Библиографическое описание:

Аронбаев Д. М., Федоров Ф. Ф., Аронбаев С. Д., Пронина К. В., Шертаева А. А. Еще раз о «французском парадоксе», или О пользе умеренного потребления виноградных вин // Молодой ученый. — 2016. — №18. — С. 25-30.



В статье рассматриваются причины «французского парадокса», проявляющегося в снижении заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых патологий среди жителей средиземноморских стран, традиционно употребляющих умеренное количество виноградных вин, и связанных с присутствием в натуральных виноградных винах, особенно красных, сильных антиоксидантов полифенольного типа.

Ключевые слова: атеросклероз, сердечно-сосудистая патология, «французский парадокс», свободные радикалы, активные формы кислорода, антиоксиданты, флавоноиды, натуральные виноградные вина

Вино — наш друг, но в нём живет коварство:

Пьёшь много — яд, немного пьёшь — лекарство.

Не причиняй себе излишнего вреда.

Пей в меру — и продлится жизни царство.

Авиценна

Введение

В последние несколько десятилетий в научной и популярной литературе широко обсуждается, так называемый, «французский парадокс», проявляемый в феномене низкой заболеваемости и смертности французов и других жителей средиземноморских стран (Греция, Италия, Испания) от сердечно-сосудистых заболеваний.

Эпидемиологический анализ этого феномена показывает, что потребление продуктов с высоким содержанием флавоноидов в разных популяционных группах коррелирует со снижением сердечно-сосудистых патологий [1,2,3].

Клатски А.Л (Klatsky A. L..et.all, 1974) [4], а затем Легер А. С. (Leger A. S., 1979) [5] отмечают такую закономерность: употребление алкогольных напитков снижает вероятность развития инфаркта миокарда и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Последующие наблюдения показали, что, несмотря на потребление большого количества животных жиров (сливочное масло, жирные сыры, свиное сало) и, как следствие, повышенный уровень холестерина в крови (главный фактор риска развития атеросклероза), у французов заболеваемость и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний значительно ниже, чем у жителей других европейских стран и Северной Америки. Так, эксперты Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) отмечают, что от ишемической болезни сердца во Франции погибает на 36 % мужчин меньше, чем в США, и на 39 % — чем в Великобритании [6]. Следует также отметить, что и курят французы больше по сравнению с американцами и англичанами.

Одним из объяснений этого «парадокса» является регулярное употребление французами виноградных вин, содержащих много полифенольных соединений, составляющих широкий класс растительных флавоноидов. При этом алкоголь не является определяющим фактором, так как данный феномен не наблюдается при потреблении других спиртных напитков: пива, водки или виски. Выявленная закономерность также не определяется географическим местоположением стран: так, проведённые в Дании исследования показали, что независимо от возраста и социального статуса у людей, пьющих 3–5 бокалов вина в день, на 50 % снижен риск смерти от коронарной болезни сердца [7]. В то же время многими исследователями отмечается, что чрезмерное употребление вина снижает позитивный эффект от потребления его небольшого количества, и лица, страдающие выраженным алкоголизмом, больше подвергнуты риску инфаркта или инсульта, чем абсолютные трезвенники.

Цель настоящей работы заключается в комментировании «французского парадокса» с точки зрения биохимического воздействия антиоксидантов полифенольного типа на организм.

Обсуждение икомментарии

Обращение к истории показывает, что человечество с незапамятных времен (почти 6000 лет) использует вино в качестве пищевого продукта, а его лекарственные свойства отмечали еще Абу Али ибн Сина (Авиценна 987–1037 гг.) и Парацельс (1493–1541 гг.).

В странах Западной Европы на протяжении XVIII-XIX веков и в России в конце ХIХ — начале XX веков вино часто применялось в терапевтических целях в клиниках.

Интерес к вину как лечебному средству несколько угас в связи с научно-техническими достижениями фармацевтической науки, появлением большого количества высокоэффективных лекарственных средств узконаправленного действия, а также «…осознанием сложности и масштабности проблем, порождаемых употреблением алкоголя» [8].

Последние годы характеризуются реабилитацией и легализацией методов и средств народной медицины, это относится и к энотерапии (лечение вином).

Следует напомнить, что в клетках печени и нейронах этиловый спирт индуцирует синтез цитохрома Р450–2Е1 монооксигеназ, а также активирует ксантиноксидазу и NO-синтазу, продуцируюшие АФК (активные формы кислорода), в результате чего наблюдается усиление свободнорадикальных процессов [9].

Экспериментально установлено, что в красном виноградном вине содержится 0,8–1,2 г/л ароматических соединений, при этом концентрация полифенолов может превышать 10 мМ [10,11]. Ярко красный, рубиновый цвет бургундского и других красных виноградных вин определяется содержанием флавоновых соединений, главным образом, катехина, эпикатехина, проантоцианидинов (полимеризованных антоцианидинов) [12,13]

В таблице 1 представлены основные фенольные соединения виноградных вин.

Из таблицы видно, что содержание флавоноидов в красных виноградных винах значительно выше, чем в белых. В виноградном соке их концентрация также в 2 раза меньше, чем в красном вине [15]. Ароматические кислоты бензойного и коричного рядов (пара-оксибензойная, протокатехиновая, ванилиновая, галловая, сиреневая, салициловая и др. др.) типичны, прежде всего, для красных вин (50–100 мг/л), в белых винах их гораздо меньше (1–5 мг/л). По антиоксидантной активности, выраженной в микромолярном эквиваленте тролокса, 1 стакан (150 мл) красного вина эквивалентен 12 стаканам белого вина, или 2 чашкам чая, или 500 г лука, или 550 г баклажанов, или 3,5 стакана черносмородинового сока, или 3,5 стакана пива, или 7 стаканам апельсинового сока, или 20 стаканам яблочного сока [16].

Сравнение в разных экспериментальных системах антирадикальной активности различных сортов красных и белых вин, показало, что для красных вин она в среднем в 15 раз выше, чем для белых, при этом хорошо коррелируя с общим содержанием фенолов (r = 0,935 для красных и г = 0,907 для белых вин), а также концентрацией флавоноидов (r = 0,866) [17].

Источником появления флавоноидов (антоцианидинов и катехинов), а также стильбенов (ресвератрол и его производные) при производстве виноградных вин могут выступать микроорганизмы Vitis vinifera [18]. При этом остается неясным, насколько схожи по структуре и составу полифенольные соединения, образующиеся при созревании вина (процесс может длиться месяцы и даже годы), тем соединениям, которые выявляются в свежих соках и фруктах [19].

Исследования на добровольцах показали, что приём 100 мл красного вина повышает содержание полифенолов в плазме крови до 2–5 мкг/мл, при этом в желудке и тонком кишечнике всасывается около 5 % фенольных соединений, наличие этанола повышает растворимость флавоноидов и усиливает их адсорбцию [20, 21].

Таблица 1

Основные фенольные соединения виноградных вин

Флавоноиды

Структурная формула

Концентрация (мг/л) вкрасном вине [14]

Концентрация (мг/л) вбелом вине [14]

Катехин

191

35

Эпикатехин

82

21

Галловая кислота

95

7

Цианидин

3

0

Мальвидин-3 -гликозид

24

1

Рутин

9

0

Кверцетин

8

0

Мирицетин

9

0

Ресвератрол

1,5

0

В экспериментах ex vivo было показано, что антиоксидантная активность плазмы крови человека и устойчивость липопротеинов к окислению повышаются в первые 2 часа после потребления 100–300 мл красного вина, что служит доказательством эффективной абсорбции полифенолов в кишечнике и их антиоксидантного действия в организме [20, 22].

Сравнение эффективности повышения антиоксидантной активности плазмы после приема красного и белого виноградных вин свидетельствует о явном преимуществе красных вин [23]. Виноградный сок подобного действия не оказывал, из чего можно сделать вывод, что полифенолы виноградного сока хуже усваиваются организмом человека, чем полифенолы красного вина [22].

Фенольные соединения, в том числе флавоноиды, выделенные из красного вина и других виноградных напитков, in vitro ингибировали Сu-индуцированное окисление липопротеидов низкой плотности (ЛНП) [24, 25, 26] и агрегацию тромбоцитов [27, 28].

Противотромбоцитарный эффект красного вина показан в экспериментах на собаках [29]. У кроликов, содержащихся на гиперхолестериновом рационе, красное вино значительно эффективнее ингибировало формирование атеросклеротических бляшек по сравнению с другими алкогольными напитками (пиво, белое вино) [30]. Кверцетин и катехин, присутствующие в красных винах, в концентрациях 1–25 мкМ защищали нейрональные клетки гиппокампа крыс от гибели, индуцированной донорами NO-радикалов (нитропруссид натрия и 3-морфолинозидионимин) [31]. Полифенолы из винограда также ингибировали гибель нейронов под действием окисленными липопротеинами [32]. Простые (200–400 Да) и полимеризированные (1,6–2 кДа) фенольные соединения, выделенные из красных вин, в концентрациях 1–100 мкг/мл дозозависимо снижали включение 3Н-тимидина и подавляли пролиферацию гладкомышечных клеток из аорт крыс и человека, в значительно меньшей степени и только в высоких концентрациях. 30–100 мкг/мл [21]. Антипролиферативное действие фенолов может реализовываться через ингибирование гена циклина А, играющего важную роль в репликации ДНК.

В другом исследовании была выявлена прямая корреляция антипролиферативного действия полифенолов красных вин с ингибированием нндуцибельной NО-синтазы в раковых клетках простаты человека [33]. Кроме того, в работе [34] обнаружено, что прединкубация гладкомышечных клеток сосудов с красным (но не белым) вином в физиологически значимых концентрациях угнетает связывание ими лиганда с рецептором тромбоцитарного фактора роста — β и тем самым — последующие события, ведущие к размножению и миграции клеток.

Проведенные на добровольцах исследования, показали, что ежедневное потребление красного или белого вина в течение 15 дней повышает содержание липопротеинов высокой плотности, обладающих антиатерогенным действием, и снижает агрегацию тромбоцитов ex vivo [35]. Несмотря на то, что ежедневный приём 240 мл красного вина в течение 30 дней приводил к снижению содержания витамина Е в сыворотке (на 15 % при жирной диете и 26 % при средиземноморской диете), общая антиоксидантная активность плазмы возрастала: окислительное повреждение ДНК (определялось по содержанию 8-гидрокси-2-дезоксигуанозина) в лейкоцитах крови снижаюсь в среднем на 50 % [36]. В этом же исследовании было показано, что жирная диета приводит к снижению эндотелий-регулируемого кровотока, однако потребление вина восстанавливало регуляторную эффективность эндотелия. В первые 1–3 часа после приёма 300 мл вина повышалась защитная эффективность плазмы крови в отношении повреждающего действия Н2О2 на ДНК лимфоцитов; интересно отметить, что красное и белое вино одинаково повышали защитные свойства плазмы [37].

Развитие окислительного стресса и повреждение сосудов являются важными элементами развития слабоумия. Анализ показывает, что регулярное потребление красного вина оказывает защитное действие в отношении развития старческого слабоумия [38]. По-видимому, такой эффект красных вин определяется наличием флавоноидов, так как эпидемиологические исследования также выявляют обратную корреляцию между поступлением флавоноидов и риском возникновения сенильной деменции (старческого слабоумия) [39].

Таким образом, проведенные исследования доказывают пользу красных виноградных вин и позволяют прийти к определенным выводам.

Выводы

  1. Причина «французского парадокса» может быть объяснена с точки зрения антиоксидантной способности веществ полифенолового ряда, присутствующих в натуральных виноградных винах.
  2. Красные виноградные вина, содержащие по сравнению с белыми винами большее количество антиоксидантов флавоноидов, могут быть рекомендованы в качестве средства народной медицины — энотерапии (лечения вином) в умеренных количествах.
  3. При рассмотрении «французского парадокса» остаётся открытым вопрос, почему регулярный приём виноградных вин снижает смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, но не сказывается на общей продолжительности жизни и смертности при многих других патологиях, течение которых сопровождается развитием окислительного стресса.

Литература:

  1. Hertog M. G. L., Feskens E. J. M., Hollman P. C. H., et al. Dietary antioxidant flavonoids and risk of coronary heart disease: The Zutphen elderly study // Lancet.- 1993.- Vol. 342.- P. 1007–1011.
  2. Knekt P., Jarvinen R., Reunanen A., Marrtela J. Flavonoid intake and coronary mortality in Finland: Cohort study // Br. Med. J- 1996 — Vol. 312- P. 478–481.
  3. Vinson J. A. Flavonoids in foods as in vitro and in vivo antioxidants // Adv. Exp. Med. Biol.- 1998.-Vol. 439.-P. 151–164.
  4. Klatsky A. L., Friedman G. D., Siegelaub A. B. Alcohol consumption before myocardial infarction. Results from the Kaiser-Permanente epidemiologic study of myocardial infarction // Ann. Intern. Med.- 1974.-Vol. 81.-P. 294–301.
  5. Leger A. S., Cocliraiie A. L., Moore F. Factors associated witli cardiac mortality in developed countries with particular reference to the consumption of wine.// Lancet — 1979- Vol. l.-P. 1017–1020.
  6. Renaud S., Gueguen R. The French paradox and wine drinking // Novartis Found Symp.- 1998.-Vol. 216.- P. 208–217.
  7. Gronbaek M., Deis A., Sorensen T. I. A. et al. Moilality associated with moderately intake of wine, beer or spirits // Brit. Med. J- 1995 — Vol. 310 — P. 1165–1169.
  8. Меньшикова Е. Б., Ланкин В. З., Кандалинцева Н. В. Фенольные антиоксиданты в биологии и медицине // LAPLAMBERTAcademicPublishing. Saarbrucken, Deutschland / Германия. 2015. — 488 р.
  9. Haorah J., Ramirez S. H., Floreani N. et al. Mechanism of alcohol-induced oxidative stress and neuronal injury.// Free Radic. Biol. Med — 2008 — Vol. 45 — P. 1542–1550.
  10. Soleas G. J., Diamandis E. P., Goldberg D. M. Wine as a biological fluid: history, duction, and role in disease prevention // J. Clin. Lab. Anal.- 1999 — Vol. 11.- P. 287–313.
  11. Wu J. M., Wang Z.-R., Hsieh T.-C. et al. Mechanism of cardioprotection by resvera-trol, a phenolic antioxidant present in red wine //Int. J. Mol. Med — 2001 — Vol. 8.- P. 3–17.
  12. Das D. K., Sato M., Ray P. S. et al. Cardioprotection of red wine: role of polyphenolic antioxidants // Drugs Exp. Clin. Res.- 1999 — Vol. 25 — P. 115–120.
  13. Goldberg D. M., Halm S. E., Parkes J. G. Beyond alcohol: beverage consumption cardiovascular mortality // Clin. Chim. Acta — 1995 — Vol. 237 — P. 155–187.
  14. Rice-Evans C. A., Miller N. J., Paganga G. Antioxidant properties of phenolic compounds // Trends Plant Sci.-1997.-Vol. 2.-P. 152–159.
  15. Constant J. Alcohol, ischemic heart disease, and the French paradox. // Coron. Artery Dis.- 1997.-Vol. 8.- P. 645–649.
  16. Pagaiiga G., Miller N., Rice-Evans C. A. The polyphenolic content of fruit and vegetables and their antioxidant activities. What does a serving constitute? // Free Radic. Res — 1999.-Vol. 30 — P. 153–162.
  17. De Beer D., Joubert E., Gelderblom W. C., Maiiley M. Antioxidant activity of South African red and white cultivar wines: free radical scavenging // J. Agric. Food Chein.— 2003 — Vol.51.- P. 902–909.
  18. Fauconneau В.. Waffo-Teguo P., Huguet F. et al. Comparative study of radical scavenger and antioxidant properties of phenolic compounds from Vitis vimfera cell cultures using in vitro tests // Life Sci.- 1997.- Vol. 61.- P. 2103–2110.
  19. Brouillard R., George F., Fougerousse A. Polyphenols produced during red wine ageing // Biofactors.- 1997.-Vol. 6.- P. 403- 410.
  20. Duthie G. G., Pedersen M. W., Gardner P. T. et al. The effect of whisky and wine consumption on total phenol content and antioxidant capacity of plasma from healthy volunteers // Eur. J. Clin. Nutr.- 1998.- Vol. 52.- P. 733–736.
  21. Iijima К., Yoshizumi M., Hashimoto M. et al. Red wine polyphenols inhibit proliferation of vascular smooth muscle cells and downiegulate expression of cyclin A gene // Circulation.-2000.-Vol. 101.-P. 805–811.
  22. Miyagi Y., Miwa K., Inoue H. Inhibition of human low-density lipoprotein oxidation by flavonoids in red wine and grape juice // Am. J. Cardiol.— 1997.- Vol. 80.- P. 1627–1631.
  23. Whitehead T. P., Robinson D., Allaway S. et al. Effect of red wine ingestion on the antioxidant capacity of serum Clin. Chem- 1995 — Vol. 41- P. 32–35.
  24. Abu-Amsha R. Phenolic content of various beverages determines the extent of inhibition of human serum and low-density lipoprotein oxidation in vitro: identification and mechanism of action of some cinnamic acid derivatives from red wine // Clin. Sci.- 1996.- Vol. 91-p. 449^58.
  25. Aviram M., Fuhmian В. Polypheiiolic flavonoids inhibit macrophage-mediated oxidation of LDL and attenuate atherogenesis // Atherosclerosis.- 1998 — Vol. 137, Supp I — P. S45-S50.
  26. Fraiikel E. N., Kanner J., German J. B. et al. Inhibition of oxidation of human low-density lipoprotein by phenolic substances in red wine // Lancet — 1993 — Vol. 341 — P. 454–457.
  27. Brancato R., Schiavone N., Siaiio S., et al. Prevention of corneal keratocyte apoptosis after argon fluoride excimer laser irradiation with the free radical scavenger ubiquinone Qm // Eur. J. Ophthalmol-2000.-Vol. 10.-P. 32–38.
  28. Moskaug J. O., Carlsen H., Myhrstad M., Blomhoff R. Molecular imaging of the biological effects of quercetin and quercetin-rich foods.7 Mech. Ageing Dev.- 2004.- Vol. 125.-P. 315–324.
  29. Deinrow H. S., Jackson D., Folts J. D. French red wine but not white wine inhibits in vivo platelet activity and thrombosis in stenosed canine coronary arteries II Thromb. Haemost — 1993.-Vol. 69- P. 587.
  30. Klurfield D. M., Kritchevsky D. Differential effects of alcoholic beverages on experimental atherosclerosis in rabbits // Exp. Mol. Pathol — 1981- Vol. 34- P. 62–71.
  31. Bastianetto S., Zheng W. H., Quirion R. Neuroprotective abilities of resveratrol and other red wine constituents against nitric oxide-related toxicity in cultured hippocampal neurons // Brit. J. Pharmacol.- 2000.- Vol. 131.- P. 711–720.
  32. Schroeter H., Williams R. J., Matin R. et al. Phenolic antioxidants attenuate neuronal cell death following uptake of oxidized low-density lipoprotein // Free Radic. Biol. Med.— 2000.-Vol. 29.-P. 1222–1233.
  33. Kampa M., Hatzoglou A., Notas G., et al. Wine antioxidant polyphenols inhibit the proliferation of human prostate cancer cell lines // Nutr. Cancer — 2000 — Vol. 37 — P. 223–233.
  34. Rosenkranz S., Knirel D., Dietrich H., et al. Inhibition of the PDGF receptor by red wine flavonoids provides a molecular explanation for the «French paradox» // FASEB J. — 2002.-Vol. 16- P. 1958–1960.
  35. Seigneur M., Bonnet J., Dorian B. et al. Effect of consumption of alcohol, white wine, and red wine on platelet function and serum lipids // J. Appl. Cardiol.- 1990.- Vol. 5.- P. 215–222.
  36. Leighton F., Cuevas A., Guasch V. et al. Plasma polyphenols and antioxidants, oxidative DNA damage and endothelial function in a diet and wine intervention study in humans // Drugs Exp. Clin. Res.- 1999.-Vol. 25.- P. 131–141.
  37. Fenech M.. Stockley С, Aitken С. Moderate wine consumption protects against hydrogen peroxide-induced DNA damage Mutagenesis — 1997 — Vol. 12.- P. 289 -296.
  38. Orgogozo J. M., Dartigues J. F., Lafont S., et al. Wine consumption and dementia in the elderly: a prospective community study in the Bordeaux area // Rev. Neurol.- 1997.- Vol. 153.- P. 185–192.
  39. Commenges D., Scotet V., Renaud S., et al. Intake of flavonoids and risk of dementia // Eur. J. Epidemiol.- 2000.- Vol. 16.- P. 357–363.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle