Библиографическое описание:

Куркина В. В., Артемов А. Н. Влияние стиля семейного воспитания на развитие агрессивного поведения у детей младшего школьного возраста как вариант копинг-стратегии на совладание с психотравмирующей ситуацией // Молодой ученый. — 2016. — №18. — С. 189-193.



Статья посвящена одной из форм отклоняющего поведения у детей — агрессии, причиной возникновения которой нередко служит семья, где агрессивное поведение входит в стереотип, применяемый в повседневной жизни среди членов семейной системы. Конкретные жизненные ситуации, гармоничность межличностных взаимодействий ребенка и родителей, демонстрируемые паттерны защитного поведения взрослых — все это формирует в ребенке копинг-стратегии (стратегии поведения при стрессе) и механизмы защиты в случаях эмоционального конфликта и дезадаптации.

Ключевые слова: агрессивность, семейное воспитание, паттерны отношений, личностные особенности

Актуальность данной темы обусловлена ростом агрессивного поведения среди детей, как дошкольного возраста, так и подростков. Данная проблематика связана с увеличением проявления агрессии во внешнем мире, с демонстрацией в СМИ программ и фильмов с агрессивной тематикой, также остро наблюдается и кризис института семьи, где базовые духовные ценности брака сменяются более практичными вещами, обесценивая моральные и этические нормы общества. Наблюдается динамика роста разводов, делегирование полномочий по воспитанию ребенка на одного из родителей, а порой и на старшее поколение или нанятый персонал, повышение финансового благополучия семьи за счет дефицита общения родителей с детьми и прочие факторы ведут к отсутствию взаимопонимания среди старших и младших поколений. И, как следствие, нехватка должного опыта у родителей по взаимодействию с детьми, незнанием их актуальных психологических потребностей вызывает деструктивное применение методов воспитания и воздействия, в частности применение методов насилия или наоборот полное потворствование ребенку, что также не является гармоничным взаимодействием. Данная тематика исследования активно перекликается с фундаментальными трудами ученых [1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9].

Целью исследования являлось изучение влияния стиля семейного воспитания в частности родительского отношения на проявление агрессивности, враждебности у детей младшего школьного возраста. Гипотезой выступило то, что агрессивность ребенка не столько личностная черта, а скорее, стратегия совладания с травмирующей ситуацией, которой является постоянное воздействие родителя, предпочитающего дисгармоничные стили семейного воспитания.

Материал и методы исследования. В исследовании приняли участие 25 школьников в возрасте 10–11 лет и 25 их родителей. Данная категория учеников была отнесена к группе повышенного контроля среди педагогов учреждения, в связи с низкой успеваемостью и дисциплиной учащихся, что поведенчески выражалось в повышенной конфликтности, агрессивности, низком уровне контроля поведения. Исследование проводилось на базе МБОУЛ «ВУВК им. А. П. Киселева». Психологическая диагностика проводилась с родителями и детьми, и включала в себя следующую батарею методик: опросник родительского отношения А. Я. Варги и В. В. Столина (для родителей) по изучению стилей семейного воспитания и родительского отношения [13,14]; проективная методика «Семейная социограмма» Е.Г Эйдемиллера (для родителей и детей) по исследованию внутрисемейных отношений, структуры семьи, ее многофакторности и преемственности [18,19]; 16 факторный личностный опросник Кеттелла для детей 8–12 лет в адаптации Е. М. Александровской по определению агрессии, как индивидуальной личностной черты [14,15]; опросник А.Басса и А.Дарки дифференцирующий проявление показателей и форм агрессии (для детей) [6]; модифицированный восьмицветовой тест М.Люшера по изучению актуального эмоционального состояния детей, их базисных потребностей, стиля переживания и типов реагирования [10, 17].

Результаты исследований: по результатам исследований родителей, в частности Опросника родительского отношения и воспитания было выявлено, что в воспитании детей большинство из них используют гиперконтоль 64 % (16 чел.) и авторитарность- 56 % (14 чел.), воспринимая, при этом, своих детей, как неудачников, инфантильных, неприспособленных к принятию самостоятельных решений и соответственно «требующих» строго контроля. Не менее важным в исследовании родителей явилось изучение с помощью Семейной социограммы структуры их реальной семьи, с собственными детьми и их семьи в собственном детстве. Скажем, что любая семейная структура состоит из членов семьи и совокупности их взаимодействий. В структуру включаются также такие составляющие как: иерархия, или распределение власти между членами семьи, в том числе центрированность ребенка, семейные роли, включающие желания, цели, мысли, убеждения, социальные установки, которые ожидаются от члена семьи или приписываются ему, семейные коалиции, помогающие определить семейную проблему, семейные границы, указывающие на психологическое расстояние между членами семьи и их взаимоотношения. Нарушения структуры семьи затрудняют выполнение семьей функций, в том числе и воспитательных, что ведет к дестабилизации семейной системы [13]. Проводя сравнительную характеристику семейной структуры у родителей, мы видим, что в обоих случаях наблюдаются значительные нарушения в семейной системе (в реальной семье у 72 % родителей (18 чел.), в детской семье родителей у 32 % (8 чел.). При этом, нарушение иерархических порядков наблюдается в реальной семье у 28 % (7 чел.) родителей, в детской семье родителей у 12 % (6 чел). Особенно значимым является показатель центрированости ребенка в семье. Данное нарушение наблюдается в обоих случаях социограммы (в реальной семье родителя — 32 % (8 чел.), в детской семье родителя — 24 % (6 чел.). Центрированность характеризуется доминированием и властью ребенка над другими членами семьи, где его потребности и капризы полностью удовлетворяются, тем самым родители «теряют» в глазах ребенка позицию собственного старшинства и, как следствия, уважения. Выявленная особенность формирует у ребенка внутреннюю нестабильность, неуверенность, чувство тревоги и неосознаваемого страха ввиду отсутствия четких сформированных личностных границ. Особенно интересным было изучить образование коалиций в социограмме (в реальной семье родителей -24 % (6 чел.) и в детской семье родителей -16 % (4 чел.), состоящей из детей, родителей, бабушек-дедушек, проживающих в одной семейной системе. Старшее поколение (бабушки и дедушки) по различным причинам берут на себя функции матери или отца, тем самым, отдаляя ребенка от его родителей, а порой и настраивая его против них. Данная ситуация вынуждает детей проявлять защитные формы поведения, помогающие стабилизировать семейную систему, восстановить нарушенные коммуникативные связи с родителями, даже ценой собственного деструктивного поведения, школьной неуспеваемости или психосоматическими заболеваниями, как крайней мерой системных нарушений. Отметим, что, нарушения, выявленные в 1 и 2 семейных социограммах аналогичны, т. к. родители в своих супружеских и родительских отношениях неосознанно стремятся к повторению базовых моделей поведения своих родителей. Обращает на себя внимание тот факт, что процентный показатель системных нарушений в семейной структуре возрастает в социограмме реальной семьи родителей по сравнению с семьей родителей в их детстве.

По результатам психодиагностического исследования детей было выявлено следующее: по 16-факторному личностному опроснику Р. Кеттелла48 % (12 чел.) исследуемых эмоционально неустойчивы, возбудимы, с низким уровня самоконтроля. В межличностном общении 20 % (5 чел.) детей склоны отдавать предпочтения взаимодействовать с предметами, чем с людьми. Для 40 % (10 чел.) школьников общение носит поверхностный и переменчивый характер, в случае неудачи реагируют бурно с обидами и капризами — это особенность поведения центрированных детей по социограмме. У детей также возникают сложности в навыках контроля своего поведения и самоорганизации — 44 % (11 чел.). Ведущие шкалы (С-эмоциональная неустойчивость, D-возбудимость, Q3-низкий самоконтроль) обобщенного личностного профиля исследуемых позволяют сделать вывод о низких навыках совладания с негативными эмоциями и уже сформированными агрессивными тенденциями. Результативные данные по опроснику определения агрессии Баса-Дарки также выявил высокий уровень вербальной -56 % (14 чел.) и физической -48 % (12чел.) агрессии, наряду с ведущим показателем по шкале вина- 80 % (20 чел.). Вину можно охарактеризовать как проявление аутоагрессии, а также как показатель в пользу осознанных действий детей, самоанализа и рефлексии. Чувство вины вызывает у ребенка тревогу и страх, провоцируя новые проявления агрессии, как защитной реакции на внешние факторы. Чем интенсивнее проявление агрессии, тем сильнее стоящий за ней страх, т. е. ребенок оценивает свои действия, как негативные, но применить иную форму поведения не может. Для установления природы формирования агрессивных тенденций у детей были определены их коэффициенты выраженности уровня агрессии и враждебности. Высокого индекса агрессивности, не наблюдается ни у одного ребенка, т. е. как устойчивая личностная черта не сформирована ни у кого, а высокий индекс враждебности имеют 16 человек (64 %). Что можно расценить как применяемую защитную неадаптивную копинг-стратегию, а не личностную особенность.

Оценка результатов модифицированного восьмицветового теста М.Люшера показала, что у 18 школьников (72 %), от общего числа исследуемых наблюдается стрессовое состояние. Из них стресс, вызванный потребностью в независимости, желанием действовать самостоятельно наблюдается у 11 респондентов (44 %). На фоне этого ребенок испытывает напряженность, настороженность, настойчивую потребность в избавлении от давления и ограничений, обретении свободы в принятии самостоятельных решений. У 7 школьников (28 %) проявляется стресс, вызванный неудовлетворенными эмоциональными потребностями, ощущением непонимания и отсутствия родительской любви. Сопоставление данных МЦВ М. Люшера с результатами Опросника родительского отношения показало выраженную взаимосвязь детско-родительских отношений и формирования стресса у детей. А именно, в воспитании детей родители относятся к ребенку, как к «маленькому неудачнику», приписывая ему личную и социальную несостоятельность, неприспособленность, что затрудняет процесс эмоционального и личностного развития ребенка.

Анализируя проективную методику «Семейная социограмма», семья, глазами ребенка, мы видим, что только у 3 (12 %) детей нарушений в семейной системе не наблюдается, а 22 (88 %) респондента имеют те или иные нарушения в семейной системе. Из них нарушение семейной иерархии прослеживается у 21 (84 %) человека, центрированность детей в семье представляется 14 (56 %) исследуемым, создание коалиций с бабушками, дедушками, сиблингами, домашними животными у 16 (64 %) школьников. Особый интерес представил сравнительный анализ семейных социограмм родителей и детей. Сравнивая показатели Семейной социограммы 3 поколений (семья глазами ребенка, глазами родителей, семья родителей в их детстве) мы определили, что структура семейной системы, законы иерархии, стили межличностного общения нарушены во всех семейных системах, к тому же, с каждым новым поколением семьи эти системные перекосы увеличиваются.

Таким образом, психологический анализ по результатам проведенной диагностики позволяет составить обобщенное мнение о причинах появления агрессивных тенденций у детей. Показано, что воспитание в семье и отношение родителей к детям регулируется как осознанными мотивами, так и реально действующими, не вполне осознанными или бессознательными. Родительские установки и позиции в данном исследуемом случае характеризуются неадекватностью, ригидностью, гиперконтролем, а иногда и искаженным образом ребенка. Данные факты вызывают у детей стрессовые реакции, повышенную невротизацию, тревожность и агрессию, как средство психологической защиты в виде копинг-стратегии на негативное воздействие извне.

Для профилактики и упреждения агрессивного поведения младших школьников, необходимо первичное проведение групповой образовательной, психокоррекционной и индивидуальной психотерапевтической работы с родителями, для устранения патологических стереотипов реагирования у взрослых, проработке их собственных неадаптивных паттернов поведения, повышения их самооценки, принятия себя и других, и, как следствие, коррекция их стилей семейного воспитания, так как родители агрессивного ребенка чаще всего в жизни оказываются фрустрированными, с неустойчивой самооценкой, передающие свои психологические трудности собственным детям [11, 12, 16]. Также родители могут хорошо осознавать недостатки своего семейного воспитания и поведения, но решить самостоятельно свои психологические проблемы не в состоянии [5]. В работе психолога необходимо использовать методы системной семейной психотерапии, рациональной и когнитивной психотерапии, арт — терапии для работы с бессознательным.

Выводы: формирование любого детского поведенческого нарушения, в том числе и агрессивных тенденций, берет свое начало в семейных истоках, сформированных обоими родителями или каждым из них. Становление агрессивного поведения — сложный и многогранный процесс, в котором действует множество факторов.В нашем исследовании было показано, что на становление агрессивного поведения влияют степень сплоченности семьи, близости между родителями и ребенком, характер взаимоотношений между братьями и сестрами, а также стиль семейного руководства и отношения к ребенку. Дети, со структурными нарушениями в семье, чьи родители отчуждены и холодны, сравнительно более склонны к агрессивному поведению. Также большое значение оказывает родительское отношение к ребенку. Родители, применяющие к своим детям, гиперконтроль, инфантилизирующие их с максимальным ограничением свободы, рискуют обнаружить, что их дети также агрессивны и непослушны.

Известно, что все семейные взаимоотношения соединены по принципу круговой причинности, и все перечисленные факторы взаимодействуют по принципу негативной обратной связи, как «замкнутый, порочный круг». Неадаптивные паттерны поведения родителей формируют те же стереотипные клише переживаний, представлений и копинг-стратегии у детей, вызывая дисгармонию в детско-родительских отношениях, усиливая дисгармонию между родителями и наоборот.

Итак, детские проблемы всегда поднимают проблемы семьи. И для устранения личностных нарушений ребенка, его патологических стереотипов реагирования, необходимо в первую очередь взаимодействовать с членами его семьи, для поиска причин неправильно сформированных детских копинг-стратегий. Невозможно оказать долговременную психологическую помощь ребенку, не влияя на истинные причины нарушений.

Профилактика и предупреждение детской агрессивности является не только социально значимым, но и психологически необходимым. Раннее выявление поведенческих проблем у ребенка, системный анализ характера возникновения и адекватная психолого-коррекционная работа предотвращают межличностные сложности в будущем. Несвоевременное обнаружение начальных признаков отклоняющегося поведения, препятствует полноценному развитию ребёнка, приводит к быстрому переходу отклонений в хронические нарушения поведения, а впоследствии и к проблемам соматического характера.

Литература:

  1. Адлер, А. Воспитание детей. Взаимодействие полов. — Ростов н/Д.: Феникс, 1998. — 448 с.
  2. Баркан А. И. Практическая психология для родителей, или Как научиться понимать своего ребенка. — М., АСТ-ПРЕСС, 1999. — 432 с.
  3. Варга А. Я. Типы родительского отношения. — Самара: СамГПУ, 1997. — 88 с.
  4. Вассерман Л. И., Горьковая И. А., Ромицына Родители глазами подростка. Психологическая диагностика в медико-педагогической практике. — СПб.: Речь, 2004. — 256 с.
  5. Долгова А. Г. Агрессия в младшем школьном возрасте. Диагностика и коррекция. –М.: Генезис, 2009. — 216 с.
  6. Ениколопов С. Н. Практикум по психодиагностике. Психодиагностика мотивации и саморегуляции. — М.: 1999.
  7. Захаров А. И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. — СПб.: Союз; Лениздат, 2000. — 222 с.
  8. Карабанова О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. — М.: Гардарики, 2005. — 320 с.
  9. Лужецкая И. А., Павлова О. Н. Особенности материнского отношения к ребенку до и после его поступления в школу // Родители и дети: психология взаимоотношений / под ред. Савиной Е. А., Смирновой Е. О. М.: Когито-Центр, 2003, с.119–125.
  10. Люшер М. Цветововой тест Люшера // Психологический практикум. Тесты. — М.: 2004.
  11. Марковская И. М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. СПб.: Речь, 2002. — 150 с.
  12. Никольская И. М., Грановская Р. М. Психологическая защита у детей.- СПб..2010.- с.41- 48
  13. Никольская И. М., Пушина В. В., Семейная социограмма в психологическом консультировании. Учебное пособие для врачей и психологов — СПб.: Речь, 2010.
  14. Ратанова Т. А., Шляхта Н. Ф. Психодиагностические методы изучения личности: Учебное пособие. — М.: Флинта, 2005. — 125 с.
  15. Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога: Учеб. пособие: в 2 кн.- 2-е изд., перераб.и доп.- М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 1999-Кн.1: Система работы психолога с детьми разного возраста. — 384с.
  16. Семенюк Л. М. Психологические особенности агрессивного поведения и условия его коррекции. — М.: 2000. — 254 с.
  17. Собчик Л. Н. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера. МЦВ — метод цветовых выборов. Практическое руководство. — СПб. Речь- 2001.
  18. Эдеймиллер Э. Г., Юстицкис В. В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2009. — 672 с.
  19. Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М., Семейный диагноз и семейная психотерапия // Психология и психотерапия семьи. — СПб. Речь-2007. С.49–57

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle