Библиографическое описание:

Ковалев А. Ю. Государственный антисемитизм в России во время революции 1905–1907 гг. // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 274-276.



За свою долгую историю человечество многократно становилось свидетелем роста популярности различного рода общественных и политических течений, зиждившихся на чувствах ненависти и вражды одной группы людей по отношению к другим. Истребление по национальному, религиозному или классовому принципу зачастую ложились в основу политических доктрин, ставивших одним фактом своего существования вопрос о дальнейшей судьбе цивилизации. Наиболее «живучей» и трудноискоренимой формой человеконенавистничества, безусловно, можно считать антисемитизм. Им были заражены фараоны древнего Египта и вавилонские цари, монархи средневековой Европы и лидеры национальных государств Новейшего времени.

Антисемитизму невозможно дать однозначное определение, способное объективно отобразить его реальное содержание в условиях различных историко-культурных общностей. Он преодолел сложный путь в пространстве и времени, неизменно находясь в эпицентре глобальных исторических событий. Особую роль он сыграл в судьбе России.

Как правило, идеи шовинизма и ксенофобии находят отклик в обществе на стыке эпох, в период, когда рушатся прежние идеалы, а новые только начинают восполнять образовавшийся вакуум. Применительно к России эту тенденцию можно проследить на примере социальных катаклизмов XX века: революций 1905–07, 1917 годов и распада Советского Союза. Во всех перечисленных случаях в российском обществе наблюдались мощные всплески популярности идей национализма, сопровождавшиеся антисемитскими выпадами.

Специфика предреволюционного варианта российского антисемитизма заключается в его всеобъемлющей социальной базе: юдофобией были заражены как низшие слои населения, так и политическая элита, в том числе правящие монархи. Не был исключением и Николай II.

Наличие в Российской империи государственного антисемитизма было неоспоримым фактом, и дело здесь не только в существовании на законодательном уровне территории компактного проживания еврейского населения — черты оседлости. Российский вариант гетто, бесспорно, характеризует отношение властей к национальному меньшинству, но в то же время его нельзя считать определяющим при выявлении особенностей государственного антисемитизма, так как черта оседлости не предполагала одним своим наличием решить «еврейский вопрос».

В 1905 году был создан Союз русского народа — самая многочисленная и влиятельная националистическая организация предреволюционной России. Её создание было симптомом времени и отражало реакционизм значительной части российского общества по революционному вопросу. Черносотенцы из Союза русского народа позиционировали себя как истинные патриоты своего Отечества, защитники православной веры и царя, и противопоставляли свою деятельность «ложным и чуждым» русскому народу идеалам, навязываемым ему евреями и «прочими врагами» России. Эта организация пользовалась значительными привилегиями. Государство ежегодно субсидировало на её нужды сумму в два с половиной миллиона рублей, а погромщики-черносотенцы могли быть освобождены после поданной в установленном порядке апелляции. Тема «евреев и революции» занимала одно из центральных мест в программе этой организации, а решение еврейского вопроса планировалось достичь за счёт депортации этого национального меньшинства из страны. [1] Достигнуть этого планировалось за счёт парламентской деятельности, но в то же время известно, что в перечень инструментов черносотенцев входили и погромы, сопровождавшиеся привлечением к участию в них представителей уголовной среды.

Создание Союза русского народа представляет интерес для определения характерных чертгосударственного антисемитизма в России постольку, поскольку в его существовании были заинтересованы органы власти. Одним из инициаторов институализации «русских патриотов» был вице-директор департамента тайной полиции П. И. Рачковский. Будучи опытным провокатором и незаурядным стратегом, он, грамотно оценив обстановку, понял, какие дивиденды для своего ведомства можно извлечь из антиеврейских настроений в стране. Создав на базе националистов мощную организацию, представленную в парламенте, пользующуюся значительными преференциями власти, было бы реальным решить еврейский вопрос силовыми методами или по крайней мере развернуть с её помощью широкую информационную кампанию против революции, апеллируя к её «еврейским корням».

Жёстко и недвусмысленно высказался относительно социальной базы Союза русского народа один из самых влиятельных людей эпохи, граф С.Ю Витте, заметив, что он состоит из «темной, дикой массы, вожаков — политических негодяев, тайных соучастников из придворных и различных, преимущественно титулованных дворян, все благополучие которых связано с бесправием, которые ищут спасения в беззаконии и лозунг которых: «не мы для народа, а народ ради блага нашего чрева». [2. С. 59]Следует отметить, что отношения Витте и черносотенцев были крайне напряжёнными, и порой доходили до открытых оскорблений, но склонить на свою сторону Николая II у царского министра не было никаких шансов. Император открыто выражал свою симпатию националистам и носил на военном мундире подаренный ими нагрудный знак. В противовес Витте он считал Союз русского народа блистательным примером справедливости и порядка. [2. С. 61]

Император был солидарен с черносотенцами и в еврейском вопросе. На состоявшемся в декабре 1905 года приёме депутации от Союза русского народа, представлявшей несколько регионов страны, неоднократно поднималась тема революционных волнениях. Николай II выслушивал мнения наиболее авторитетных лидеров движения по этому вопросу и высказывал им своё одобрение. [3. С. 93] Наличие у революции «еврейских корней» было для него очевидным. Это ещё раз можно понять из резолюции, которую император собственноручно написал на полях только что прочитанных им «Протоколов сионских мудрецов»: «Какая глубина мысли! Какая предусмотрительность! Какое точное выполнение своей программы! Наш 1905 год точно под дирижерство мудрецов», «Не может быть сомнений в их подлинности», «Всюду видна направляющая и разрушающая рука еврейства». [2. С. 64] Однако скоро он изменил своё мнение и постановил изъять «Протоколы», так как посчитал, что «нельзя чистое дело защищать грязными способами». [2. С. 64]

Сейчас известно, что на мнение царя, считавшего силовые методы при решении еврейского вопроса нормой, повлияло расследование под руководством П.А Столыпина, в ходе которого выяснилось подлинное происхождение представленных ему материалов. Как и в случае с инициативой создания Союза русского народа, и в этом случае не обошлось без участия тайной полиции и лично П.И Рачковского. Исследователи «Протоколов» склоняются к его непосредственному участию в создании этого «документа» для его дальнейшего использования в качестве средства антиреволюционной пропаганды. По замыслу создателей, «Протоколы» были должны дискредитировать революционное движение в глазах общественности, и перенаправить «вектор народного гнева» против еврейского населения империи.

Сегодня сложно сказать были ли издание «Протоколов сионских мудрецов» и создание Союза русского народа звеньями одной цепи, но, учитывая специфику времени и методы работы царских спецслужб, отрицать существование между этими событиями связи нельзя. Кроме этого, невозможно установить, что стояло за мотивами полицейских провокаторов: возможность рационального использования общественного мнения в интересах действующего режима или подлинная вера в «еврейские корни» революции, доказать существование которых представлялось проблематичным. Последний факт также нельзя отрицать, учитывая, что антисемитами были первые лица государства, а в полицейских архивах накопилось большое количество антиеврейских записок и других докладных материалов.

Несмотря на постоянные конфликты с черносотенцами, убеждённым приверженцем «зловредности евреев в государственных масштабах» был и сам граф С.Ю Витте. На одной из встреч с представителями еврейской общественности он буквально потребовал от них прекратить революционные брожения в стране, а в ответ на их недоумение воскликнул: «Не играйте в наивность. Напишите в AllianceIsraelite и объясните, что в дальнейшем революция может не улучшить, а только ухудшить положение евреев». [4. С. 182]Растерянным гостям оставалось только дать на это своё согласие.

Государственный антисемитизм во время первой русской революции не ограничивался только внутренней политикой. Министр иностранных дел В.Н Ламздорф пытался инициировать переговоры России с Германией и Ватиканом по вопросу совместных действий против Всемирного еврейского союза и Франции, которая представлялась ему инструментом реализации тайных планов дестабилизации мировой обстановки. [2. С. 62]Инициатива дипломата нашла поддержку у Николая II, оставившего на предоставленном ему проекте документа резолюцию: «Переговоры стоит начать немедленно. Я целиком разделяю выраженное здесь мнение». [2. С. 62] Попытка Ламздорфа придать «еврейскому заговору» мировой масштаб, однако, значительно опережала развитие антисемитской мысли своей эпохи и была в любом случае обречена на неудачу.

Николай II, С.Ю Витте, В.Н Ламздорф, как и многие другие представители политического истеблишмента предреволюционной России, были искренне убеждены в «еврейской угрозе», выражавшейся в накаляющейся революционной обстановке. Для ХХ века это, безусловно, выглядит дико, но в то же время объективно отражает особенности русского национального самосознания, включающего в себя мистико-мессианский нарратив, и, как следствие, особые отношения с иудеями как с врагами христианства.

Государственный антисемитизм в России выражался в молчаливом одобрении властями межэтнических и межконфессиональных конфликтов и без участия русского населения. Эта позиция проявилась ещё во время столкновения греческой и еврейской общин Одессы, и последовавших после убийства Александра II погромов, прокатившихся по южным регионам. Среди исследователей существует мнение, что эти погромы были во многом инспирированы властями силами провокаторов, подстрекавших местное население. Но если вопрос о прямом или косвенном участии властей в погромах не выявлен, то выводы правительственной комиссии, расследовавшей их обстоятельства весьма красноречивы. Она заключила, что виновными в сложившейся ситуации нужно считать евреев, которые своей наглой хозяйственной экспансией довели остальное население до бедственного положения. Суды, в свою очередь, приговаривали их к наказанию более жесткому, чем инициаторов и активных участников тех событий. Аналогичная ситуация повторилась и в годы первой русской революции, когда погромы в меньшей степени имели материальную подоплёку, а их зачинщиками становилось русское население. Волна погромов 1905–07 годов была беспрецедентной по своим масштабам, и так же, как и в предыдущих случаях, практически осталась без внимания полиции.

Государственный антисемитизм не был российским изобретением, но прочно укоренился в кругах правящей элиты в предреволюционную эпоху. Неприятие евреев по религиозному принципу сочеталось со стойким убеждением в их стремлении уничтожить тысячелетние устои русской монархии. При этом император и правительство не предпринимали радикальных методов, избрав в попытках решить еврейский вопрос тактику непрямого воздействия, которая реализовывалась через создание консервативно-охранительных организаций.

Литература:

  1. Программа Союза русского народа, [Электронный ресурс] http://krotov.info/acts/20/1900/1906anti.html, 27.09.2016
  2. Кон Н. Благословение на геноцид. Москва 2000.
  3. Правые партии. Документы и материалы в 2-х т, введения и коммент. Ю. И. Кирьянов Т. 1 1905–1910 г.г. Москва, 1998.
  4. Дудаков С. Ю. История одного мифа. Москва, 1993.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle