Библиографическое описание:

Адиятуллина Д. Г. Поэзия Ф. И. Тютчева в аспекте диалога искусств // Молодой ученый. — 2016. — №16. — С. 479-482.



В статье определяются основные особенности поэзии Ф. И. Тютчева, дается характеристика и анализ лирических произведений, также рассматривается поэтическое наследие и характерно-тютчевские образы и приемы повествования.

Ключевые слова: живописность, музыкальность образов в поэзии, диалог искусств, древний хаос, поэтическое наследие, характерно-тютчевские образы

The article identifies the main features of the poetry of F. I. Tyutchev, describes the analysis and lyrical works, is also considered a poetic heritage and characteristically Tyutchev images and narrative techniques.

Keywords: pictorial, musical images in poetry, the dialogue of art, ancient chaos poetic heritage, characteristically Tyutchev images

Стихотворные произведения Ф. И. Тютчева — предмет изучения, обсуждений и дискуссий как его современников, так и исследователей настоящего времени. О творчестве Ф. И. Тютчева читаем в трудах Н. А. Некрасова, И. С. Тургенева, В. Я. Брюсова, А. Белого, Ю. Н. Тынянова, Л. В. Пумпянского, Б. М. Эйхенбаума и др. В литературе находим специальные работы, посвященные анализу отдельных стихотворений Ф. И. Тютчева у О. А. Орловой, А. И. Журавлева, И. В. Фоменко, И. Н. Сухих, Ю. М. Лотмана, Н. В. Королевой, П. Н. Толстогузова и др.

Эпоха «бурь гражданских и тревоги» и была той социально-исторической почвой, на которой развивалось лирическое творчество Ф. И. Тютчева. Действительность, окружавшая поэта воспринималась им, в непрестанном противоборстве враждующих сил, и это представление о ней переносилось на весь существующий миропорядок. Полный гармонии и света внешний мир — это, в глазах Ф. И. Тютчева, лишь «златотканный покров», накинутый над «безымянной бездной». На дне ее таится «древний хаос». Он только скован «высокой волею богов», но не уничтожен, не усмирен. Это он стремится вырваться наружу — в бурях стихийных и бурях гражданских, в безумных сетованиях ночного ветра и «мятежном жаре» человеческих страстей. Среди современников Тютчева трудно найти другого поэта, творчество которого, было бы до такой степени проникнуто «внутренней тревогой». Предчувствие надвигающихся социальных катастроф сочеталось в Тютчеве с почти неотступным ощущением «непрочности и хрупкости» личного бытия. И это ощущение было тем более болезненным, что он страстно любил жизнь. Радостным приятием жизни исполнены стихотворения «Весенняя гроза», «Весенние воды», «Я помню время золотое.», «Нет, моего к тебе пристрастья.», «Еще земли печален вид.», «Весна».

Поэзия Тютчева полна мысли, но он был прежде всего художником. В поэтические образы он облекал лишь то, что было передумано и перечувствовано им самим. Сущность его творческого процесса прекрасно определил И. С. Тургенев: «...каждое его стихотворение начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствие этого, если можно так выразиться, свойства происхождения своего, мысль г. Тютчева никогда не является читателю нагою и отвлеченною, но всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы…» [цитата по статье: К. В. Пигарева, «Поэтическое наследие Ф. И. Тютчева», код доступа:http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0080.shtml, время обращения: 21.04 в 14.04].

Ф. И. Тютчев обладал на редкость живым и непосредственным чувством природы. В некоторых стихотворениях, говоря о ней, он пользуется готовыми мифологическими образами («Весенняя гроза»). Однако от них не только не веет архаическим холодком, но они даже приобретают под его пером какую-то новую жизненность. Охотно прибегает Тютчев к олицетворениям, нередко переходящим в своего рода мифологизацию образов и явлений природы («Летний вечер», «Весенние воды», «Весна»). Но и в тех стихах, где нет ни мифологических образов, ни явных олицетворений, природа рисуется им как некое одушевленное целое. И это опять-таки не просто художественный прием. Ф. И. Тютчев — поэт, действительно веривший в таинственную жизнь природы.

Представлением о всеобщей одушевленности природы порождены характерно-тютчевские образы. Ф. И. Тютчев стремится философски осмыслить жизнь Вселенной и тогда, когда пишет как бы небольшие «этюды с натуры», запечатлевая в них конкретно-зримые приметы внешнего мира («Вечер», «Песок сыпучий по колени.»). Написаны «пейзажи в стихах». Но, певец природы, Ф. И. Тютчев через обращение к ней нередко раскрывает сложный мир человеческой души во всем богатстве его переживаний. Аналогии между явлениями внешнего мира и мира внутреннего часто проводятся поэтом посредством образного параллелизма («Еще земли печален вид.»), в других случаях они заключены в подтексте, придавая стихотворению символический смысл («Что ты клонишь над водами.».) [цитата по статье: К. В. Пигарева, «Поэтическое наследие Ф. И. Тютчева», код доступа:http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0080.shtml, время обращения: 21.04 в 14.04].

Прочитав впервые «Записки охотника» И. С. Тургенева, Тютчев дал им такую оценку: «Редко встречаешь в такой мере и в таком полном равновесии сочетание двух начал: чувства художественности и чувства глубокой человечности. С другой стороны, не менее поразительно сочетание реальности в изображении человеческой жизни со всем, что в ней есть сокровенного, и сокровенного природы со всей ее поэзией» [цитата по статье: Письмо к Эрн. Ф. Тютчевой от 16/28 ноября 1853г. Подлинник по-французски. «Старина и новизна», кн. 18. П., 1914]. [38, с. 58].

Сказанное в этих строках о Тургеневе с полным правом может быть отнесено к поздней лирике самого Тютчева. Явно усиливается в творчестве поэта «чувство глубокой человечности» или, иначе сказать, гуманистическое начало. Таких проникновенных стихов, как «Слезы людские, о слезы людские.», скорбных, еще не было у Тютчева.

Как и раньше, поэт стремится запечатлеть природу в ее движении, переходных состояниях, смене явлений. И в то же время его поздняя лирика природы сложнее и многообразнее прежней. В ней появляются стихотворения, которые «отличаются предельной точностью и тонкостью словесного рисунка, создающего образы столько же глубоко поэтичные, сколько и правдивые, реалистичные» [цитата по статье: Д. Д. Благой, Гениальный русский лирик (Ф. И. Тютчев). В кн.: Д. Благой. «Литература и действительность»]. Теплее и «человечнее» становятся сами слова, раскрывающие перед нами «сокровенное природы со всей ее поэзией» («Есть в осени первоначальной.», «Как хорошо ты, о море ночное.» и др.). Классическое «Есть в осени первоначальной.» написано, несомненно, в реалистической манере, но та же природа, показанная как таинственная, стихийная сила, рисуется с помощью романтических образов («Не остывшая от зною.», «Ночное небо так угрюмо.» и др.). Однако элементы романтического восприятия жизни остаются в самой сокровенной глубине тютчевского видения мира и проявляются «в эмоционально-приподнятом, взволнованном восприятии окружающей жизни, в обостренном чувстве прекрасного, в ощущении живой связи человека и природы» [цитата по статье: И. В. Петрова. Творчество Ф. И. Тютчева 1850-х — начала 1870-х годов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1963 (Московский областной педагогический институт имени Н. К. Крупской)].

Многие стихотворения Ф. И. Тютчева являются лучшими образцами тютчевской лирики. Это — «Зима недаром злится.», «Еще земли печален вид.», «Нет, моего к тебе пристрастья.», «Тени сизые смесились.» и другие. Любопытно, что, ознакомившись с присланными стихотворениями еще в рукописи, зять и биограф поэта И. С. Аксаков {Написанная им биография поэта вышла в 1874 г. в виде отдельного выпуска журнала «Русский архив»} писал И. С. Гагарину: «В числе этих пьес, конечно, немало слабых, но есть и такие, которые — истинные перлы поэзии. Разумеется, эта поэзия не современная, для нее почти и ушей нет в публике нашей поры, — но она совершенно подобна живописи старинных мастеров, которая ценнее и выше живописи новейшей, — выше именно потому, что она, т. е. старинная живопись или поэзия, сама себе довлела, была искусством для искусства и не обращалась в средство для служения посторонним целям» {Письмо от 7 января 1875 г. Славянская библиотека в Париже} [цитата по статье: К. В. Пигарева «Поэтическое наследие Ф. И. Тютчева», код доступа:http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0080.shtml, электронная библиотека Мошкова].

В статье Л. Д. Раднаева «Интерпретация лирики Ф. И. Тютчева: звук и смысл» взаимосвязь литературы с музыкой оправдана [цитата по статье: Л. Д. Раднаевой «Интерпретация лирики Ф. И. Тютчева», код доступа:http://elibrary.ru/download/83928048.pdf, время обращения: 22.04 в 22.35].

Интерпретация произведений поэта с точки зрения звучащего текста представляет собой огромный интерес. В статье дан анализ звукозаписей произведений поэта, прочитанные и записанные в произнесении профессиональных дикторов и актеров, а также обычных носителей русского и бурятского языков. Известно, что озвучивание текста определяет восприятие его смысла читателем. Воспроизведение любого авторского текста представляет собой сложную задачу с точки зрения как передачи смысла, чувств, настроения, мелодики, которые вложил в строки поэт, так и восприятия и понимания мыслей поэта читателем. Лирику Ф. И. Тютчева отличает особая музыкальность, величавость, плавность, утонченность. Стихотворения Ф. И. Тютчева романтичны, имеют свободное чередование стихов с разным числом стоп, с различными метрами, свободной расстановкой ударения.

Записи произведений Ф. И. Тютчева в исполнении В. Набокова, И. Смоктуновского, М. Казакова, В. Маратова, А. Кутепова, А. Смирнова, В. Симонова являются образцами нормативного русского произношения, глубоко и проникновенно передают содержание и смысл произведений Ф. И. Тютчева. Исследование фонетических характеристик на примере стихотворного текста ориентировано на разные свойства звуковых последовательностей — артикуляторные, акустические и перцептивные характеристики.

Стихотворение «Весенняя гроза» написано за границей в начале 1850-х гг. В его названии прилагательное «весенняя» привносит определенный смысл: весна для Ф. И. Тютчева — символ обновления природы и человеческой души. Все стихотворение наполнено дыханием «настоящего, счастливого» майского дня. Стихотворение трогает простотой. Поэт наслаждается игрой молодого грома, который задает всему живому радостный, мажорный тон. Картина весенней грозы у Тютчева представлена великолепным описанием («первый гром», «раскаты молодые», «поток проворный», «шум нагорный»), насыщена красками («небо голубое», «солнце нити золотит») и звуками («гром грохочет», «гремят раскаты»). При помощи инверсии поэт выделяет наиболее значимые в смысловом отношении слова. Аллитерации «г» и «р» помогают услышать звуки грозы, обилие сонорных согласных делают произведение мелодичным и музыкальным. Стихотворение полно ярких метафор, олицетворений, эпитетов («повисли перлы дождевые», «громокипящий кубок», «гром резвится и играет»), которые делают образы яркими, зримыми, придают речи красочность и выразительность.

Изобилие глаголов и отсутствие кратких прилагательных и причастий указывает на наличие действия, развития жизни, подчеркивает величие и значимость происходящего в природе: «гам лесной», «птичий гам», «шум нагорный», «звуки проворного потока». Поэт наслаждается этим и искренне признается в своих чувствах: «Люблю…» [цитата по статье: Л. Д. Раднаевой «Интерпретация лирики Ф. И. Тютчева», код доступа:http://elibrary.ru/download/83928048.pdf, время обращения: 22.04 в 22.56].

Первые попытки систематизации музыкальных произведений на слова Ф. И. Тютчева принадлежат И. Глебову (псевдоним Б. В. Асафьева). В его книге «Русская поэзия в русской музыке» (1921 г., стр. 120–124) перечислено 108 названий. За последние годы в Мурановском музее была продолжена библиографическая работа по теме «Тютчев в музыке», что свидетельствует о том, что между искусствами существует глубокая связь. Были обследованы фонды отдела музыкальной литературы Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина, библиотек Московской Государственной консерватории имени П. И. Чайковского, Центрального государственного музея музыкальной культуры имени М. И. Глинки, нотохранилища издательства «Музыка» («нотница») и библиотеки Союза советских композиторов. Большую помощь в составлении данной библиографии оказали В. А. Киселев и Г. К. Иванов, работающий над книгой — «Русская поэзия в русской музыке». Ни в одной из библиотек ноты этих произведений не нашлось [цитата по статье: К. В. Пигарева, Серия «Литературные памятники», М., «Наука», 1966 г., OCR Бычков М. Н., «Библиография музыкальных произведений на слова Ф. И. Тютчева», код доступа:http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0140.shtml, электронная библиотека Мошкова, время обращения: 20.04 в 21.05].

Никогда еще имя Ф. И. Тютчева, цитаты — прямые или перефразированные — из его стихов, эпиграфы, заимствованные у него, не встречались так часто, как теперь, на страницах наших журналов и газет. Все это говорит о том, что Ф. И. Тютчев глубже и глубже входит не только в сознание поэтов и прозаиков, но и в сознание читателя. Расширяется круг исследователей Тютчева, до недавнего времени ограничивавшийся немногими именами. В новейших работах о нем, оценивающих его творчество как крупнейшее и своеобразнейшее явление русской литературы, Тютчеву-поэту безоговорочно присваивается эпитет «гениальный» и «великий» [цитата по статье: К. В. Пигарева, «Поэтическое наследие Ф. И. Тютчева», код доступа: http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0080.shtml, электронная библиотека Мошкова, время обращения: 22.04 в 22.45].

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

Во-первых, Ф. И. Тютчев — певец природы, поэтому его лирика пронизана глубоким пониманием всех природных изменений.

Во-вторых, Ф. И. Тютчев — поэт-музыкант, поэт-живописец, поэтому его творчество обогатило музыкальный фонд России звукозаписями стихотворений великого поэта-творца искусства, живописные полотна демонстрируют всю красочность, живость его произведений.

В-третьих, поэзия Ф. И. Тютчева обширна, в ней обращаешь внимание на ее философское содержание, на истинность глубоких мыслей, художественных достоинствах, поэтому мы понимаем, что такое отношение к природе, и что такое миросозерцание.

В-четвертых, творчество Ф. И. Тютчева — это соприкосновение двух основных тем, -тема человеческой жизни во взаимосвязи с окружающим миром, вторая- тесные, глубинные нити взаимосвязи природы. Поэтому природа – «божество» является основным мотивирующим элементом в поэзии, а в жизни человеческой все ничтожество, бессилие.

В-пятых, Ф. И. Тютчева интересовала глубина души, внутренняя мысль, он проводил параллели между явлениями природы и состояниями души. Поэтому он –поэт «мысли», в его произведениях чувствуется воспроизведение явлений природы, как явлений, демонстрирующих состояние и действия живой души. Прослеживается живое отношение к природе.

В-шестых, в его творчестве отслеживается и хаос. Так как хаотическое скрывается в наших душах, в нашей жизни.

Литература:

  1. Д. Д. Благой. Гениальный русский лирик (Ф. И. Тютчев). В кн.: Д. Благой. Литература и действительность, стр. 451.
  2. И. В. Петров. Творчество Ф. И. Тютчева 1850-х — начала 1870-х годов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1963 (Московский областной педагогический институт имени Н. К. Крупской), стр. 18–19.
  3. К. В. Пигарев. Письмо к Эрн. Ф. Тютчевой от 16/28 ноября 1853г. Подлинник по-французски. «Старина и новизна», кн. 18. П., 1914, стр. 58.
  4. К. В. Пигарев. «Поэтическое наследие Ф. И. Тютчева», код доступа: http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0080.shtml, время обращения: 21.04 в 14.04.
  5. К. В. Пигарев. Серия «Литературные памятники», М., «Наука», 1966 г., OCR Бычков М. Н., «Библиография музыкальных произведений на слова Ф. И. Тютчева», код доступа: http://az.lib.ru/t/tjutchew_f_i/text_0140.shtml, электронная библиотека Мошкова, время обращения: 20.04 в 21.05.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle