Библиографическое описание:

Нагучев М. М., Спирина С. Г. Обратная сторона санкционной политики в сельском хозяйстве // Молодой ученый. — 2016. — №18. — С. 270-272.



В 2014 г., когда произошло воссоединение с Крымом, эксперты всех мастей мелькали в средствах массовой информации со своими авторитетными умозаключениями, многие из которых предрекали отечественной экономике скорый крах и т. д.

Однозначно утверждать, что санкции только навредили, или же наоборот пошли только во благо, наверное, нельзя, но не заметить некоторый положительный эффект принесенный ими довольно сложно. Итак, продовольственные антисанкции — наш закономерный «ответ Чемберлену», в какой-то момент привели к тому, что многие достаточно дорогие рестораны потеряли источник своих премиальных продуктов. Продукты пропали, а спрос на них остался, да, многие заведения просто закрылись, другие же приспособились и нашли иных поставщиков, порой, крайне неочевидных на первый взгляд. Появилась целая прослойка весьма предприимчивых и находчивых людей — «новые фермеры». Те люди, которые до сложностей во внешней политике сидели в душных офисах и работали менеджерами (по продажам, работе с клиентами, по взаимодействию с контрагентами и т. д. [1]), увидели в текущей ситуации возможность неплохо заработать и занять опустевший рынок. Практически сразу после начала «продуктовой конфронтации» в газетах и на телевидении появились многочисленные репортажи о бывших городских жителях, что переехали в деревню, занялись фермерством и стали снабжать всяческими деликатесами приунывшие, поначалу, рестораны.

Когда Советский Союз в 1991 году добровольно распался, сельское хозяйство в России начало свой путь в бездну, шутка ли, по разным источникам Россия потеряла с 1992 года от 35 до 40 млн. гектаров пахотных земель. [3], [4] Разумеется, на то был целый ряд причин, самая очевидная заключается в том, что до недавнего времени «нефтяные трубы» сулили большие доходы и в более краткие сроки. И только в 2014 году крупные инвесторы вспомнили про аграрный сектор. Их деньги в совокупности с грамотными государственными программами по поддержке сельского хозяйства привели к довольно закономерному итогу — в 2015 году Россия произвела больше зерна, чем даже США, а прогноз на 2016 держится на уровне 110–115 млн. тонн.

– пшеница + 4,6 % — до 64,6 млн. тонн;

– ячмень + 1,5 % — до 17,8 млн. тонн;

– кукуруза + 5,7 % — до 13,9 млн. тонн;

– зернобобовые + 18,2 % — до 2,78 млн. тонн;

– рис + 3,4 % — до 2,78 млн. тонн;

– рожь + 28,1 % — до 2,67 млн. тонн.

C:\Documents and Settings\KostenkoAA\Мои документы\Мои рисунки\Зерно.png

Рис. 1. Экспорт основных зерновых товаров из России

Стремительное снижение курса национальной валюты, в качестве побочного эффекта, сделало наше зерно еще более конкурентоспособным на мировых рынках. Фермеры платят работникам рублями, на рубли же покупают топливо для тракторов и комбайнов, а продают само зерно за валюту. Дошло до того, что в 2015 г. Россия заработала на продаже зерна даже больше, чем на экспорте вооружений.

Разумеется, в выращивании зерна, как в отрасли, средства довольно быстро оборачиваются. Цикл: посади — вырасти — убери — продай, легко умещается в один календарный год, быстрее разве только птицеводство. С животноводством немного сложнее: поголовью еще и вырасти надо, а этот процесс сам по себе занимает довольно продолжительный период времени, речь уже далеко не о 12 месяцах. Крайне проблемной по началу была обстановка в производстве молочной продукции, молокоперерабатывающих заводов на территории нашей страны достаточно, сложности были с поставщиками сырого молока — внутренних ресурсов было недостаточно. [2] Но и тут государство пришло на помощь, увеличив субсидии производителям молока, доведя их до внушительной цифры в 300 млн. евро. Конечно, появилась масса недобросовестных производителей, что разбавляют молоко пальмовым маслом и мелом, с целью удешевления, но поступательно и неуклонно контролирующие органы с ними борются. [5]

Согласно ФЗ от 29.12.2014 N 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» (в ред. ФЗ от 13.07.2015 N 213-ФЗ) появилась возможность создавать территории опережающего развития (ТОР), представляющие собой часть территории субъекта РФ, на которой устанавливается особый правовой режим ведения предпринимательской и других видов деятельности, например, минимальный объём капитальных вложений резидентов.

Идею создания территории опережающего социально-экономического развития сельскохозяйственного направления (ТОСЭР) в 2015 г. губернатор Сахалинской области О. Кожемяко озвучил на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Одним из ТОСЭР стало АО «Мерси Агро Сахалин», подготовив необходимые документы и имея производственные мощности и осенью 2015 г. оно запустило в эксплуатацию в Анивском районе свиноводческий комплекс на 12 тысяч голов, вторую очередь на 50 тысяч голов планируется запустить до конца 2017 года. Частные инвестиции только в Сахалинской области для двух ТОР составляют 12,4 млрд рублей.

По нашему мнению, профильное министерство всячески стимулирует сельское хозяйство, внешних конкурентов во многих отраслях не осталось, а банки охотно дают кредиты под аграрные проекты. Поэтому, если продуктовые антисанкции не будут отменены в ближайшем будущем, нынешний сельскохозяйственный бум может перерасти в полномасштабную реорганизацию с появлением сильного и конкурентоспособного аграрного сектора экономики в масштабах, как минимум, нашего государства.

Литература:

  1. Геворкян, С. М. Облачные технологии как форма конкурентоспособности в экономике малого и среднего бизнеса / Геворкян С. М. и др. // Российский экономический интернет-журнал. —2014. —№ 4. —С. 3.
  2. Пантелеева, О. Б. Оптимизация динамической модели экономического роста Солоу/ О. Б. Пантелеева // В сборнике: Математическое моделирование и краевые задачи. Труды тринадцатой межвузовской конференции. Редакционная коллегия: В. П. Радченко (отв. редактор), Э. Я. Рапопорт, М. Е. Лернер, Е. Н. Огородников, М. Н. Саушкин. 2003. —С. 98–100.
  3. Сайбель, Н. Ю. Оптимизация и реинжиниринг: сравнительный анализ / Н. Ю. Сайбель, С. Д. Мезер // Молодой ученый. —2015. № 13. —С. 453–456.
  4. Сидоров, В. А. Российская экономика с плавающим курсом / В. А. Сидоров // Финансы и кредит. 2006. —№ 32 (236). —С. 6–13.
  5. Спирина, С. Г. Особенности финансовой устойчивости экономических систем и признаки их банкротства / С. Г. Спирина / В книге: Социально-экономические проблемы современной российской экономики Семенкова Т. Г., Едисеева Т. О., Гильтман М. А., Вотякова А. А., Герцик Ю. Г., Сулейманов В., Иванова О. Е., Худякова Т. А., Мельцас Е. О., Резников С. Н., Мумриков О. А., Гузь Н. А., Айхель К. В. Коллективная монография. М., —2014. — С. 146–179.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle