Библиографическое описание:

Шишкина К. И., Акульшина И. А. Особенности аддиктивного поведения у детей младшего школьного возраста // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 404-407.



Многие наши поступки и особенности поведения со временем становятся привычками, то есть автоматически работающими действиями, автоматизмами. Автоматизируя наши действия, привычка делает движения более верными и свободными. Она уменьшает степень сознательного внимания, с которым совершаются воздействия [1, с. 21].

С. Л. Рубинштейн выделял, что становление привычки означает появление не столько нового умения, сколько последнего по новизне мотива или тенденции к автоматическим действиям. Другими словами, привычка — это воздействие, выполнение которого становится потребностью. Учитывая важное свойство нервной системы просто сформировать и закреплять привычки, даже если они являются ненужными или вредными (табакокурение, азартные игры и т. п.), можно смело ратифицировать, что процесс рассудочного управления привычками есть, по существу, управление поведением. Так же вредные привычки, явно наносящие ущерб здоровью организма, со временем начинают восприниматься как нормальное явление, как нечто необходимое и приятное. И тогда смысл управления поведением заключается в том, чтобы вовремя заметить предпосылки к образованию ненужной или вредной привычки и устранить её, чтобы не оказаться в плену аддиктивного поведения [2, с. 45].

Проблема аддиктивного поведения младших школьников в настоящее время является довольно актуальной, т. к. происходящие публичные конфигурации, рост влияния СМИ на сознание подрастающего поколения, укладывание личных норм и ценностей, приводит к искажённому формированию поведенческих и высоконравственных паттернов, следствием чего является стремление детей обрести иную реальность и нежелание справляться со сложившими трудностями, что в конечном счёте приводит к появлению различного вида зависимостей.

Аддиктивное поведение — одна из форм деструктивного поведения, которая выражается во влечении к уходу от действительности методом конфигурации собственного состояния посредством приема неких веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активностях (видах деятельности), что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Этот процесс настолько захватывает человека, что начинает управлять его жизнью. Человек становится беспомощным перед своим пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности конфронтировать аддикции [3, с. 32].

Отсутствие зависимости подразумевает, что индивид соответствует понятиям поведенческой нормы. Норма же (по мнению К. К. Платонова) — это явление группового сознания в виде разделяемых группой представлений и более личных суждений членов группы о требованиях к поведению с учетом их социальных ролей, формирующих рациональные бытия, с которыми эти нормы взаимодействуют и, отражая, формируют его.

Поведенческая патология (по П. Б. Ганнушкину) предполагает присутствие в поведении человека таких признаков как предрасположенность к дезадаптации, тотальность, стабильность. Под склонностью к дезадаптации понимается существование шаблонов поведения, не способствующих полноценной адаптации человека в обществе, в виде конфликтности, неудовлетворенности; взаимодействиями с окружающими людьми, противостояния или противоборства действительности, социально-психологической изоляции. Признак тотальности указывает на то, что патологические поведенческие стереотипы способствуют дезадаптации в большинстве ситуаций, в которых оказывается человек, т. е. они проявляются «везде». Стабильность отражает длительность проявления дезадаптивных качеств. Поведенческая патология может быть обусловлена психопатологическими причинами, а также базироваться на патологии характера, сформированной в процессе социализации.

Девиантным поведением человека можно обозначить систему поступков либо отдельные поступки, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением [3, с. 21].

Аддиктивное поведение — одна из форм деструктивного, девиантного, поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности по средствам изменения своего психического состояния [2, с. 77].

Наличие аддиктивного поведения указывает на нарушенную адаптацию к изменившимся условиям микро- и, макросреды. Аддиктивное поведение, по определению Короленко и Сигала, характеризуется стремлением к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния.

Определение аддиктивного поведения относится ко всем его многочисленным формам. Уход от действительности методом конфигурации психического состояния протекает при применении различных методик. В жизни всякого человека бывают моменты, связанные с конфигурацией собственного психического состояния, не устраивающего его в этот момент. Для реализации данной цели человек «вырабатывает» индивидуальные подходы, становящиеся привычками, стереотипами. Проблема аддикций начинается тогда, когда стремление ухода от реальности, связанное с изменением психического состояния, начинает доминировать в сознании, становясь центральной идеей, вторгающейся в жизнь, приводя к отрыву от реальности. Протекает процесс, во время которого человек не только не решает важных для себя проблем, но и останавливается в собственном духовном развитии [3, с. 9].

Механизм ухода от действительности смотрится последующим образом. Выбранный человеком метод подействовал, понравился и зафиксировался в сознании как наконец-то найденное действующее средство, обеспечивающее хорошее состояние. В дальнейшем встреча с трудностями, требующими принятия решения, автоматически заменяется приятным уходом от проблемы с переносом ее решения «на завтра». Постепенно волевые усилия снижаются, так как аддиктивные реализации «бьют» по волевым функциям, способствуя выбору стратегии меньшего противодействия. Снижение переносимости проблем, уход от их преодоления приводит к накоплению нерешенных проблем.

Выбор аддиктивной стратегии поведения объяснен трудностями в адаптации к проблемным жизненным ситуациям: трудные социально-экономические условия, многочисленные разочарования, крушение эталонов, конфликты в семье и на производстве, утрата близких, резкая смена привычных стереотипов. Действительность такова, что стремление к психологическому и физическому комфорту не всегда возможно реализовать. Для нашего времени типично и то, что происходит очень стремительное нарастание изменений во всех сферах публичной жизни. Современному человеку приходится воспринимать все возрастающее количество решений в единицу времени. Нагрузка на системы адаптации очень велика. Основоположник теории стресса Г. Селье, говоря об адаптации, пишет: «Большая способность к приспособлению, или адаптации, — вот что делает возможным жизнь на всех уровнях сложности. Это основа поддержания постоянства внутренней среды и сопротивления стрессу». «Приспособляемость — это, вероятно, главная отличительная черта жизни». «Есть два способа выживания: борьба и адаптация» [1, с. 87].

Аддиктивная личность в собственных попытках ищет свой универсальный и очень предвзятый метод выживания — уход от проблем. Естественные адаптационные способности аддикта нарушены на психофизиологическом уровне. Главным признаком данных нарушений является чувство психологического дискомфорта. Психологический комфорт может быть нарушен по различными факторами, как внутренним, так и внешним. В качестве способа восстановления психологического комфорта они выбирают аддикцию, стремясь к искусственному изменению психического состояния, получению субъективно приятных эмоций. Таким образом, создается иллюзия решения проблемы. Схожий метод “борьбы” с реальностью закрепляется в поведении человека и становится устойчивой стратегией взаимодействия с действительностью. Притягательность аддикции в том, что она представляет собой путь наименьшего сопротивления [2, с. 43].

Традиционное образование само несет на себе аддиктивные черты — черты, направленные на разотождествление с действительностью. Прежде всего, это проявляется в подаче учебного материала вне интеграции с реальным миром, ориентированности на приоритетность знания учебных предметов, в акцентировании полезности знаний в контрасте с непредсказуемостью межличностных отношений. Обезличивание значимости межличностных отношений может происходить и из-за того, что школьников нацеливают на всепоглощающий учебный труд, который активно подкрепляется и поощряется [4, с. 23].

Занятость учебной деятельностью и, порой, бескрайнее рвение препадователей и родителей занять детей настолько, чтобы у них не оставалось времени на «всякие глупости» приводят к тому, что у детей не остается времени, чтобы принадлежать самим себе, играть, общаться со сверстниками. Вместо того, чтобы происходило разумное знакомство с реальностью, происходит отрыв от реальности. Дети, таким образом, отвлечены от личных ощущений, осмысленных и неосознанных потребностей, от самопознания в самом широком значении этого слова. Не приобретя необходимого опыта столкновения с реальностью, при случайных и закономерных встречах с проблемами реального мира, ребенок оказывается беспомощным. Трудности становятся не ступенями развития, а явлениями, сопряженными со страхом, неуверенностью и дискомфортом, чего хочется избежать любыми средствами [5, с.12].

Наступает состояние фрустрации. Фрустрация — состояние напряжения, расстройства, беспокойства, вызываемое неудовлетворенностью потребностей, объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, препятствиями на пути к важной цели. Данное состояние возникает не только потому, что возникла проблема, но и потому, что появляется необходимость принять решение, сделать выбор, взять на себя ответственность за случившееся и за последствия. Такие дети обладают низкой переносимостью фрустраций. В качестве способа восстановления психологического комфорта они выбирают аддикцию, стремясь к искусственному изменению психического состояния, получению субъективно приятных эмоций. Таким образом, создается иллюзия решения проблемы. Подобный способ “борьбы” с реальностью закрепляется в поведении и становится устойчивой стратегией взаимодействия с действительностью. Привлекательность аддикции в том, что она представляет собой путь наименьшего сопротивления. «Создается субъективное впечатление, что, таким образом, обращаясь к фиксации на каких-то предметах или действиях, можно не думать о своих проблемах, забыть о тревогах, уйти от трудных ситуаций, используя разные варианты аддиктивной реализации» [6, с.56].

Школа содействует односторонней фиксации на учебной деятельности или отдельных её видах, подкрепляет эту фиксацию как желаемую и одобряемую активность. На данной почве у ребёнка может развиться состояние повышенной тревожности. Тревожность — это эмоциональное состояние, которое появляется в ситуации неопределенной опасности и проявляется в ожидании неблагоприятного развития событий. Тревожность, которую испытывает ребёнок по отношению к определенной ситуации, зависит от его личного отрицательного опыта. В настоящее время экспериментальное определение тревожности является достаточно актуальным, т. к. помогает раскрыть внутреннее отношение ребенка к определенной жизненной ситуации, дает косвенную информацию о характере взаимоотношений ребенка со сверстниками, взрослыми в семье и в школе, что в свою очередь необходимо для построения грамотного и правильно организованного учебного процесса образовательного учреждения, коррекции ненужных личностных проявлений и профилактике разного рода аддиктивных направленностей в поведении [7, с. 122].

Однако причинамиотклоняющегося поведения в младшем школьном возрасте также могут быть:

  1. Безнадзорность учащихся.

Традиционно ученик добровольно подчиняется правилам и нормам поведения, какие предписывают ему авторитарные взрослые. Если же ребёнку дать полную свободу действий, он чувствует бесконтрольность и попустительство, то он усматривает в этом равнодушие взрослого, отсутствие любви и интереса к себе. Особенно тяжело переживает ребёнок, когда родители в силу своей занятости надолго оставляют его без присмотра, не интересуются его поведением, успехами, желаниями.

Яркой формой безнадзорности являютсяпобеги из дома, прогулы уроков, бесцельное время провождение за пределами дома.

Предпосылки побегов из дома:

– поиски приключений;

– неблагополучие и конфликты в семье. Дети, в особенности младшего школьного возраста, остро переживают напряженную атмосферу неблагополучия. Деспотическое отношение к детям (жестокие наказания) ведет к уходу из дома. В таких семьях дети бывают послушными, однако вырастают пассивными, слабохарактерными, либо поддаются влиянию людей с сильной волей. А школьники, особенно из неблагополучных семей, стремятся к общению с людьми с сильной волей.

  1. Азартные игры.Это реакция на неуспех в учебной и общественно полезной деятельности, это способ самоутвердиться.
  2. Сквернословие.
  3. Курение, алкогольная зависимость.
  4. Отклонения в сексуальном развитии ребенка.
  5. Ложь.
  6. Неврозы [5, с. 12].

И. А. Горьковая считает, что наиболее значимыми социально-психологическими предпосылками отклоняющегося поведения младших школьников являются:

– выраженность «предметного» начала в отношении ребенка, которое характеризуется требовательностью и контролем, наличием конкретных (независящих от желаний ребенка) ожиданий и оценочной позиции к ребенку;

– низкий уровень материнской эмпатии по отношению к ребенку;

– материнское отвержение;

– неосознаваемые родительские установки на «разрешение» детям применять силовые методы разрешения конфликтов со сверстниками;

– неосознаваемые родительские установки на использование силовых методов воспитания [8, с.34].

Исходя из вышеперечисленных причин в младшем школьном возрасте могут наблюдаться различные виды аддиктивного поведения: гэмблинг (страсть к азартным играм), интернет-аддикция, страсть к компьютерным играм, наркомания, токсикомания, приём препаратов бытовой химии, аддиктивное переедание, аддиктивное голодание и т. д.

Литература:

  1. Бодалёв, А. А. Личность и общение / А. А. Бодалёв. — М.: Просвещение, 2007.
  2. Божович, Л. И. Личность и её формирование в детском возрасте / Л. И. Божович. — М.: Дрофа, 2006.
  3. Буторина, Е. Н. Зырянова, А. Т. Дети родителей, страдающих алкоголизмом / Е. Н. Буторина, А. Т. Зырянова.- М.: Педагогика, 2005.
  4. Обухова, Л. Ф. Детская (возрастная) психология: учебное пособие / Л. Ф. Обухова. — М.: Российское педагогическое агентство, 2006.
  5. Булотайте, Л. Й. Социально-психологические особенности семей больных алкоголизмом / Л. Й. Булотайте.- СПб: Питер, 2006.
  6. Шевандрин, Н. И. Социальная психология в образовании / Н. И. Шевандрин. — М.: Владос, 2005.
  7. Морозова, О. В. Аддиктивное поведение / О. В. Морозова. — Омск.: Профиздат, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle