Библиографическое описание:

Буркеева Р. Г., Икол Т. Н., Балмурзина Д. А. Планирование: потенциал и роль в рыночной экономике XXI века // Молодой ученый. — 2016. — №16. — С. 141-144.



В статье представлено изучение потенциала и роли планирования в современной рыночной экономике России. Также приведены результаты успешного применения планирования в Китае.

Ключевые слова: планирование, потенциал, Россия, Китай, рыночная экономика, «QWERTY»-эффект

В наши дни планированием называют разные явления.

Данный термин используют с середины 20 века для обозначения экономики «реального социализма». Также его применяют в социально-экономических прогнозах. Для нашей страны это явление связано с особенностью правительства принуждать разрабатывать новые прогнозы для развития экономики. А также следует помнить про индикативные государственные планы, которые стали широко применяться в 1960–1970гг, в Индии, Китае, Японии и Франции.

Мы понимаем термин «планирование» как — экономические отношения, возникающие между государством и экономическими субъектами по поводу производства и распределения товаров и услуг, которые отвечают интересам всего общества.

В основном институты планирования применялись для модернизационных целей. Почему пришлось отказаться от этих практик? Возможно, ли в данный момент возобновить все это в условиях информатизации и глобализации? В последние десятилетия планирование стало одним из главных институтов ускоренного развития ряда государств Латинской Америки, а также Индии и Китая.

Очевиден отход и от использования плановых механизмов, и от термина «планирование». Причина заключается в том что, при резком отставании национальной экономики от мировых лидеров какая-то часть национального капитала заинтересована в ускоренной модернизации, что позволяет консолидировать интересы крупного национального капитала, относительно, большей части населения и государственного аппарата. Данная консолидация может принимать формы авторитарного режима или демократического консенсуса, но она «работает». После того как произойдет завершение модернизационного рывка национальный капитал приобретает достаточный потенциал, это необходимо, чтобы вступить в конкурентную глобальную среду.

В итоге он стремится отказаться от планирования и государственных ограничений, так как они принуждают капитал делиться (прибылью, властью и т. д.) с государственной бюрократией или с населением (с целью сформировать средний класс и повысить качество жизни), а возможно и с теми и другими.

Планирование — это процесс принятия и разработки целевых установок качественного и количественного характера, а также определения путей эффективного их достижения на определенных временных границах.

Институциональное планирование представляет собой алгоритм, или обоснованную последовательность управления институтами, создание адаптации к новым правилам. Институциональное планирование это основной стержень государственного планирования. Институциональное планирование используется как на уровне отдельного домохозяйства, которые устанавливают свои правила ведения деятельности и принятия экономических решении, так и на уровне правительства страны.

Актуальность данной проблемы в том, что так называемые развитые страны уже не могут быть образцом для подражания новым реформируемым государствам, так как они породили своими экономико-политическими стратегиями кризис веры в рынок и его базовые институты. Кризис социалистического сообщества ослабил его в целом. Таким образом, страны, которые не знакомы с правилами рыночной игры, продлили своим поведением существование капиталистического хозяйства.

В данной работе мы предлагаем российской экономике обратить внимание на планирование, при учете «QWERTY»-эффекта. По пути к этому, целью работы ставится выяснить, каков потенциал планирования в России сегодня.

Чтобы обосновать такую гипотезу, обратимся к самому «QWERTY»-эффекту и его влиянию на планирование.

Этот эффект заключается в том, что положение кнопок на клавиатуре компьютера выбирается изначально не оптимально, но именно к такому привыкли люди. Иначе, при не самом оптимальном положении букв, никто не собирается изменять его и переучиваться, ведь это стало общепринятой нормой, к этой последовательности букв адаптировался весь мир. Если поставить задачу переделать набор букв и переучить всех пользователей, то издержки переучивания будут колоссальны. Такие эффекты возникают из-за существования обучения, происходящего в силу стиля работа, а не удобства и желания. Это есть привычный образ мышления. Все это само по себе является своеобразными институтами, закрепляющими сложившееся положение вещей. «Qwerty»-эффект является ярким примером технологической эволюции, отбирающей не самые приемлемые ветви развития. Если в дальнейшем более совершенный технический результат будет найден, поменять положение вещей будет трудно, это потребует затрат, например, на изменение положения букв на клавиатуре, другой клавиатуры. Даже получив доказательство экономического эффекта предполагаемого изменения, сделать это будет сложно. Существование «Qwerty»-эффекта приводит к выводам по поводу введения технических стандартов и нормативов, которые могут зафиксировать ошибки проектирования или принятия технических решений.Наличие подобных эффектов, если это действительно некие особенные эффекты, в чем есть обоснованные сомнения, связано с дисфункцией институтов и с невозможностью предсказать эффективность будущих технических решений и будущее технологий и особенностей технологического развития. Важно то, что эффективность технологии не может быть доказана до того, как она будет введена и опробована, а использовать две технологии далеко не всегда возможно. Время определяет и качество трансакций, а также их эффективность, как и эффективность принимаемых управленческих и прочих решений, в том числе решений, направленных на выбор того или иного технического устройства. Все эти вопросы составляют, с одной стороны, трудности институционального планирования, с другой, — определяют перечень задач, которые должны решаться в рамках методов институционального планирования.

Так вот, обращая внимание на само планирование, то оно должно осуществляться в нашей стране не так, как удобно, а так, как принесет наибольшую выгоду при наименьших издержках. Конечно, однозначно утверждать сейчас сложно о том, что это пойдешь лишь на пользу, однако это приведет в порядок все экономические и правовые институты нашей страны, установит новые правила и ориентиры. [1]Среди них в целях формирования системы отношений национального планирования необходимо:

− установить в экономике институциональный порядок;

− превратить существующие механизмы государственного регулирования в целостную систему, где будут увязаны цели социально-экономического развития и средства их достижения;

− ввести инновации;

− сформировать адекватный субъект селективного планирования и регулирования.

Развитие планирования — условие необходимое, но далеко не достаточное. Необходимы достойные реформы в области отношений собственности, перераспределения доходов, воспроизводства и др., направленные на формирование в России более прогрессивной модели позднего капитализма.

Для реализации таких приоритетов необходимы качественные изменения в структуре общественного воспроизводства. Среди основных: приоритетное развитие уже названных сфер — высокотехнологичное производство и научно-конструкторские разработки, теоретические научные положения и открытия, здравоохранение, культура, образование. Один из известных путей решения этой задачи — целенаправленное развитие кластеров, интегрирующих крупные высокотехнологичные производственные комплексы с научно-образовательными центрами и широким спектром открытых инновационных сетей, объединяющих «игроков» разного типа — от фрилансеров предприятий разного масштаба.

В качестве рекомендаций можно назвать основные «правила игры» в подпространстве планово-рыночного развития:

  1. Варьирование для различных сфер экономики в зависимости от того, в какой мере их деятельность отвечает задачам реализации общенародных приоритетов, ряда параметров: размеры и правила выплаты налогов; величина, ставка и условия кредитования; внешнеэкономические условия деятельности; предоставление других государственных преференций.
  2. Государственный заказ на производство благ и услуг (прежде всего общественных), трансформируемый в «твердое ядро» плана: после заключения контракта производитель (как при любой рыночной трансакции) обязан его выполнить либо вернуть стоимость заказа плюс заплатить штрафные санкции.
  3. Система норм и нормативов качества производства с целью не только не допустить выпуск вредной продукции, но и выдавливать экологически грязные, технологически отсталые, социально неэффективные технологии и производства, уничтожающие национальное богатство (например, экспорт леса-кругляка), нарушающие права работников и т. п.
  4. Система правил ценообразования (вплоть до лимитов цен) для сфер экономики, которые прямо определяют доступность для населения жизненно важных товаров и услуг (базовые продукты питания, основные лекарственные препараты, услуги ЖКХ).
  5. Развитие зон, закрытых для частного бизнеса (государственных монополий).
  6. Идейно-политическая и культурная поддержка ключевых сфер развития экономики при помощи, имеющихся у государства институтов искусства, образования, природоохранной деятельности, а также мер селективного регулирования. [2]

Если смотреть поверхностно, Китай был и остается государством с плановой экономикой. Сейчас он реализует двенадцатый по счету пятилетний план (2011–2015) и уже примеряется к тринадцатому (2016–2020). Все предыдущие, за исключением первых двух, известных как «стратегия большого прыжка», в целом достигали намеченных показателей, а иногда даже превышали их. Так, в рекордную 7-ю пятилетку (1986–1990) валовый объем производства промышленности и сельского хозяйства КНР удалось увеличить сразу на 38 %, а суммарный ВВП поднялся на 44 %. Но главное, что обеспечивает китайская модель государственного планирования на протяжении уже почти шестидесяти лет, — это стабильность высоких темпов роста экономики при очень низком размахе кризисных колебаний. Конечно, план не способен полностью исключить кризис как таковой. Кризис есть материальное воплощение управленческих ошибок, а они бывают как в плане, так и без него. Но государство, обладая куда более обширной информацией и имея более длительные горизонты планирования, нежели отдельные экономические субъекты, будь то частная ферма или целая отрасль, способно учитывать больше факторов, а следовательно, предвидеть провалы и при качественном управлении их избегать.

Китай показал значительный рост экономики, поэтому мы хотим обратить на него внимание.

Дело так же и в том, что мы не говорим о планировании, как только лишь жестком установлении контроля за производством и лишении производителя выбора что создавать. Однако мы предлагаем установить все производство как государственное планирование, а затем тендер на определенную часть производства для компаний. Те, кто покажет наилучшее качество при наименьших издержках, смогут производить блага по государственному контракту. Это поможет избежать провалов производителей на стадии планирования производства. [3]

Литература:

  1. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Планирование: потенциал и роль в рыночной экономике XXI века //Вопросы экономики. — 2016. — № 1. — С. 63–80.
  2. Лемещенко П. С. Институциональное планирование как инструмент теоретического анализа и форма хозяйственного регулирования // Научн. труды Донецкого нац. техн. ун-та. –Донецк, ДонНТУ, 2011 — Сер. «Экономика», вып. 40–1. – С. 195–200(0.8 п. л.).
  3. Хлынов В. H.(2000). Общегосударственное планирование рыночной экономики: опыт Японии // Мировая экономика и международные отношения. Jsfe 8. С. 18–25.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle