Библиографическое описание:

Ковлагина Д. А. Понятие «электронные сети» в контексте некоторых составов преступлений, предусмотренных Уголовным Кодексом РФ // Молодой ученый. — 2016. — №16. — С. 249-251.



Глобальные процессы информатизации послужили развитию преступной деятельность в информационной сфере, что обусловило реакцию законодателя, направленную на внесение изменений в УК РФ. Между тем, не все подобные изменения следует признать удачными. В частности, это касается установления ответственности за совершение преступлений с использованием электронных сетей как альтернативы совершению преступления с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети «Интернет»). На уровне специализированного законодательства не определенно соотношение данных понятий, что предопределяет проблемы в квалификации деяний, а также сомнения в необходимости внедрения понятия «электронные сети» в УК РФ.

Ключевые слова: электронная сеть, сеть «Интернет», информационно-телекоммуникационная сеть, информационные технологии, уголовное законодательство, преступления экстремистской направленности.

В условиях глобализации и стремительного развития информационного общества многие явления и процессы претерпели изменения, в том числе структура и форма современной преступности. Возросла угроза использования информационных технологий для совершения общественно-опасных посягательств, где информационное пространство стало новой платформой преступной деятельности. Современное российское законодательство все больше уделяет внимание обеспечению информационной безопасности как части национальной безопасности страны.

Положительно в связи с этим следует оценивать последние действия Совета Безопасности Российской Федерации по созданию проекта новой доктрины информационной безопасности, где среди основных угроз названа опасность использования информационных технологий в деятельности террористических и экстремистских организаций, а также в криминальных и иных противоправных целях. Кроме того, в проекте отмечается увеличение масштабов компьютерной преступности в кредитной, валютной, банковской и иных сферах финансового рынка [3].

Принимая во внимание всемирные процессы глобализации, закономерными являются изменения, которым подвергается действующее уголовное законодательство. На сегодняшний день насчитывается шесть составов (ч.1 ст. 171.2; п. «б» ч.3 ст. 242; п. «г» ч.2 ст. 242.1; п. «г» ч.2 ст. 242.2, ч.2 ст. 280, ч.1 ст. 282 УК РФ), предусматривающих ответственность за совершение преступлений с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет». Кроме того, УК РФ содержит также четыре состава (ч.1 ст. 185.3; ч.2 ст. 205.2; ч.2 ст. 280.1; п. «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ), предусматривающие ответственность за совершение преступлений, с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет». Основой формулирования данного признака стало специализированное законодательство, в частности Федеральный закон Российской Федерации от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — Федеральный закон РФ от 27.07.2006 № 149-ФЗ). Между тем вышеназванным Федеральным законом не используется и не раскрывается понятие электронных сетей, входящее в состав некоторых преступлений. В свою очередь другие понятия — «электронное сообщение», «электронный документ», — характеризуются как информация, обращающаяся в информационно-телекоммуникационных сетях[1]. Из этого может последовать вывод, что электронная сеть и информационно-телекоммуникационная сеть — совпадающие по существу понятия.

Принимая во внимание положения специализированного законодательства, следует, на наш взгляд, проанализировать законодательное решение о расширении признака, характеризующегося совершением преступления с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет» по некоторым составам. С этой целью подвергнем сравнению ст. 280 («публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») и ст. 280.1 («публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации») УК РФ в части определения сущности квалифицирующих признаков.

В конце 2013 года в УК РФ была введена ст. 280.1, содержание которой направлено, по смыслу пояснительной записки, на защиту территориальной целостности, предупреждение возможных сепаратистских тенденций и призывов к действиям по уступке частей территории России иностранным государствам и т. п. [6] Часть 2 исследуемой статьи предусматривала квалифицированный состав, устанавливающий ответственность за те же деяния, что предусмотрены в ч.1 ст. 280.1 УК РФ, совершенные с использованием средств массовой информации, втом числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»). Из этого следовало, что квалификации по данной статье подлежали такие публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, которые были опубликованы только в зарегистрированных в качестве таковых средствах массовой информации. Такая законодательная конструкция исследуемого признака создавала серьезный пробел, поскольку согласно содержанию Закона РФ от 27.12.1991 № 2124–1 (ред. от 03.07.2016) «О средствах массовой информации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.07.2016) сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», не зарегистрированный в качестве средства массовой информации, средством массовой информации не является [4].

Имея в виду существующий недостаток ч.2 ст. 280.1 УК РФ в июле 2014 года данный квалифицирующий признак подвергся изменениям со следующим пояснением: «квалифицирующий признак части второй статьи 280.1 УК РФ — «с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»)» говорит только о тех Интернет-ресурсах, которые являются средствами массовой информации, то есть ничем не отличается от квалифицирующего признака части второй действующей статьи 280 УК РФ[2]. Новая редакция изменяемой статьи позволит распространить ее действие на все ресурсы сети «Интернет»» [7]. Именно по данному основанию и был расширен квалифицирующий признак ч.2 ст. 280.1 УК РФ, существуя в таком виде и в современной редакции УК РФ — «совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных сетей или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»)» [10].

В июне 2014 года в виду «отсутствия адекватной реакции на размещение экстремистских материалов в международной компьютерной сети «Интернет»» [8], ч.2 ст. 280 УК РФ претерпела изменения, связанные с включением нового признака альтернативного совершению преступления с использованием СМИ, — совершение преступления с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет» [11]. Заметим, что благодаря такой законодательной конструкции ч.2 ст. 280 УК РФ, квалификации по данной норме подлежит совершение действий, предусмотренных ч.1 ст. 280 УК РФ, двумя альтернативными способами: с использованием средств массовой информации (которыми могут быть признаны также и некоторые ресурсы сети «Интернет»), а также с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет» (имея в виду те ресурсы, которые не относятся к СМИ). Таким образом, следует признать, что по существу цель (распространения действия нормы на все ресурсы сети «Интернет»), для достижения которой было внедрено новое, неизвестное специализированному законодательству понятие «электронные сети», может быть достигнута и без него, а лишь путем правильного, недвусмысленного и четкого конструирования нормы права. Об этом свидетельствуют и данные правоприменительной практики. Так, И.С. был привлечен к уголовной ответственности по ч.2 ст. 280 УК РФ за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности в социальной сети «Вконтакте», не являющейся средством массовой информации [1]. Таким образом, содержание ч.2 ст. 280 УК РФ позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, совершивших публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности в социальных сетях, не являющихся средствами массовой информации.

Между тем, используемое уголовным законодательством понятие информационно-телекоммуникационных сетей также нельзя признать удачным. Федеральный закон РФ от 27.07.2006 № 149-ФЗ не разъясняет какие сети (типы сетей) входят в понятие информационно-телекоммуникационных сетей, что, на наш взгляд, и породило проблему, связанную с внедрением неизвестного по существу понятия «электронные сети» в диспозиции некоторых составов. Данный пробел должен быть устранен на уровне специализированного законодательства.

По мнению доктора юридических наук И. М. Рассолова, существовавшее ранее деление на типы сетей, различавшихся по их функциональной принадлежности (кабель для передачи аудиовизуальных, телефонных и иных данных), теряет актуальность сегодня под воздействием технологической конвергенции (слияния) [9]. Это означает, что все современные типы сетей объединены понятием «информационно-телекоммуникационные сети». В свою очередь, в экономической и психологической литературе, говоря об электронной сети авторы подразумевают сеть Интернет [2, с. 98; 5, с. 14].

Исходя из вышеизложенного, следует сделать вывод о чрезмерности установления уголовной ответственности за совершение преступлений с использованием электронных сетей (ч.1 ст. 185.3; ч.2 ст. 205.2; ч.2 ст. 280.1; п.«б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ) наравне с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, что обусловлено рядом причин: во-первых на сегодняшний день не существует правового разъяснения понятия «электронные сети»; во-вторых, анализ правоприменительной практики не позволяет определить разницу в исследуемых понятиях («электронная сеть» и «информационно-телекоммуникационная сеть») либо представляет их как взаимозаменяемые, синонимичные; в-третьих, в юридической и экономической литературе понятие «электронная сеть» приравнивается к понятию «сеть «Интернет»»; в-четвертых, цель (распространения действия нормы на все ресурсы сети «Интернет»), ради которой, в частности, было включено понятие электронные сети в диспозицию ч.2 ст. 280.1 УК РФ может быть достигнута правильным конструированием нормы права (по типу ч.2 ст. 280 УК РФ).

Литература:

  1. Астраханский суд приговорил общественного деятеля к двум годам колонии за комментарии в соцсети [Электронный ресурс]. URL: http://pravona.org/publikazii/astrahanskii-sud-prigovoril-obszestvennogo-deyatelya-k-dvum-godam-kolonii-za-kommentarii-v-socseti.html (дата обращения: 13.08.2016).
  2. Дафт Р. Организации: учебник для психологов и экономистов. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.
  3. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (проект) [Электронный ресурс]. URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/135.html (дата обращения: 03.08.2016).
  4. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124–1 (ред. от 03.07.2016) «О средствах массовой информации» (с изм. и доп. вступ. в силу с 15.07.2016) // Рос. газета. № 32. 08.02.1992.
  5. Лихтенштейн В. Е., Мардахаев В. И. Электронная торговля и оптимизационные компьютерные технологии // Прикладная информатика. 2006. № 3.
  6. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях установления ответственности за публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  7. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в статью 280.1 Уголовного кодекса Российской Федерации»» [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  8. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»» (Законопроект № 588894–5) [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  9. Рассолов И. П. Право и Интернет. Теоретические проблемы. 2-е изд., доп. М.: Норма, 2009. 384 с. [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  10. Федеральный закон РФ от 21.07.2014 «О внесении изменений в статью 280.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 28.07.2014. № 30 (Часть I). Ст. 4275.
  11. Федеральный закон от 28.06.2014 № 179-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 30.06.2014. № 26 (часть I). Ст. 3385.

[1] Электронное сообщение – информация, переданная или полученная пользователем информационно-телекоммуникационной сети; электронный документ – документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах; информационно-телекоммуникационная сеть – технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники.

[2] Данное утверждение, процитированное из Пояснительной записки, нельзя признать верным и отвечающем действительности. По существу и содержанию квалифицирующие признаки ч.2 ст. 280 и ч.2 ст. 280.1 на момент внесения изменений в ч.2 ст. 280.1 УК РФ не совпадали.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle