Библиографическое описание:

Беркут О. В. Роль учителей-иностранцев в иноязычном образовании XIX века // Молодой ученый. — 2016. — №17. — С. 109-111.



Как известно, одной из основных дисциплин, включенных в содержание обучения дореволюционной гимназии, являлись иностранные языки. Причём, значительное место в системе обучения новым иностранным языкам было отведено личности и деятельности педагога.

Исследователь русских гимназий И. Алешинцев отмечал: «Новые языки как языки окажут не менее образовательное влияние, чем древние, на мышление и другие способности нашего воспитывающегося юношества, если поручено будет преподавание их в наших заведениях людям, соединяющим с университетским ученым образованием и педагогическое. Рациональная метода обучения им отыщет богатый материал для формального развития мышления, для умственной гимнастики учащихся, как в лексическом содержании этих языков, так и в этимологических и синтаксических их особенностях, коих у них немало» [1, с. 222].

Отметим, что в дореволюционных гимназиях преподавали известные авторы учебников и книг для учителей, видные методисты, интеллигентные люди. Высокий профессиональный уровень учителей способствовал совершенствованию содержания и методов преподавания новых иностранных языков в гимназии, поиску новых форм обучения.

Так, в 1841 году совет историко-филологического факультета Казанского университета принял к рассмотрению сочинение учителя 1-й Казанской гимназии Ф. Ге, в котором он излагал составленный им новый способ преподавания французского языка и назвал его «натуральным методом научиться говорить и писать по-французски», при этом автор нового метода подчеркивал, что его «выводы — не результат умозрительных рассуждений, а обобщение опыта, осуществленного во втором классе 1-й Казанской гимназии [5,с. 104].

Известна попытка создания своего метода и в Петербургской гимназии в 1849 году. Метод получил название «рифмически-общительного». Его основой была активная работа всего класса над материалом иностранного языка [6, с. 74].

Сейчас эти «методы» кажутся наивными, но тогда, в девятнадцатом веке, они внесли новую струю в преподавание языков, и в эти гимназии приезжали учителя из других губерний, чтобы с ними ознакомиться.

В Архангельской Ломоносовской гимназии, как пишут Н. К. Кизель и Вл. И. Мазюкевич в своей работе «Историческая записка Архангельской Ломоносовской гимназии (1811–1911 гг.)», с 1 августа 1835 года было введено преподавание английского языка [2, c. 64].

Первым преподавателем английского языка в Архангельской губернской гимназии был Илья Смит — пастор англиканской церкви. Илья Смит должен был преподавать английский язык в Архангельской гимназии с 1 августа 1835 года по 1 августа 1836 года, но прослужил Илья Смит до 1839 года [2, c. 65–66].

С 1839 года по 1863 год сменилось еще несколько преподавателей английского языка, но все они были иностранцы. Постановка преподавания по всем предметам, включая и преподавание английского языка, в гимназии, судя по отзывам, помещавшимся директором в годовых отчетах, была вполне удовлетворительна [2, c. 92].

В Симбирской гимназии в 60–70-е годы XIX века также работало значительное число интересных и сильных преподавателей-иностранцев, умевших определять и избирать оптимальные методы обучения. По мнению Черных А. В., «очень хорошо в гимназии было поставлено преподавание немецкого и французского языков. Выпускники могли свободно читать в подлиннике произведения классиков, владели разговорной речью» [7,с. 184].

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что многие из учителей-иностранцев стремились изменить положение иностранного языка в гимназии и методы его преподавания.

Мемуарная литература также хранит множество интересных примеров учительских персоналий.

М. П. Погодин в своих «Школьных воспоминаниях» рассказывает об учителе иностранных языков господине Лейбрехте: «Г. Лейбрехт преподавал и преподавал отлично языки латинский, немецкий и французский … Он занят был в гимназии по 6 часов в день, кроме среды и субботы, когда он после обеда не учил и занят был только по 4 часа, да дома у себя он занят был по два, — и все-таки находил еще время по праздникам, вечером составлять свои учебные книги, грамматики и хрестоматии, коих у него вышло изданий по десяти» [4, с. 20].

В Санкт-Петербурге существовала частная гимназия К. И. Мая, деятельность которой хорошо известна по воспоминаниям Д. С. Лихачева, ее бывшего воспитанника. Большинство учителей в заведении К. И. Мая являлись университетскими преподавателями, авторами многих учебников и пособий, талантливыми педагогами и известными учеными, при этом часто в гимназию приглашались преподаватели из-за границы для постоянной практики учащихся в иностранных языках.

Выпускник этой гимназии Д. П. Семенов Тян-Шанский отмечает: «В школе К. И. Мая часть предметов преподавалась на русском языке, а часть на немецком. По французскому языку были устроены два раза в неделю вечерние практические занятия. Учащиеся собирались на час в каком-нибудь классе. К ним приходил преподаватель французского языка, один из любимых воспитателей Жонт, и каждый из учеников по очереди ему рассказывал все, что вздумается, но непременно по-французски. А преподаватель поправлял его, если тот говорил неправильно. В этой школе можно было заниматься и английским языком. В 4 классе преподавал Гис, страстный поклонник Шекспира. Он читал Шекспира, а если детям было непонятно, он оставлял чтение, повторял что-то из грамматики, а затем опять возвращался к Шекспиру. Воспитатели, которые дежурили во время перемен, а также вечером, после обеда, были иностранцы, поэтому Жонт, как француз, говорил с детьми по-французски, а Отто и другой воспитатель, преподававший немецкий язык в младших классах, Бем, как немцы, разговаривал с учениками по-немецки» [3, с. 124].

Высокая оценка преподавания языка иностранцами имеется в воспоминаниях М. Шагинян, которая обучалась в гимназии Ржевской. «Положительным было очень важное и очень нужное — преподавание иностранных языков именно учителями той нации, той страны, чей язык они преподают: французский — француженками, немецкий — немками, английский — англичанками. Дело не только в том, что наши «классные дамы» и преподавательницы давали нам язык в его чистом произношении, давали его со всеми особенностями национальной разговорной речи. Вместе с языком мы бессознательно откладывали в памяти национальный образ, национальные черты характера, страну, город, любовь к ним, к своему языку, своей литературе, стремление рассказывать и поделиться этим» [8, с. 125].

Без сомнения, активное участие в педагогическом процессе носителя культуры страны изучаемого языка способствовало овладению не только более глубокими языковыми знаниями, пониманию образа жизни народа, но и являлось одним из главных факторов приобщения гимназистов к общественно-историческому опыту человечества, важнейшему условию правильного воспитания.

Все эти аспекты культуры помогали понять менталитет народа страны изучаемого языка, объяснить систему его ценностей, что содействовало более глубокому пониманию чужой культуры через призму собственной, а, следовательно, способствовало получению более полных лингвистических знаний.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что учитель иностранного языка в дореволюционной гимназии являлся ретранслятором и интерпретатором культуры другого народа. Являясь носителем иноязычной культуры, он воспитывал в гимназистах уважение к этой культуре, языку, а через это стремление гимназистов к получению более полных лингвистических знаний.

Литература:

  1. Алешинцев, И. История гимназического образования в России (XVIII и XIX вв.) [Текст] / И. Алешинцев. — Спб., 1912 г. — 340 с.
  2. Кизель, Н. К. Историческая записка Архангельской Ломоносовской гимназии (1811–1911) [Текст] / Н. К. Кизель, Вл. И. Мазюкевич. — Архангельск: Типо-лит. С. М. Павлова, 1912.
  3. Лихачев, Д. С. Школа на Васильевском: Кн. для учителя [Текст] / Д. С. Лихачев, Н. В. Благово, Е. Б. Белодубровский. — М.: Просвещение, 1990. — 159 с.
  4. Погодин, М. П. Школьные воспоминания 1814–1820 [Текст] / М. П. Погодин. — М., 1859. — 25 с.
  5. Ратнер, Ф. Л. Из истории преподавания иностранных языков в учебных заведениях России. Казанский государственный университет [Текст] / Ф. Л. Ратнер // Иностранные языки в школе. — 2004. — № 4. — С.102–108.
  6. Раушенбах, В. Э. Краткий обзор основных методов преподавания иностранных языков с I по XX век [Текст] / В. Э. Раушенбах. — М., 1971. — 112 с.
  7. Черных, А. В. Обучение как фактор интеллектуального развития учащихся гимназических классов: Дис. … канд. пед. наук [Текст] / А. В. Черных. — М., 1996. — 193 с.
  8. Шагинян, М. С. Человек и время: история человеческого становления [Текст] / М. С. Шагинян. — М.: Сов. писатель, 1982. — 559 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle