Библиографическое описание:

Бровкина А. А. Выставочная деятельность журнала «Мир искусства» // Молодой ученый. — 2016. — №17. — С. 495-497.



В конце XIX — начале XX века литературно-художественные журналы в России становятся не просто периодическими изданиями, а идейно-творческими центрами формирования эстетического вкуса публики, выступают рупорами новых веяний в искусстве. Такие журналы нередко представляли собой объединение представителей какого-либо художественного течения, а на их страницах происходила пропаганда выбранного ими направления.

Особой стороной работы таких периодических изданий была экспозиционно-выставочная деятельность. Организация выставок позволяла редакциям продемонстрировать свои программные установки и эстетические предпочтения.

Европейский опыт устройства такого типа выставок нашел воплощение в деятельности модернистских литературно-художественных журналов России начала XX столетия. Таким был журнал «Мир искусства». В России именно он стал пионером в деле устройства художественных выставок, организуемых литературно-художественными журналами. Затем традицию продолжили журналы «Золотое Руно» и «Аполлон».

В январе 1898 года «первое выступление «Мира искусства», но пока еще не под этим названием» [3, с. 39] — Выставка русских и финляндских художников — была открыта в музее А. Л. Штиглица. Она состояла из 295 произведений 30 авторов, среди которых были члены упомянутого кружка, а также Е. Е. Лансере, К. А. Сомов, С. В. Малютин, М. В. Якунчикова, М. А. Врубель, А. М. Васнецов, М. В. Нестеров, Л. О. Пастернак, В. Е. Пурвит, А. П. Рябушин, Я. Ф. Ционглинский, финны В. Блюмстед, А. Галлен, В. Вальгрен, П. Галонен, Б. Лагерстам, А. Гебгард, А. Эдельфельд, Э. Ярнефельд, М. Энкель и др. [4, с. 195] С. П. Дягилев рассматривал финских деятелей искусства как членов объединения «Мира искусства», говоря «<…> они ведь тоже русские» [2, с. 28].

На выставке были показаны акварели, пастели и рисунки. Произведения скульптуры были представлены работами А. Л. Обера, В. Вальгрена и М. А. Врубеля.

«Мир искусства» открывал публике новые имена: на выставке впервые внимания удостоились работы Константина Сомова. Некоторые из его работ приобрел Великий князь Владимир Александрович, а также Гельсингфорский музей.

Все это демонстрировало совершенно новый подход к формированию экспозиционной коллекции: картины и скульптуры выставлялись рядом с акварелями и рисунками, эскизами декораций и монументально-декоративными работами. Дягилев объединял работы мастеров не по принципу принадлежности их творчества к какому-либо стилю. Он скорее обращал внимание на индивидуальность стиля художника, на его даровитость и талант.

Уровень выставки был очень высок, ведь С. П. Дягилев — редактор журнала и устроитель выставки — провел тщательный и продуманный отбор картин. Он также уделил большое внимание внутренней отделке выставочного зала. На открытии в присутствии представителей царской фамилии играл оркестр.

Многие искусствоведы давали положительную оценку салону Дягилева. Но были и те, кому выставка показалась бунтарской (может, она и была таковой, но только в эстетическом плане) и направленной против общественных устоев и традиций. Ее нарекали декадентской. Особенно осуждал В. В. Стасов, влиятельнейший критик и приверженец живописи передвижников. Он назвал выставку «оргией беспутства и безумия», а Дягилева — «декадентским старостой» [5, с. 221]. «Ответ В. В. Стасову», написанный Дягилевым, был направлен в редакцию газеты «Новости», где выступил критик, но редактор — О. К. Нотович — напечатать что-либо против столь авторитетного художественного критика не решился.

Что особенно показательно: Выставка русских и финляндских художников вызвала международный интерес. Вскоре после ее закрытия в Петербурге Дягилев получил предложение показать ее в Мюнхене в качестве русского отдела ежегодного Сецессиона. Выставка побывала в Мюнхене, Дюссельдорфе, Кёльне и Берлине.

18 января 1899 года все в том же Музее барона А. Л. Штиглица открылась первая официальная выставка картин журнала «Мира искусства». Это была «грандиозная Международная выставка, на которой впервые наша публика рядом с произведениями русских мастеров могла видеть первоклассные картины Ренуара, Дега, Леона Фредерика, Бенара, Уитслера, Казена, Симона, Раффаели, Больдини, Либермана, Лермита, Ленбаха, Латуша, Кондера, Карриера, Брэнгвина и мн. др». [1, с. 49]. Вновь участвовали финские художники В. Блюмстед, А. Галлен, М. Энкель, Э. Ярнефельд, А. Эдельфельд. Зарубежная экспозиционная часть демонстрировала различные стилевые направления: реализм, импрессионизм, модерн. Были показаны предметы декоративно-прикладного искусства. Среди них ювелирные украшения известного в то время француза Р. Лалика, а также вазы американца Л.-К. Тиффани. Показ произведений декоративного искусства был одним из важнейших пунктов эстетической программы С. П. Дягилева. Так он стремился познакомить отечественного зрителя с развивающейся областью творчества, а также показать, что представители русского искусства держат руку на пульсе событий художественного мира и могут не только перенимать идеи от Запада, но и самостоятельно формировать общественные вкусы.

Как и на Выставке русских и финляндских художников, на этой присутствовала царская семья, что говорит о высоком уровне мероприятий «Мира искусства». Однако тот факт, что её представители приобрели с выставки совсем незначительное количество работ, демонстрирует «господствующие в высшем свете консервативные художественные вкусы» [4, с. 198–199].

Первая выставка журнала вновь вызвала интерес в прессе и художественной среде. Не любивший и до этого деятельность «Мира искусств» В. В. Стасов, на этот раз не изменил свою позицию и отозвался о выставке крайне отрицательно. Он опубликовал две статьи с громкими и довольно оскорбительными заголовками «Нищие духом» [5, с. 232] и «Подворье прокаженных» [5, с. 257], в которых он продолжал упрекать «Мир искусства» в декадентстве. Не оценил выставку и числившийся тогда сотрудником журнала И. Е. Репин. Его письмо о дальнейшем отказе от участия в работе редакции (письмо отправил в журнал «Нива») стало поводом для ответной реакции С. П. Дягилева. Художник расходился с «Миром искусства» прежде всего в художественных взглядах: он не поддерживал нападок «мирискусников» на академическую, а также передвижническую, живопись.

В целом, выставки «Мира искусства» всегда носили противоречивый характер. Возможно, причина кроется в том, что журнал все еще не имел определенной, строгой программы. Экспонаты на выставки, как и репродукции картин для печатания на страницах журнала, выбирались, прежде всего, на основе даровитости и таланта художника, а не его стилистической принадлежности.

Стоит отметить, что повторить международные выставки «Миру искусства» больше не удалось, хотя предполагалось устраивать их ежегодно. Поэтому «за неимением средств созывать истинные таланты со всего света» [5, с. 49–50] журнал ограничился отечественными художниками. Они были представлены на второй выставке журнала.

Она открылась в Музее Штиглица 28 января 1900 года. На этот раз Дягилев экспонировал только работы отечественных художников. Помимо ранее участвовавших авторов выставлялись работы В. М. Васнецова, М. С. Боткиной, А. С. Голубкиной, Н. В. Досекина, Д. Н. Кардовского, Е. С. Кругликовой. Всего на выставке было 220 картин 31 автора. Эта выставка оказалась последней, устроенной под личным руководством С. П. Дягилева. Потому как впоследствии ответственность за организацию выставок журнала делегировалась также А. Н. Бенуа и В. А. Серову.

Выставка в залах Академии художеств открылась 10 января 1901 года. Она демонстрировала 238 работ 32 художников. Новыми на ней были В. Н. Бакшеев, Н. А. Околович, А. А. Рылов, С. А. Виноградов и С. И. Светославский. Особенностью выставки стал отдельный павильон, в котором посмертно были выставлены произведения И. И. Левитана. Исследователь выставочной деятельности в Петербурге начала XX века Д. Я. Северюхин отмечал, что этот раздел стал успехом С. П. Дягилева, ведь картины выдающего художника, безвременно ушедшего, публика увидела на выставке «Мира искусства», а не Товарищества передвижных художественных выставок [4, с. 203].

Важно отметить, что организаторы продемонстрировали важнейший эстетический критерий выставочной деятельности журнала — особое внимание к оформлению интерьера. Правильно устроенное внутреннее пространство, в котором выставляются картины, создавало необходимое ощущение цельности и гармонии всей выставки. Поэтому С. П. Дягилев отдал приказ произвести переустройство залов Академии. Были сделаны специальные навесные деревянные конструкции в определенной цветовой гамме.

Как и все предыдущие выставки, третья вновь вызвала полемику. Отзывы на этот раз были преимущественно отрицательными. Здесь, как и прежде, особенно отличились газеты «Новости и Биржевая газета» в лице главного порицателя деятельности «Мира искусства В. В. Стасова и «Новое время». С большой положительной рецензией в газете «Курьер» выступил Сергей Голоушев (наст. фамилия Глаголь), русский художник, художественный и театральный критик. Он назвал выставку одним из самых ярких явлений современной художественной жизни. В очередной раз экспозицию посетила царская семья. Все это говорит о том, что выставки журнала по-прежнему были заметным событием в русской художественной жизни.

После этого «Мир искусства» организовал еще две выставки — в марте 1902 года и феврале 1903 года. Первая расположилась в залах «Пассажа», продемонстрировав более 200 произведений, среди которых были предметы декоративно-прикладного творчества (старинная мебель, художественное стекло, майолики гончарной мастерской Абрамцево). Примерно через полгода с небольшими изменениями в экспозиционной коллекции она была привезена в Москву. Так впервые московская общественность увидела выставку «Мира искусства».

Выставочная деятельность журнала всегда вызывала полемику в прессе, что способствовало еще большей его популярности. Свою задачу — знакомство русской публики с работами представителей новейших течений в искусстве — «Мир искусства» выполнял вплоть до самого своего закрытия.

Выставки «Мира искусства» без преувеличений стали культурным феноменом в художественной жизни Петербурга начала XX века. Дягилев не только открыл новую форму общения редакции журнала с читателем и новый способ пропаганды эстетических воззрений журнала. Выставки, устроенные под его руководством, стали образцом организации салонов, феноменом своего времени.

Литература:

1. Бенуа А. Н. Возникновение «Мира искусства». Л., 1928; Репринтное издание. М., 1998.

2. Бенуа А. Н., Дягилев С. П. Переписка (1893–1928). СПб., 2003.

3. Лапшина Н. П. «Мир искусства». Очерки истории и творческой практики. М., 1977.

4. Северюхин Д. Я. Сергей Дягилев и «Мир искусства» // Старый художественный Петербург. СПб., 2008.

5. Стасов В. В., Избранные сочинения в 3-х томах, т. III.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle