Библиографическое описание:

Рахматуллин Р. Ю. Антропологическое измерение научной картины мира // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 629-631.



Всякая картина мира в наиболее концентрированном виде представляет форму и обобщенный результат практического освоения мира людьми данной эпохи или же определенного сообщества. В огромном многообразии практической деятельности индивидов можно выделить общие, наиболее существенные для людей этого времени формы деятельности, которые Карл Маркс называл «объективными мыслительными формами». Общие, тождественные условия существования людей порождают и общие формы видения мира. Социальный обмен и социальная наследственность отсеивают единичные черты из общественных форм деятельности, закрепляя в социальной памяти наиболее важные эвристические схемы, которые мы, как правило, усваиваем через систему образования, искусство и повседневную жизнь. Будучи общими формами деятельности людей, они проникают во все сферы человеческой жизни в качестве формообразующих и нормообразующих компонентов, образуют важнейшую часть наших знаний о мире. Мы полагаем, что эти знания, трансформированные в философские, религиозные и научные принципы, составляют структуру картины мира. Прав В. С. Стёпин, который предложил рассматривать философские знания как форму понятийно-логического выражения категорий культуры [1].

Таким образом, в картине мира закреплены в виде знания основные формы практической деятельности человека определенной эпохи. Согласно деятельностному подходу, знание есть превращенная форма практики. Поэтому овладение этим массивом знаний представляет собой один из важнейших путей социализации человека. Социализирующую функцию мы считаем одним из родовых признаков и мифологической, и религиозной, и научной картины мира. Рассмотрим этот тезис на примере научной картины мира.

Понятие «научная картина мира» является продуктом ХХ века, одним из многочисленных результатом бурного процесса сциентизации человеческой жизни. Уже больше века мы стали решать многие наши проблемы при помощи науки. Эффективность ее методов и средств способствует вытеснению из социального пространства иных — вненаучных — способов решения не только практических, но и духовных проблем. Это отразилось и в мировоззрении современного человека: бóльшую его часть ныне занимают научные знания. Научная картина мира — это часть мировоззрения человека, в которой концентрированы его научные знания [2]. Это специфическая форма организации знания, в которой в обобщенной форме представлены главные результаты научного познания эпохи. Но кроме обобщающей функции она выполняет и эвристическую функцию. Главным образом она совершается путем структурной аналогии, когда содержащаяся в картине мира структура проецируется в новые области исследования [3].

Важнейшей функцией научной картины мира является герменевтическая. Она выполняет функцию понимания научного знания при помощи особых образов, представляющих собой репрезентанты наиболее важных объектов человеческого мира. Это не обычные чувственные образы, а результат онтологизации научных знаний об определенных объектах, К ним относятся образ атома, ДНК, Земли, планеты и т. п. Это синтез научно-теоретического знания с чувственным опытом человека. Они составляют семантическую составляющую языка науки [4; 5].

По-другому говоря, научная картина мира — это система мировоззренческих знаний личности. Структуру этой системы образуют философские и научные принципы, представляющие собой «превращенные формы» практики и выступающие в научном познании в качестве методологического знания. Это знание показывает не только наиболее эффективные пути получения результата научного исследования, но и служат образцом социально одобряемых форм деятельности в науке, с которыми сопоставляются присутствующие в научных работах идеалы и нормы познавательной деятельности их авторов. Например, в научных школах, придерживающихся определенной картины мира, именно при помощи структурирующих компонентов этой картины контролируется процесс становления ученого. Это наиболее хорошо видно из практики обсуждения теоретических разработок молодых специалистов, когда каждое такое обсуждение несет в себе не только функции оценки научной состоятельности представленных работ, но является одновременно процессом формирования качеств человека науки, члена общества.Молодого ученого приучают придерживаться тех идеалов и норм, которые приняты в научном сообществе.

Иногда научную картину называют онтологией. Это неверно. Онтология, как философское знание, критична. Научная картина мира, как высшая форма научного знания, в определенной мере категорична. Онтология есть рефлексия над картиной мира, поэтому она содержит в себе в качестве онтологического знания и образы последней [6].

Социализирующая функция научной картины мира особенно отчетливо видна в системе образования. Образование — это та сфера, в которой общество не просто удовлетворяет любопытство своих граждан, а заботится о передаче следующим поколениям наиболее ценного и существенного — универсального знания человечества. Такая передача новому поколению социального опыта, позволяющая человеку относительно безболезненно войти в систему той культуры, в которой ему предстоит жить. Поэтому главной целью образования является духовное воспроизводство человека. Современное образование указанную цель выполняет, главным образом, через обучение научному видению мира, то есть при помощи формирования у обучаемых научной картины мира [7].

Однако мы полагаем, что считать научную картину мира идеальным фактором социализации человека является ошибкой. Ныне все более ощущается, что целью образования должно быть не только формирование научной картины мира у обучаемых. Детей и студентов учили и продолжают учить препарировать в уме изучаемые объекты на составные части, а затем соединять эти части причинно-следственными связями. Действительно, принцип детерминизма является идеалом науки и важнейшим компонентов научной картины мира. Однако нужно знать, что именно из этого принципа вырастает рационализм, который принял угрожающие размеры в мировоззрении современного человека. Им руководствуется и астрофизик, вычисляющий массу далекой звезды, и ученый-юрист, разрабатывающий проект закона о проституции. Но стало реальностью, что принцип рационализма присутствует и в рассуждениях современной несовершеннолетней девушки, хладнокровно рассуждающей о возможности хорошо заработать в курортном городке при помощи проституции. Последний пример негативной социализации подтверждает слова А. Шопенгауэра, что у «каждого предмета есть задняя часть».

Научная картина мира есть часть мировоззрения человека и должна оставаться его частью, а не стремиться к монополизации всего содержания мировоззрения. Мировоззрение в целом структурировано принципами более высокого порядка, чем структурирующие принципы научной картины мира. Важнейшими его принципами являются нравственные идеи и нормы, в которых кристаллизован весь предшествующий многогранный опыт человечества. Поэтому всякая картина мира, в том числе и научная, должно строиться и транслироваться с учетом высших — нравственных — ценностей человека, которые, на наш взгляд, являются главными критериями для определения социальной зрелости личности.

Кроме нравственных ценностей в содержание мировоззрения входят и эстетические идеалы, и ценности, политические и религиозные убеждения человека. Конечно, они связаны с научными представлениями, но при анализе содержания мировоззрения о них принято говорить отдельно. Особое место в мировоззрении занимает философское знание, составляющее ядро мировоззрения. Это наиболее устойчивая его часть, влияющая на все виды убеждений человека. Если меняется философия человека, то все остальные убеждения — нравственные, эстетические, политические, научные — также обязательно изменяются [8; 9]. И чем сильнее изменяются философские установки личности, тем заметней изменения её внутреннего мира. Например, коренное изменение смысла жизни человека способно изменить все его поведение. Если, к примеру, атеист вдруг стал руководствоваться религиозной доктриной, то обязательно изменяться его нравственные и политические ориентации [10].

Литература:

  1. Стёпин В. С. Специфика научного знания и социокультурные предпосылки его генезиса // Наука и культура. М.: Наука, 1984. С. 138–159.
  2. Рахматуллин Р. Ю. Научная картина мира как особая форма организации знания // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 12–2 (38). С. 166–168.
  3. Рахматуллин Р. Ю. Фрактальная концепция творчества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 7–1 (57). С. 145–147.
  4. Рахматуллин Р. Ю. Герменевтическая функция образа в процессе обучения // Вестник Карагандинского университета. 2012. № 4. С. 74–79.
  5. Рахматуллин Р. Ю., Сафронова Л. В., Рахматуллин Т. Р. Образ как гносеологическая категория: трудности определения // Вестник ВЭГУ. 2008. № 3. С. 6–14.
  6. Рахматуллин Р. Ю., Хамзина Д. З. Соотношение понятий «мировоззрение», «картина мира», «онтология» // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 1–2. С. 156–159.
  7. Давлетгаряева Р. Г. Образование как самоорганизующаяся система // Вестник Башкирского государственного аграрного университета. 2009. № 1. С. 58.
  8. Столетов А. И. Становление мировоззрения современной личности // Уфа: Уфимский государственный институт сервиса, 2004. 72 с.
  9. Лукманова Р. Х., Столетов А. И. Роль эстетического в становлении личности // Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. № 2. С. 1038–1041.
  10. Давлетгаряева Р. Г. О смысле жизни // Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 35 (289). С. 6–9.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle