Библиографическое описание:

Скачок В. Е., Петровская Л. Ю., Коротина Э. С., Королькова С. Ю. Философия действенности права и правовой нигилизм на современном этапе развития // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 631-633.



Любое сообщество является предметом взаимодействия людей, которые представляют собой очень сложную, развивающую систему ценностей и связей между индивидами, соединенные экономическими, религиозными, сословными, групповыми, этническими и другими подобными отношениями. При всей многоукладности структуры общества и различии его сущности, оно не может состоять без упорядочения свойственных ему отношений, которые неразрывно взаимосвязаны с распределением труда и хозяйственной деятельностью. Такой процесс, регулирующий и приводящий в порядок все общественные отношения, называется правом.

Что же такое право и чем оно отличается от морали? Право, согласно Косаренко Н. Н., есть система общеобязательных правил поведения, вырабатываемых или санкционируемых государством и защищаемых силой государственного принуждения. [3, стр. 21] В то же время согласно словаря Ивина А. А. мораль — это принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений [1, стр. 565]. Таким образом, мы можем сделать вывод, что при всей схожести понятий морали и права, последнее является не только общепринятым, но обязательным, обычно закрепленным письменно и исполняется под принуждением государства.

Учитывая, что мы разобрались в тонкостях между правом и моралью, рассмотрим социальную роль права. Как известно, право выражает собой правило поведения. Иными словами, когда мы говорим о правах, соответственно, подразумевается и запрет, а также обязанность следовать именно в том порядке, который нам оно приписывает, ни на секунду не отступая или нарушая чего-либо. Любому праву сопоставляется чья-либо ответственность, обязанность, обращенное к какому-либо конкретному лицу или лицам, а в иных случаях организациям и даже государству.

Из выше написанного следует, что если право обязательно выражает притязания одних субъектов и обязанности других субъектов, то ясно, что право предполагает общество и без общества становится невозможным, как и с другой стороны не предполагается и общества без права.

На протяжении многих лет право функционирует на основе определенных правил, которые показывают его сущность и предназначение. Они закладываются и формируются из потребностей общественного развития. В соответствии с необходимостью общества создаются законы, которые направлены на сохранность определенных отношений, регулирование и охрану. И чем сильнее ощущается нужда в соответствующей его социальной роли, тем отчетливее определяется направленность в закреплении и защитите определенных общественных отношений.

Порядок в общественных отношений, их систематизация и динамизм являются ключевыми условиями работоспособности социума. Поэтому немаловажную роль в этом процессе занимает стабильность этих норм. Не малую сложность в этом деле представляет вопрос о возможных коллизиях между правовыми и иными социальными нормами.

На первый взгляд при противоречии норм права и иных социальных норм первостепенными должны быть нормы права. Однако, не все так просто. Всегда следует знать о том, что нормы права должны исходить из тех же социальных предпосылок, что и иные социальные нормы. Благодаря правовым запретам можно возыметь действие над деформациями нормального состояния общественных отношений, однако возможности этого воздействия на другие социальные нормы всё же ограничены. Так в лучшем случае, неприятие новых юридических норм большей частью социума приведет к уклонениям от соблюдения данных правовых норм, а то и к массовому противоправному поведению.

Доподлинно известно, что общепринятость и массовость поведения сами по себе уже становится нормой, а воздействие на нарушителей правовых норм возможно лишь в том случае, если они представляют собой незначительную часть социума. Иначе не возымеют действия ни правовые предписания, ни государственное принуждение.

Основа правового воспитания лежит через воспитание духовно-нравственное, и оно нуждается в особой поддержке и целостном подходе к его расширению, в первую очередь в учебных заведениях. Заинтересованность профессорско-преподавательского состава в том, чтобы не только развивать у студентов знания, умения, навыки, но и их личные творческие, деловые и лидерские качества. Быть заинтересованным в совершенствовании морально-волевых качеств. Ведь по многим позициям, воспитывая подрастающее поколение, мы дисциплинируем себя.

Роль права, как и роль воспитателя, существенно меняется в различных обществах и различные исторические периоды. Но они всегда остаются в центре внимания и взаимосвязаны друг с другом. При том, что формирование общественного мнения и формулирование новых законов является бесконечно разнообразной деятельностью, однако не теряет своих главных социальных характеристик.

Даже на уровне обучения у обучаемых уже есть первоначальное представление о свободе, справедливости, честности во взаимоотношения, иными словами тех базовых функциях, на которые и опираются нормы права. Совершенствование правосознания в учебных заведениях является одной ключевых целей на сегодняшний день. Борьба с равнодушными личностями в правовой области должна эволюционировать в область доверительного отношения между студентом и преподавателем, а деле и предметом, вузом, государством. Под собой правовой нигилизм исходит из какой-то определенной ошибки, допущенной ранее с явно неработающими функциями права или их пренебрежение со стороны иных участников социума.

Именно осознание того неблагополучного момента и привитие трех компонентов, играющих определяющую роль в осуществлении познавательной, оценочной и регулятивной функций, приведет личность к нормальным правовым отношениям. Всё это должно восполняться правовыми знаниями, ценностями и установками со стороны преподавателей и коллектива образовательного учреждения.

Как известно, основания для правовых отношений заключаются в том, что исполнение их лежит в области собственного убеждения и общественного принуждения. Несмотря на то, что сами термины «убеждение» и «принуждение», а также их сочетания не являются специфически юридическими явлениями и категориями, но сами по себе методы являются универсальным средством функционирования любой разновидности общественной власти, осуществления разного рода управления в социуме. Их использование присуще всем известным на сегодняшний день разновидностям социальных регуляторов — обычаям, нравственным, корпоративным, религиозным и другим социальным нормам.

Конечно же, уникальность убеждения, принуждения и их сочетания в праве состоит в том, что они связаны с нормативно-правовой, то есть законодательной деятельностью государства, таким образом, выполнения свои функции. Как следствие, убеждение и принуждение становятся государственными и приобретают юридический подтекст, когда их используют в качестве средства, метода осуществления правом своей роли официально-властного регулятора общественных отношений.

Право — такой же живой и видоизменяющийся организм под текущие реалии, как само общество и государство. Соответственно, эффективность его может быть то больше, то меньше, а судить по эффективности можно изучив не какую-то отдельную норму, а по всей правовой системе в целом. Так, при переходе от плановой экономики к рыночной в Российской Федерации понадобились годы, и даже десятилетия, чтобы привести в порядок только эту сферу деятельности. Совершенствование законодательства и эффективность норм в общем зависит от законодательной власти страны и реальной ситуации. Также не редки случаи, когда законодательные нормы напрямую противоречат друг другу.

Противоречие норм, двусмысленность в толковании, злоупотребление правом ведет к отрицательному эффекту — рождает собой такое деструктивное и отрицательное явление в обществе как нигилизм. Нигилизм, согласно толкованию Гуляихина В. Н., это порождённое социальной средой активное или пассивное отрицание обязанностей личности, а также установленных государством норм и правил, пренебрежением правом со стороны части общества. [1, стр. 17] Одно не может быть без другого, и если в обществе в силу различных причин малоэффективна вся правовая система, то, соответственно, увеличение слоя нигилистов в обществе.

С учетом сказанного регулятивную функцию норм права можно определить как обусловленное его социальным назначением направление правового воздействия, выражающееся в установлении позитивных правил поведения, предоставлении субъективных прав и возложении юридических обязанностей на субъектов права.

Придуманный закон, который в реальности не отражает объективных обстоятельств, а также социальных потребностей, заранее не будет восприниматься в серьез к исполнению, так как не сможет повлиять на правовые отношения. Норма права более эффективна только в том обществе, где исключительное большинство уважает закон и руководствуется им в жизни, осознает и положительно воспринимает свои собственные права в их соотношении с обязанностями. Таким образом, серьезной проблемой для эффективного действия законов является феномен правового нигилизма, то есть, подытоживая вышесказанное, неверия общества в действенность и справедливость права как такового. В периоды жизни, особенно кризисные моменты любого общества, когда законотворческая деятельность не поспевает за стремительными условиями к социальным переменам, действенность права уменьшается, а уровень правового нигилизма, соответственно, возрастает.

Эффективность права, доказывая его результативность, состоит из трех частей, которые соответствуют стадиям механизма права — это качество закона, эффективность его применения, а также уровень правосознания и правовой культуры. Действенность каждого элемента зависит от социальной необходимости — так, появившись в правосознании, затем они оформляются на бумаге в виде законе, в конечном итоге отражая и процесс реализации права, преобразуясь в правовую культуру. Другими словами, процесс становления, закрепления и формирования социальных норм фактор субъективный и вырабатывается он социумом. Другое дело, что нужда в них диктуется объективной необходимостью.

Таким образом, действенность права и правовых норм, источником которого, согласно действующей Конституции Российской Федерации, является её многонациональный народ, выражается в поддержки и одобрении. В текущих реалиях под словом свобода и право выбора некоторые личности хотят подменить словами анархичность и вседозволенность. Но как мы хорошо знаем, хаос и бездейственность властных структур ни приводит ни к чему хорошему. А для того, чтобы в гражданском обществе действовал правовой механизм, то нормы права должны быть простыми и понятными многим, по возможности каждому, а не только отдельным лицам с профильным образованием. Как следствие, исчезнет двусмысленность некоторых правовых норм, которые в зависимости от трактовки и заинтересованности определенных лиц может трактоваться по-разному, повысится уровень доверия и снизится правовой нигилизм.

Литература:

  1. Гуляихин В. Н. Правовой нигилизм в России. — Волгоград: Перемена, 2005. — 280с.
  2. Ивин А. А. Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики, 2004. — 1072с.
  3. Косаренко Н. Н. Правоведение: учеб. пособие. — М.: Флинта 2010. — 360с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle