Библиографическое описание:

Турапова Н. А. Фразеологизмы японского и узбекского языков, характеризующие особенности концепта «семья» // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 610-614.



Как известно, у каждого народа складывается свое видение и восприятие окружающей действительности, формируется своя собственная, неповторимая картина мира, которая находит свое отражение в культуре народа, а значит, и в его языке как неотъемлемой составляющей культуры. «Слово отражает не сам предмет реальности, а то его видение, которое навязано носителю языка имеющимся в его сознании представлением, понятием об этом предмете» [1.С.40]. Свойственный данному языку способ концептуализации действительности отчасти универсален, отчасти национально специфичен, так как носители разных языков видят мир по-разному, через призму своих языков, что обусловлено различиями в истории, географии, особенностями жизни этих народов и, соответственно, различиями развития их общественного сознания.

Наиболее ярко языковая картина мира отражается во фразеологическом фонде языка. Природа значения фразеологической единицы тесна связана с фоновыми знаниями носителя языка, с практическим опытом личности, с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке. В. Н. Телия пишет, что фразеологизмы возникают в языках «на основе такого образного представления действительности, которое отображает обиходно-эмпирический, исторический или духовный опыт языкового коллектива, который, безусловно связан с его культурными традициями, ибо субъект номинации и речевой деятельности — это всегда субъект национальной культуры» [2.С.214].

Языковая картина каждого языка является отражением национального менталитета. Концепт как ментальная сущность имеет национально-специфические черты, соотносимые с мироведением, культурой, обычаями, верованиями, фантазией и историей народа. Концепт «семья» является одним из ключевых в японской и узбекской культуре.

Считается, что важным элементом выявления языковой картины мира является сопоставление языка с другими языками. Исследование фразеологического фонда нескольких языков в сопоставительном аспекте позволяет получить достоверную информацию об отношении к тому или иному факту действительности у представителей разных лингвокультур. В последнее время это становится актуальной темой для исследования.

Эффективное изучение фразеологической базы какого-либо языка возможно при исследовании ее отдельных макроконцептов. В этой связи в качестве объекта исследования нами была выбрана группа фразеологизмов, относящихся к концепту«семья» в сравнительном освещении.

Целью данной статьи является отражение концепта «семья» во фразеологических единицах, и какие его составляющие существуют и как они обозначаются во фразеологизмах японского и узбекского языка.

Семья как феномен включает в себя определенное количество близких людей, связанных родственными связами. На протяжении тысячелетий семья у разных народов была самым прочным общественном звеном. Именно в ней сохранялась и передавалась культура народа. В семье рождаются и воспитываются дети, а значит, и продолжается человеческий род. Единство семьи и ее локализация эксплицируются на языковом уровне вполне отчетливо. В разных языках «дом» начинает осмысляться как «семья, люди, проживающие вместе». В японском языке концепта «семья» представлен множеством единиц: 家- иэ, 家の者- иэно-моно, 家庭 — катэй、家族 — кадзоку, 一家 — икка、家内 — канай、内輪 — утива、所帯 — сетай、世帯 — сэтай、ホーム — хо:му、ファミリー — фамири:. В то время в узбекском языке мы имеем oila(семья), uydagilar(домочадцы),uy(дом).

В силу сложной системной организации макроконцепта «семья» нами выделяются следующие его составляющие: свадьба, супружество (отношения мужа и жены, дети, братья и сестры).

Свадьба

Во фразеологической картине мира японского языка отношение к браку выражено следующими выражениями:

嫁をもらえば親をもらえемэ-о мораэба оя-о мораэ — букв. берешь невесту — бери и мать — «выбирая невесту, смотри на мать ее»,

手鍋を提げてもтэнабэ-о агэттэмо — букв. хоть нести кастрюлю с ручкой — «с милым рай в шалаше»,

身を固めるми-о катамэру — букв.укреплять тело — «жениться»,

Паланкин как средство передвижения использовалась в Японии только знатными и богатыми людьми и выражение «сесть в паланкин» означает «удачно выйти замуж (за богатого или знатного)»:

玉の輿に乗るтама-но коси-ни нору,

華燭の典を挙げるкасеку-но тэн-о агэру — «справлять свадьбу»,

В древности сангоку называли три страны Японию, Китай и Индию, сангокуити-но означает единственный в мире, идеального жениха или невесту считают единственным в мире — 三国一の花嫁сангокуитти-но ханаёмэ — букв. единственная в мире невеста — «идеальная невеста».

Сравним выражения узбекского языка: osmon niqohi yerga tushdi — «браки заключаются на небесах», оnasi maqtagan qizni olma, el maqtagan qizdan qolma — «не женись на девушке, которую мать хвалит, женись на девушке, которую народ хвалит», baxti ochildi — «выйти замуж», baland dorga osilmoq — букв. вешаться на высокой виселице — «свататься к девушке из богатой семьи», boshing ikki bo‘lmaguncha, moling ikki bo‘lmaydi — букв. пока не будет две головы, твое хозяйство не удвоиться — «пока не женишься, достатка в доме не будет», patir ushatmoq — букв. разломать лепешку-патыр — «просватать девушку, помолвить». Священным считается согласие родителей на брак: Ota-ona rozi — xudo rozi — «согласны родители согласен бог», ota-onang duosi — o‘tga, suvga botirmas — «благословение родителей не сожжёшь, не утопишь».

Супружество

«Муж ижена»это ядро семейной жизни, они всегда вместе, 固めの杯катамэ-но сакадзуки — чарка сакэ (японский спиртной напиток) в знак твердого договора, Мужа у которого жена крупного телосложения чем он сам, называют 蚤の夫婦номи-но фу:фу — букв.муж блохи — «крупная жена», 鴛鴦の契りэн о:-но тигири — букв.клятва мандаринок — «неразлучные супруги»、偕老同穴кайро:до:кэцу — «совместно прожитая жизнь», 琴瑟相和すкинсицу айвасу — «жить душа в душу».

В узбекском обществе говорят: Boshini ikkita qilmoq — букв. делать две головы — «обзавестись семьей», umr qilmoq — «жить совместно», tup qo‘yib palak yozmoq — «обзавестись семьей и детьми».

Фразеологические единицы, описывающие взаимоотношения мужа и жены, классифицируются по следующим смысловым доминантам:

‒ Единство мужа и жены. У мужа и жены общая судьба и общая жизнь, основанная на любви и доверии, на соблюдении требований морали и нравственности, супруги должны быть едиными и вместе преодолевать трудности: 似た者夫婦нита моно фу:фу — букв. супруги, похожие друг на друга — «супруги, похожие не только характерами, но и интересами», 固めの杯катамэ-но сакадзуки — «чашечка сакэ в знак договора», 契りを結ぶтигири-о мусубу — «связать супружескими обещаниями», 双宿双飛со:сюку со:хи — «жить душа в душу». В узбекском языке ahdu paymon qilmoq — «давать обет верности друг другу», er-xotin qo‘sh ho‘kiz — букв. муж- жена два быка — «муж с женой — два вола в упряжке», et bilan tirnoqni ajratib bo‘lmas — букв. мясо неотделимое от ногтя — «муж с женой неразделимы».

‒ Ссора, плохие отношения, возобновлять связь. Семейная жизнь не может быть гладкой.

夫婦喧嘩は犬も食わぬфу:фу кэнка-ва ину-мо кувану — букв.и собака не будет есть ссору мужа и жены — «милые бранятся только тешатся», 波風を立てる — букв.поднимать волны и ветер — «причинять раздоры», 破鏡再び照らさずхакке футатаби тэрасадзу — букв.разбитое зеркало не осветить — «разбитое зеркало не склеить», 悪妻は百年の不作акусай-ва хякунэн-но фусаку — «плохая жена — сотни лет неурожая», 愛想を尽かすайсо-о цукасу — «потерять симпатию, расположение», 縒りを戻すери-о модосу — «возобновлять связь».

В узбекском языке когда муж с женой ссорятся, говорят eru — hotinning urishi doka ro‘mol qo‘rishi — «у размолвки супружеской век короток — не успеет просохнуть кисейный платок», bir kun urush bo‘lgan uydan qirq kun baraka ketar — «дом, где один день ссорились сорок дней удача обходит», yomon hotin olguncha, bo‘yidoq yurgan yahshiroq — «чем иметь плохую жену, лучше ходить холостым», yomon dehqon yer qo‘rir, yomon xotin er qo‘rir — «плохой дехканин осушит землю, плохая жена — мужа», eru-xotin urishdi, nodon o‘rtaga tushdi — «муж с женой поссорились, дурак в ссору вмешался».

В народном лингвокультурном сознании обоих языков находит терпимое отношение к явлению ссоры.

В узбекской лингвокультуре автором не обнаружено ни одной фразеологической единицы со смысловым доминантом ревность. Семьи живут дружно, ревность и развод явление нежелательное. В японской лингвокультуре присутствует, но количество незначительное: 角を出すцуно-о дасу — букв. вытащить рога — «ревновать», 悪女の深情акудзе-но фукасакэ — «сильно любить и сильно ревновать», 悋気は女の七つ道具ринки-ва онна-но нанацу до:гу — «ревность — седьмое орудие женщины», 焼き餅を焼くякимоти-о яку — букв. печь печеные моти (рисовые лепешки) — «ревновать».

‒ Мужская власть и женская зависимость в силу производности женщины от мужчины имплицируется почти во всех ФЕ о супружестве. В современной Японии в обществе роль женщины как домохозяйки стало привычным, жена управляется не только домашними делами, но и следит за детьми, совершает покупки, и, следовательно, кошелек с деньгами должен быть при ней. Чаще всего мужья приносят заработную плату в руки жены, она же даст немного денег мужу на расходы. Автор статьи по работе своей, будучи тесно связан с японским языком и с представителями этого языка, часто слышит, как японцы мужчины в шутку жалуются на своих жен, называя их 大蔵相о: курасе: — министром финансов. Приведем несколько примеров:

尻に敷くсюдзин-о сири-ни сику — букв. стелить под зад — «держать под каблуком», 女房に甘いне:бо-ни амай — букв. быть сладким к жене — «баловать жену». В узбекских фразеологизмах много выражений, где видно четкое распределение семейных обязанностей между мужем и женой: муж кормит жену, а жена ему помогает: Bosh ega — «муж, хозяин дома», er podsho- hotin vazir — «муж — царь, жена — министр», uyni uy qilgan erning topishi-yu, xotinning ko‘rpa-ishi — «хозяйство ведется и заработками мужа, и шитьем жены».

Труд мужа и жены. Во фразеологической картине мира подчеркивается обязанность жены заниматься домашними делами: 糟糠の妻со:ко:-но цума — «жена, безропотно занимающаяся домашними делами», 所帯を持ちсетай-о моти — букв.держать хозяйство — «домоводство, хорошая хозяйка».

Такую же позицию занимают и женщины в узбекском обществе, также подчеркивается роль жены в ведении хозяйства, обязанность мужчины содержать семью: yahshi ro‘zg‘or — jannat, yomon ro‘zg‘or — do‘zax — «хорошее хозяйство — рай, плохое — ад», ayolning sarishtasi — ro‘zg‘orning farishtasi — «старательная жена — ангел домашнего очага», xotinlik ro‘zq‘or guldir, xotinsiz ro‘zq‘or cho‘ldir — «с женой хозяйство — цветник, без жены — пустыня». В японском и узбекском фольклоре находит отражение распределение внутрисемейных обязанностей между мужем и женой. Труд женщин, как правило, ассоциируется с работой, не требующей ума. Во фразеологическом фонде атрибутом женского труда в Японии выступает приготовление пищи, в Узбекистане шитье и приготовление пищи.

«Дети, братья исестры»

Рождение детей, их воспитание: 腹を痛める子хара-о итамэру ко — «родной ребенок», 身二つになるми футацу-ни нару — букв. тело делится надвое — «родить ребенка», 生さぬ仲子насану нака ко — «неродной ребенок», 手塩にかけるтэсио-ни какэру — букв. посыпать столовой солью — «заботливо воспитывать ребенка», 目の中へ入れても痛くないмэ-но нака-э ирэттэмо итакунай — букв. не больно, даже если попало в глаз — «милые детишки», 親の脛をかじるоя-но сунэ-о кадзиру — букв. грызть голень родителей — «сидеть на шее у родителей», 心を鬼にするкокоро-о они-ни суру — букв. отдать сердце черту — «быть строгим», 生みの親より育ての親ими-но оя-ери содатэ-но оя — «не та мать что родила, а та, что воспитала». О взаимной ответственности родителей и детей напоминают пословицы 親の因果が子に報うоя-но инга-га ко-ни мукау — букв.грехи родителей лежат на детях — «дети расплачиваются за грехи родителей», 親の恩は子で送るоя-но он-ва ко-дэ окуру — букв.через детей вознаграждаются родители за хорошие дела — «дети — награда за заслуги родителей». Дети пользуются заслугами и славой родителей: 親の光は七光оя-но хикари-ва нанахикари — «свет родителей — семикратное свечение», 子は親の映す鏡ко-ва оя-но уцусу кагами — «дети, зеркало в котором отражаются родители», 子を見れば親がわかるко-о мирэба оя-га вакару — «если посмотришь на ребенка, узнаешь(его) родителей».

Сравним с выражениями в узбекском языке: Ona bilan bola — gul bilan lola — «мать и дитя, что роза и тюльпан» bola –loy, ona — kulol — «дитя — глина, мать — гончар», pushtikamaridan bo‘lgan bolasi — «свой, родной ребенок»,

О матери, которая в одиночку воспитывает детей, узбеки говорят bir ko‘z bilan boqmoq — букв. вырастить одним глазом — «вырастить детей одной, без мужа».

‒ Происхождение, гены. Дети должны быть похожи на родителей この親にしてこの子ありконо оя-ни ситэ коно ко яри — «весь в отца» — в положительном значении, в отрицательном значении употребляется 親も親なり子も子なりоя-мо оянари ко-мо конари — «каковы родители, таковы и дети», 親に似ぬ子は鬼子оя-ни нину ко-ва онико — «ребенок, не похожий на родителей — чертенок»,蛙の子は蛙 каэру-но ко-ва каэру — «сын лягушки — лягушка», но бывает и когда鳶が鷹を生むтоби-га така-о уму — букв. коршун родил сокола — «у ординарных родителей родились неординарные дети».

Выражения узбекского языка ota-onasidan o‘tib qayoqqa borardi — «яблоко от яблони недалеко падает», otasiga tortdi — «он похож на отца».

Забота о детях 焼け野のキキズ 夜の鶴якэно-но кикидзу еру-но цуру — букв. фазан на выжженном поле (спасающий птенцов из гнезда) и цапля ночью (прикрывающая своими крыльями птенцов от холода) — «самоотверженная материнская любовь», 父の恩は山よりも高く母の恩は海よりも深くтити-но он-ва яма-ери-мо такаку хаха-но он-ва уми-ери-мо фукаку — букв. добро отца выше чем гора, добро матери глубже чем река — «добро родителей огромно». Дети подрастают, становятся независимыми, то помощь, «рука» родителей не нужна 手を離れるтэ-о ханарэру –букв.отдалить руку — «становиться независимыми».

В узбекской семье мать нежно заботиться о детях:itga qoptirmay, tuyaga teptirmay — букв. не давая собаке укусить, верблюду лягнуть — «бережно заботиться о детях», дети вырастают, становятся хорошими людьми ona sutini oqlamoq — «оправдать доверие и воспитание матери», ona sutidan xalol — «честнее материнского молока (о чем-то добытом честным трудом)».

О детях, которые стали достойными людьми, матери говорят: bergan sutimga roziman — «я довольна тобой, ты оправдал мою заботу и воспитание».

‒ Отношения братьев и сестер. В значении родства в японском языке чаще всего используется слово кровь. 血を引くти-о хику — букв. тянуть кровь — «иметь происхождение», 血のつながりти-но цунагари — «кровное родство», 血を分けた兄弟ти-но вакэта ке:дай — «родной (единокровный) брат», 血で血を洗うти-о ти-дэ арау — «ссориться с родственниками», 骨肉の争いкоцунику-но арасой — «семейная борьба», 骨肉相食むкоцунику айхаму –букв. кости и мясо грязуться — «о семейных ссорах». В случае неродного ребенка 生さぬ仲насану накама — «неродной ребенок». Узбекская семья славиться своей многодетностью, дети дружно растут вместе bir qo‘rpada tepkilashib katta bo‘lishgan — букв. они выросли, брыкаясь под одним одеялом — «они выросли вместе», bir qorindan talashib tushgan — «родные братья, родные сестры».

Таким образом, следует отметить, что основные принципы традиционного семейного этикета, строящегося на безусловном уважении и почитании старших младшими, мужей женами, родителей детьми сохраняется как в японских, так и в узбекских семьях. Естественно, что старшее поколение пользуется особым уважением. Можно сказать, что одной из важнейших функций семьи в процессе воспитания детей по-прежнему остаются передача этнокультурных ценностей, воспитание этнического самосознания.

Большинство фразеологизмов о семье отражают исторический, этнографический, культурный контекст, особенности менталитета народа. Так в японских и узбекских фразеологизмах проявляется «коллективизм» восточных народов. Таким образом, японский и узбекский языки близкородственные, и представляют собой одинаковые языковые картины мира. Анализ показывает определенную взаимосвязь между терминами родства и отношениями внутри семьи, что предопределяет те ассоциации, которые существуют в сознании народа. Взгляды японского и узбекского этноса на семью и брак во многом совпадают.

Можно сказать, что концепт «семья» является важной составляющей частью менталитета человека и в Японии, и в Узбекистане, и, как культурно-языковая единица, выражаясь в различных языках, отражает особенности культуры народа. Проанализировав материалы фразеологических словарей японского и узбекского языков, можно отметить, что концепт «семья» в японской и узбекской культуре имеет национально-культурную специфику.

Полученные данные позволят повысить эффективность межкультурной коммуникации и, следовательно, представляется нам перспективным, полезным для исследования фразеологизмов японского языка, в особенности в сравнении с узбекским языком, и способствует формированию достаточного уровня лингвокультурологической компетенции у студентов, изучающих японский язык.

Литература:

  1. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб.пособие. М.: Слово,2000
  2. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.: Языки рус. культуры, 1996
  3. Гуревич Т. М. Лингвокультурологический анализ крнцептосферы ЧЕЛОВЕК в японской языковой картине мира. Дис.док.наук.М.,2006
  4. Ян Фан Концепт «семья» в русской и китайской языковых картинах мира. // Известия Томского политехнического университета № 6 2013 с.250
  5. Д. Ф. Санлыр Языковое воплощение концепта «семья» на материале татарского, турецкого, чувашского и английского языков//Новое в науке о языке. 2009 с.39
  6. Быкова С. А. Японско-русский фразеологический словарь. М., 2000
  7. Садыкова М. Краткий узбекско-русский фразеологический словарь. Ташкент 1989
  8. Саримсаков Б. И., Мусакулов А. К. Узбекские народные пословицы. Ташкент 1983
  9. 日向一雅 ことわざ 東京、高橋書店 2000年
  10. 井上宗雄 例解慣用句辞典 東京、創拓者出版2011年
  11. 丹野顕 意味から引ける慣用句辞典 東京、日本事業出版社 1998年
  12. Большой японско-русский словарь. М., 1970
  13. Фудзинума Т. Японско-русский словарь. Токио, 2000
  14. Т. М. Гуревич Японско-русский учебный словарь едзидзюкуго, М., 2011

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle