Библиографическое описание:

Хадисова К. В. Идеи гуманизма в философско-этической концепции А. Швейцера // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 625-626.



Как свидетельствует история, впервые идеи гуманизма и ненасилия зародились еще в глубокой древности в недрах религиозной мысли — в иудаизме, христианстве, исламе, буддизме, конфуцианстве. Как правило, понимание этих идей складывалось как подчинение божественной, природной и общественной необходимости, толерантное отношение ко всему живому, непричинение вреда окружающему миру, постоянная устремленность к добру, ориентация человека в первую очередь на религиозно-нравственные ценности. Можно отметить, что она присуща всем религиям и культурам, определяющим духовное и культурное многообразие современного мира. Таким образом, обнаруживается в любой религиозной и философско-этической системе. Гуманизм — это не только идейное течение, возникшее в эпоху Ренессанса, но и особый образ жизни, по которому человек формирует свои отношения с людьми, с какой степенью ответственности относится ко всему живому, к природе.

Этика благоговения перед жизнью — это философско-этическое направление, возникшее еще в XX в., идейным вдохновителем которого являлся выдающийся гуманист, просветитель, философ, врач — Альберт Швейцер (1875–1965). Основной принцип этической концепции А. Швейцера, который путем долгих изысканий он сформулировал, выражается в «благоговении перед жизнью» в любой ее форме, стремление к ее сохранению, создание достойных условий для ее развития, облегчение страданий живущих. Как утверждает А. Швейцер, духовное бытие связано с природным, и, следовательно, благоговение перед жизнью можно отнести как к природным, так духовным явлениям, поскольку преклонение перед естественной жизнью, как правило, влечет за собой преклонение перед жизнью духовной. По мнению А. Швейцера, в качестве объекта нравственного отношения можно рассматривать любую жизнь — человека, природы, животного мира, микроорганизмов. Таким образом, он отожествляет нравственную ценность всех существующих форм жизни. Тем более, что на примере XX в. со всей очевидностью встал вопрос о том, что дальнейшее существование нашей цивилизации невозможно без пересмотра взглядов на взаимоотношение человека и природы.

Под альтруизмом А. Швейцер понимает самоотречение, и в тоже время индивидуализм, отстаивая идею рациональности. Как свидетельствует и его собственный опыт жизни, основой становится мысль о самоотречении как средстве творческой добродеятельности. Как полагает А. Швейцер, самоотречение, альтруизм не направлен на строгий аскетизм, он не обесценивает человека как личность, а наоборот, позволяет ему освободиться от эгоизма, предвзятости и излишнего субъективизма в оценке чужих поступков, от стремления судить и осуждать других, платить за зло злом, мстить и т. п. А. Швейцер признает человеческое прощение как важный инструмент и средство недопущения зла в человеческую душу. Он позволяет себе пренебречь злом и тем самым как бы отменяет, и, возможно, может помочь его искоренить.

А. Швейцер активно поддерживал всякое действие, направленное на сохранение жизни, возможно, именно поэтому он бросил успешную карьеру профессора, с тем, чтобы выучиться медицине и с этими навыками врача, поехать в Африку, в Ламбарене с миссионерской деятельностью. А. Швейцер подчеркивал религиозный характер своего мировоззрения, усматривая явно положительные результаты взаимодействия и взаимопроникновения христианской нравственности и рационалистического способа осмысления мира [1, С. 178–182].

Концепция этики «благоговения перед жизнью» была разработана и подтверждена практической деятельностью Альберта Швейцера. Его основополагающими идеями явилось то, что, как он полагает, что кризис современной западноевропейской и общемировой культуры грозит гибелью цивилизации, а возможным средством преодоления назревшего духовного кризиса видел в создании новой общечеловеческой этики, которую он обозначил как «душа культуры». По его мнению, новая этика (универсальная, оптимистическая, гуманистическая, практически-действенная) в первую очередь, должна способствовать развитию, основываясь на принципе благоговения перед жизнью, выступающего в качестве критерия различения дихотомии добра и зла: все, что сохраняет, одухотворяет, возвышает жизнь, есть добро; все, что наносит ей ущерб, соответственно, является злом. Особо А. Швейцер выделял значение постоянного нравственного самосовершенствования, основу которого составляли понимание ценности «благоговения перед жизнью», а также вера в его конструктивные возможности и ресурсы, требующие подтверждения личным действием, при этом иметь чистую мотивацию и приводимыми в жизнь «чистыми» средствами.

Как следует из основных принципов этики благоговения, самой главной ценностью является жизнь, причем во всех ее проявлениях, и если человек способствует сохранению и процветанию жизни, он поступает правдиво и естественно — творит добро, если же уничтожает любую жизнь и препятствует ей — совершает зло. Жизнь рассматривается в самом широком философском смысле, и уничтожение живого без нужды, просто походя, даже придорожного цветка составляет зло, а спасение раненого животного вне зависимости от его пользы есть добро.

А. Швейцер подчеркивает роль и громадное значение милосердия и сострадания, сочувствия ко всем живым существам, независимо от их положения и иерархии в природе, то есть как о норме сосуществования в мире. Этический принцип благоговение перед Жизнью, в первую очередь, требует сочувствия, любви в самом высоком смысле, т. е. любви как служения всем творениям, независимо от их близости к человеческой природе.

Также можно выделить основные постулаты, которые сформулировал А. Швейцер в своей концепции «этики благоговения перед жизнью»: так, например, он считал, что безжизненная идея мира должна быть заменена реальным миром, полным жизни. При этом, по его мнению, знания о мире, которые человек владеет, то это только то, что все существующее, как и он сам, является проявлением воли к жизни. При этом, по отношению к этому миру человек может иметь как пассивное, так и активное. Поскольку он как существо, стоящее в пассивном отношении к миру, он, как правило, приходит к душевной связи с ним через умиротворение, смирение; то как существо, находящееся в активном отношении к миру, он приходит к духовной связи с ним, и в первую очередь, благодаря тому, что не живет для себя одного, а чувствует себя одним целым со всей жизнью.

Как считает, Альберт Швейцер, для человека, по-настоящему нравственного, жизнь — священна, причем, даже та, которая находится на нижней границе шкалы ценностей. Различие он допускает только в зависимости от конкретного случая, исключительно под давлением обстоятельств, необходимости, например, когда возникает случай выбора и ему предстоит решить, какой из двух жизней он должен пожертвовать, чтобы сохранить другую. «Если этика благоговения перед жизнью затронула его, — пишет А. Швейцер, — он наносит вред жизни и разрушает ее лишь в силу необходимости, которой он не может избежать, и никогда — из-за недомыслия». Поскольку человек является свободным человеком он призван использовать всякую возможность, чтобы испытать блаженство: оказаться в состоянии помочь жизни и отвести от нее страдание и разрушение.

А. Швейцер полагал, мысли о таинстве жизни как таковой и своей собственной, а также и о связях, неразрывно соединяющих его, человек уже не может относиться к своей и окружающей жизни иначе, как в соответствии с принципом «благоговения перед жизнью», и следовательно, этот принцип обязательно проявится в нравственном, мировосприятии и жизнеутверждении, которое найдет отражение в его действиях, поскольку в этом случае он будет не просто жить, и существовать, а начнет по-настоящему испытывать жизнь.

Литература:

  1. Гусейнов А. А. Императив ненасилия // Этика. — М., 2009. 476 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle