официальную позицию. Губернатору стали приходить телеграммы с просьбами разрешить публиковать телеграммы о свершившейся революции и свержении монархии. Скрывать и замалчивать очевидное, уже не было смысла, слухи стали фактами. 3 марта 1917 г. губернатор Н. А. Руднев приказал обнародовать сообщение о падении монархии в России. Сам губернатор выразил свое отношение к происходящему только 5 марта 1917 г. приказом № 41: «Предлагаю всем чинам подвластного мне правительственных учреждений губернии подчиняться Временному правительству и беспрекословно исполнять все его требования и распоряжения» [6, с.22].

Ставленники старой власти не могли находиться во главе губернии, поэтому Временное правительство стало устранять от должностей всех, кто был связан с царской властью. 6 марта 1917 г. губернатор получил телеграмму от Председателя Совета Министров и одновременно министр внутренних дел князь Г. Е. Львова следующего содержания: «Временное правительство признало необходимым временно устранить губернаторов и вице-губернаторов от исполнения обязанностей. Управление губернией возложить на председателя губернской земской управы» [7, с.22].

Смена власти в губернии прошла легко и по своей сути существенных изменений не принесла. Поэтому жители губернии, не осознавая до конца всю глубину изменений, в большинстве своем радостно встретили свержение монархии и переход власти к Временному правительству. Например, служащий земской управы в Орлове 3 марта от неожиданности такой крутой перемены строя России, от радости настолько взволновался, что потом уже не мог продолжить свою обычную работу [8, с. 9].

По губернии прокатывается ряд верноподданнических митингов, демонстраций и молебнов Временному правительству. Каждый хотел показать свою лояльность новому правительству. 6 марта 1917г. жители Царево-Санчурска на митинге, узнав состав нового правительства, выразили радость, что во главе стоят народные испытанные представители и решили отслужить благодарственный молебен. 10 марта 1917г. Вятский губернский Тюремный инспектор П. Э. Неандер попросил губернского комиссара передать Временному правительству, «что чины тюремной инспекции, администрации и стража с мест заключения Вятской губернии единодушно без колебаний присоединившись к новому строю свободной России. А так же передать министру юстиции Керенскому. А.Ф. приветствие и искрение пожелания успешного государственного строительства для проведения в жизнь начал права и справедливости которым она готова отдать все силы» [8, с. 33]. 13 марта 1917г. председатель комитета безопасности Дрягин из Сарапула сообщили губернскому комиссару: 12 марта в Сарапуле состоялся праздник свободы и молебен новому правительству и всем борцам свободы с многочисленными речами ораторов разных слоев населения и парадом войск Быстрее всех и дальновиднее поступила Вятская епархия, в лице епископа Вятского и Слободского Никандра. Не дожидаясь указов сверху, поздравила Временное правительство даже быстрее священного Синода [9, с. 7].

Полиция исходя из служебных обязанностей, и по старой привычке после Февральской революции, по-прежнему выполняла свой долг перед государством. Пресекая грабежи, насилие и хулиганские действия, сдерживая людей, начинающих получать «опьянение» от революции. Между тем раньше за спиной полиции стояло сильное государство, и население знало, что полиция выполняет указания власти. С момента крушения монархии, полиция осталась в глазах населения наследием старой власти и более того с момента отречения императора не имела юридического статуса. Распоряжений о новом статусе полиции Временным правительством не было выпущено. 6 марта 1917г. исправник Дьяконов предупреждал губернского комиссара, что по причине отсутствия категорического указания, о нахождении полиции в распоряжении Временного правительства, население находит в этом признаки того, что полиция остается приверженцами старого правительства [10, с. 10–11]. Общее отношение население губернии о полиции можно выразить телеграммой Елабужского исправника Шохина от 4 марта 1917 г. «С момента получение телеграммы, о государственном перевороте чины полиции непосредственно соприкасаясь с населением стали в опасное положение как агенты отошедшей и враждебной народу власти» [11, с. 1].

В Котельниче полицейские чины, справедливо опасаясь за себя и за жизнь родных, стали уходить со службы. 5 марта 1917г. Котельничский уездный исправник сообщил губернатору, что конно-полицейские стражники и городовые отказались нести службу в полиции и заявили о своем уходе со службы [12, с.73]. Нельзя осуждать людей пытавшихся спасти себя и своих родных перед лицом всесокрушающей революции и следовавшей за ней анархии и вседозволенности.

При этом многие полицейские чины выразили желание остаться на службе и признали новое правительство. Например, исправник Чемоданов 7 марта 1917 г. сообщал губернскому комиссару, что полиции подчиняется новому правительству, и готова продолжить службу» [13, с.14]. Но признание полицией новой власти не означало признание самой полиции населением получившей первые ростки свободы, позже выросшие в анархию. 6 марта 1917 г. полицмейстер Татаринов докладывал губернатору, что чины ижевской полиции признают новое правительство, но рабочие полицию не признают и не дают работать на благо родины при обновленном строе [14, с.103].

От угроз и непонятных требований население начало переходить к более понятным и конкретным действиям, происходящих в любое время лихолетья: грабежу. 7 марта 1917 г. в Вятских полянах начинались волнения, население разоружило стражу и начало грабеж магазинов. Малмыжский исправник ввиду весьма большого озлобления крестьян против стражников, один вид которых приводил толпу в ярость предложил организовать охранение порядка и общественной жизни организацией милиции из лиц пользующихся доверием у населения [15, с.65].

Неопределенное положение полиции было недолгим. Первой под удар новой власти попала ненавистная всеми революционерами жандармерия. 7 марта 1917г. от министра внутренних дел пришел приказ: «Временное правительство постановило корпус жандармов расформировать, офицеров и нижних чинов направить воинским начальникам, которые получат соответствующие распоряжения военного министра» [16, с.13].

В этот же день начальник Вятского губернского жандармского управления полковник А. И. Солтан был арестован. Жандармский полковник первым поплатился за свою преданность службе и старой власти. На запрос Вятского прокурора об основании ареста новообразованный Вятский исполнительный комитет сообщил следующие основания:

  1. Необходимость пресечь вредную деятельность жандармского управления.
  2. Комитету необходимо иметь в своем распоряжении дела жандармского управления для исследования их и выяснения тайных агентов и провокаторов. (По всей видимости А. И. Солтан исходя из служебного долга отказался выдавать агентурную сеть.)
  3. Отсутствие со стороны А. И. Солтана заявления о том, что он признает Временное правительство и согласен выявить тайных сотрудников Управления [17, с.13].

Даже человек не сведущий в юриспруденции царской России, может увидеть, что основания для ареста выдуманы. Но другого и не следовало ожидать. Жандармский полковник не та фигура, которая может свободно уйти со службы и от новой власти.

10 марта 1917г. постановлением Временного правительства департамент полиции так же был упразднен. Полицейские чины перед увольнением со службы должны были сдать оружие. По всей губернии происходит массовый сбор оружия и боеприпасов. Всего по Вятской губернии было собрано: Винтовок (разных. систем) 1299, револьверов 368 (из них 68 испорченных) шашек 252 [18, с.189]. Кроме того губернский комиссар 22 марта 1917г. отправил запрос в Петроград с просьбой разъяснить подлежит ли уплате жалование офицерским и нижним чинам жандармской полиции ввиду расформирования корпуса. Ответ так не был получен. Власть в губернии полностью перешла к Временному правительству.

На этом можно поставить точку в истории полиции Вятской губернии. Юридически полиция Российской империи прекратила свое существование. Временное правительство под давлением революционных сил официально оформило ликвидацию уже фактически самораспустившейся царской полиции. Случаев агрессивного отношения к бывшим чинам полиции не было зафиксировано. Более того бывшие полицейские смогли после сдачи оружия спокойно уйти к себе домой. Революционные события в корне изменившие не только политический строй, но и судьбу целой страны в Вяткой губернии прошли спокойно и буднично. Хотя при этом не нужно преподносить в целом Февральскую революцию, как бескровное событие, оформленное только на бумаге. Именно с началом февральских событий в столице, а позже и по всей стране прокатываются волны убийств и насилия.

Литература:

  1. Палеолог М. Царская Россия накануне революции. URL: http://az.lib.ru/p/paleolog_m/text_0010.shtml (дата обращения: 11.01.2016).
  2. 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция. От новых источников к новому осмыслению./ Под общ. редакцией П. В. Волуева. М.,1997. С. 244.
  3. Тимкин Ю. Н. События революции 1917 г. и гражданской войны.// Вятский край с древности до наших дней. — Киров, 2006. С. 211.
  4. Государственный архив Кировской области (далее ГАКО). Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. 73.
  5. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. 5.
  6. ГАКО. Ф. 582. Оп. 194. Д. 237. Л. 22.
  7. ГАКО. Ф. 582. Оп. 194. Д. 237. Л. 22.
  8. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. 33
  9. Бакулин. В. И. Драма в двух актах: Вятская губерния в 1917–1918 гг. Киров, 2008. С. 299.
  10. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. 10–11
  11. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. Л.1.
  12. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. Л.73.
  13. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. Л.14
  14. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 86. Л. Л.103.
  15. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 5. Л. 65.
  16. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 117. Л. 13.
  17. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 117. Д. 204. Л. 25.
  18. ГАКО. Ф.1345. Оп. 1. Д. 204. Л. 189.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle