Библиографическое описание:

Подшивалова В. В. Таможенное регулирование импорта сельскохозяйственной техники как инструмент реализации внешнеторговой политики России в условиях ЕАЭС // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 495-497.



Рассмотрена эффективность мер таможенного регулирования импорта сельскохозяйственной техники в России в условиях ЕАЭС

Ключевые слова: ЕАЭС, ВТО, таможенное регулирование, импорт, сельскохозяйственные тракторы, зерноуборочные комбайны

Евразийский экономический союз (далее ЕАЭС), начал функционировать с 1 января 2015 года на базе Таможенного союза (далее ТС) и Единого экономического пространства (далее ЕЭП), став правопреемником Евразийского экономического сообщества (далее ЕврАзЭС). ЕАЭС как международная организация региональной экономической интеграции России, Беларуси, Казахстана, Армении и Кыргызстана, создан исключительно по экономическим мотивам в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик, создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения стран — участниц в условиях глобальной экономики [1].

Одна из задач, решаемых Россией в условиях ЕАЭС — обеспечение продовольственной безопасности, важнейшей составляющей обеспечения ее национальной безопасности. Ключевой элемент формирования продовольственной безопасности — техническое обеспечение агропромышленного комплекса (далее АПК). В соответствии со Стратегией развития сельскохозяйственного машиностроения России до 2020 года, данное обеспечение должно предусматривать поэтапное снижение зависимости российского АПК от импорта техники.

Анализ основных сегментов российского рынка сельскохозяйственной техники показывает, что удельный вес импортной техники в структуре парка сельскохозяйственных тракторов не позволяет говорить о продовольственной безопасности с точки зрения технического потенциала. (Табл. 1).

Таблица 1

Распределение доли импортной техники на российских рынках сельскохозяйственной техники в 2013–2015гг. [2]

Рынок

Доля импортной техники вобщем количестве сельскохозяйственной техники

2013 г.

2014 г.

2015 г.

Сельскохозяйственных тракторов

63,3 %

65,1 %

65,3 %

Зерноуборочных комбайнов

17,4 %

19,0 %

8,8 %

Кормоуборочные комбайнов

21,6 %

22,9 %

6,9 %

Относительно невысокий процент импортных зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов на отечественном рынке сельскохозяйственных машин объясняется защитными мерами, предпринимаемыми в рамках решений Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Например, удалось добиться в 2015 г. снижения импорта на российский рынок указанной сельхозтехники (табл. 1.) в результате принятых ЕЭК решений:

– от 25 декабря 2012 года № 289 «О применении специальной защитной меры посредством введения предварительной специальной пошлины в отношении зерноуборочных комбайнов и модулей зерноуборочных комбайнов, ввозимых на единую таможенную территорию Таможенного союза»

– от 15 октября 2013 г. № 223 «О внесении изменений в некоторые решения Коллегии Евразийской экономической комиссии», об увеличении в феврале 2013 г. ввозной пошлины в размере 27 % сроком до 5 июля 2013 г. и введении квот в октябре 2013 г. сроком до 21 августа 2016 г.

В отношении же большого объема импорта сельскохозяйственных тракторов, в настоящее время, ситуацию не удается переломить. Прежде всего, это связано:

– с одной стороны — с открытостью российского рынка сельскохозяйственного машиностроения для зарубежных производителей. Такая тенденция сложилась в связи с вступлением России в 2012 г. в Всемирную торговую организацию (далее ВТО) с выполнением условий данного вступления, а именно — снижение ставки ввозного таможенного тарифа на новую сельхозтехнику до 5 % со снятием оговорки по мощности [3];

– с другой стороны — членством в ЕАЭС. Так, решением Евразийского межправительственного совета от 8 сентября 2015 г. № 9 «Об основных направлениях промышленного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза», внешнеторговая деятельность в сфере экспорта и импорта сельскохозяйственной техники выделена как одно из приоритетных направлений сотрудничества стран-участников союза в среднесрочной перспективе на ближайшие 5 лет. Это же решение предусматривает увеличение объема сельхозтехники (и соответственно ее продажи) государствами-членами на общем рынке ЕАЭС. Как следствие — основную долю (в 2013 г. — 51,1 %, 2014 г. — 41,3 %, 2015г. — 43,6 %) в импорте иностранной сельхозтехники занимают тракторы, выпущенные в республике Беларусь, а с 2014 г. — в республике Беларусь и Казахстане [2] — странах-участниках ЕАЭС.

Экономический анализ возрастной структуры парка российской сельскохозяйственной техники свидетельствует, что удельный вес основных видов техники со сроком эксплуатации более 10 лет в России уже несколько лет колеблется в пределах: 60–52 % — тракторов, 47–49 % — зерноуборочных комбайнов, 42–45 — % кормоуборочные комбайнов [4].

Для своевременной обработки сельхозземель в Российской Федерации необходимо иметь 900 тыс. тракторов, а имеется — 450 тыс. Комбайнов необходимо — 380 тыс., имеется — 180 тыс. На одну тысячу приходится три трактора и полтора комбайна, в то время как в Канаде, родственной России по климату, этот показатель приближается к 9 машинам [5].

Таким образом, современная ситуация свидетельствует о следующем:

– индикаторы, заложенные в Стратегии машинно-технологической модернизации сельского хозяйства России на период до 2020 года и Стратегии развития сельскохозяйственного машиностроения России до 2020 года, не соответствует тенденциям обновления материально-технической базы сельскохозяйственного производства;

– страны ВТО и ЕАЭС воспринимают Россию как субъект экономических отношений с неограниченной емкостью рынка сельскохозяйственной техники, запасных частей и сервисных услуг. Россия не пользуется в должной мере своим конкурентным преимуществом — емкостью рынка сельскохозяйственной техники для развития собственного сельскохозяйственного машиностроения, а также стимулированию повышения локализации производства иностранной техники на своей территории.

Т. е., в ближайшие несколько лет проблема стимулирования отечественного производителя сельхозтехники (преимущественно тракторов) и его защиты от иностранного производителя будет оставаться актуальной.

Одно из направлений решения указанной проблемы — это понимание того, что российское государство как субъект, формирующий общие условия хозяйствования, располагает мощным инструментарием таможенного регулирования для стимулирования инновационно-инвестиционных процессов и поддержки структурных сдвигов в отрасли сельскохозяйственного машиностроения в требуемом русле. При этом эффективно действующий механизм таможенного регулирования представляет неотъемлемое условие для проведения Российской Федерацией активной и целостной таможенной политики, а также для решения таможенными органами задач по обеспечению экономической безопасности страны, защите ее экономических интересов [6].

Таможенное регулирование затрагивает как национальные интересы, так и интересы стран — торговых партнеров государства, в связи с чем всегда носит компромиссный характер. В первую очередь это касается основного инструмента внешнеторговой политики — таможенно-тарифного регулирования внешнеэкономической деятельности (ВЭД), реализация которого напрямую связана с характером торгово-экономических и политических межгосударственных связей. Неотъемлемым элементом таможенно-тарифного регулирования выступает преференциальная система, предполагающая возможность изъятия из базового принципа ВТО — режима наибольшего благоприятствования — в форме снижения ставок или полной отмены ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, импортируемых из стран-получателей преференций как на взаимной основе, так и в одностороннем порядке. Преференциальная система является мощным инструментом стратегического регулирования межгосударственных внешнеэкономических связей, позволяющим получить дополнительные преимущества по доступу на рынки и усилить экономические позиции в странах-партнерах [7].

Несмотря на то, что система предоставления тарифных преференций в ЕАЭС в целом, соответствует базовым положениям ВТО и Общей системы преференций [8], она имеет ряд недостатков, влияющих на качество принимаемых мер по стимулированию инновационно-инвестиционных процессов и поддержки отечественной отрасли сельскохозяйственного машиностроения и прежде всего недостаточная гибкость преференциальной системы ЕАЭС в части учета национальных интересов.

Для мобилизации возможностей и преимуществ международного экономического сотрудничества и продвижения интересов России на мировом рынке, необходимо дополнить интеграционную модель ЕЭП инструментами, присущими модели «нового регионализма» и развитием инструментария предоставления тарифных преференций Евразийском экономическом союзе по следующим концептуальным направлениям:

  1. Совершенствование подходов к практической реализации Общей системы преференций в контексте совершенствования механизма таможенного регулирования ВЭД в ЕАЭС путем минимизации одностороннего предоставления тарифных преференций странам с динамично развивающейся экономикой и формирование стратегического двух- или многостороннего сотрудничества с развивающимися государствами, включающего, помимо взаимного предоставления тарифных преференций, вопросы торгово-экономического сотрудничества, доступа на рынки, взаимного соблюдения прав участников ВЭД.
  2. Создание единого экономического пространства в рамках ЕАЭС, формирование единой стратегии развития внешнеэкономических связей государств-членов ЕАЭС, предполагающей необходимость унифицированного подхода к определению стран-бенефициаров режима наибольшего благоприятствования и преференциального режима, порядка документального подтверждения страны происхождения товаров, принятия таможенными органами предварительных решений о стране происхождения товаров.

Литература:

  1. Вагин В. Д. К вопросу о вызовах евразийской экономической интеграции. Таможенные чтения — 2015. Евразийский экономический союз в условиях глобализации: вызовы, риски, тенденции: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. Часть I / Под общ. ред. профессора С. Н. Гамидуллаева. — СПб.: Санкт-Петербургский имени В. Б. Бобкова филиал РТА, 2015. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://spbrta.customs.ru/spbrta/images/stories/docs/TCh_I_int.pdf
  2. Национальный аграрный каталог «Сельхозтехника». Выпуск № 13. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.selhoz-katalog.ru/pdf/kat_selhoz_13–2016.pdf
  3. Вступление в ВТО // ООО «ДмитровАгроРесурс» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.techagro.ru/id=471.
  4. Полухин А. А., д.э.н. Техническая модернизация сельского хозяйства России в условиях международной интеграции и экономических санкций. RJOAS, 6(42), June 2015. Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства. Москва. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rjoas.com/issue-2015–06/article_06.pdf
  5. Фурсова И. Миллиард зарыт в поле. Российская газета — Спецвыпуск № 6958 (90). [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://rg.ru/2016/04/27/selhozsektoru-neobhodimo-obnovit-park-traktorov-i-kombajnov.html
  6. Подшивалова В. В. Таможенное регулирование как одно из направлений поддержки отечественных производителей сельскохозяйственной техники. Сборник материалов XXII Международной научно-практической конференции «Экономика и управление в XXII веке: тенденции развития. г. Новосибирск, 2015 г.
  7. Хапилин С. А. Развитие евразийской экономической интеграции на основе модернизации механизма таможенного регулирования: диссертация... доктора экономических наук: 08.00.14 / Хапилин Станислав Анатольевич; [Место защиты: Ростовский государственный экономический университет «РИНХ»]. — Ростов-на-Дону, 2015.- 511 с. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rsue.ru/avtoref/HapilinSA/HapilinSA.pdf
  8. Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 10.10.2014) // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: http://www.eurasiancommission.org

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle