Библиографическое описание:

Кулакова Н. Н. Осуществление политики Холокоста на территории Крыма // Молодой ученый. — 2016. — №16. — С. 282-286.



В статье рассматривается вопрос об осуществлении Холокоста на территории Крымского полуострова, особенностиуничтожения населения Крыма нацистскими оккупационными силами, проводимая по этническому признаку, а также ее последствия для еврейского народа, проживающего на полуострове.

Ключевые слова: холокост, оккупационная политика, геноцид

Изучая историческую литературу периода второй мировой войны, нередко можно столкнуться с таким словом, как «холокост». Данное слово имеет греческое происхождение и означает «всесожжение». Сами евреи значительно чаще употребляют другой термин — «Шоа», который обозначает политику фашистов по целенаправленному уничтожению народа и переводится, как катастрофа или бедствие. Данное определение используется для характеристики событий 1933–45 годов, связанных с преследованиями и массовыми уничтожениями еврейского народа нацистами. Документальные источники утверждают, что за данный период погибло более шести миллионов человек.

Расистская идеология будущей нацистской Германии была в общих чертах разработана и сформулирована в программном труде Адольфа Гитлера «Моя борьба», написанном им в период тюремного заключения за попытку государственного переворота 1923 года в Баварии. Ответ на вопрос о том, что по его мнению является холокостом, можно частично найти в данной книге. Наиболее принципиальными врагами для немецкого народа в ней обозначены евреи и французы. Однако прямого призыва к массовому уничтожению представителей данных национальностей в книге искать не стоит, их там нет. Зато присутствует пожелание помочь России избавиться от оков еврейского гнета, под который она попал в результате Октябрьской революции 1917 года. Дальнейшее развитие событий, переход от теоретических изысканий к практическим действиям в полной мере обнажил авторский замысел. «Россия жила за счёт именно германского ядра в её высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев (нем. das Joch der Juden), так и одни евреи не в силах надолго держать в своём подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации (нем. Ferment der Dekomposition). Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели уже все предпосылки. Конец еврейского господства в России будет также концом России как государства» [3].

На территории оккупированного СССР в результате массовых расстрелов погибло более двух миллионов иудеев. Приблизительно пятьсот тысяч человек умерло в рабочих лагерях и гетто от недоедания, болезней и плохого обращения.

В данной работе речь пойдет о том временном периоде, когда на территории оккупированного войсками Третьего Рейха Крыма приводились в действие политика «Окончательного решения еврейского вопроса».

Актуальность выбранной темы обуславливается тем, что с каждым прошедшим годом, отдаляющим от нас страшный период Холокоста, все более и более активно активизируются сторонники так называемого отрицания (ревизионизма) Холокоста, подвергающие ряду сомнений все произошедшие с еврейским народом события. Вопрос холокоста на территории Крымского полуострова не только не потерял своей остроты в наши дни, но и вследствие изменения государственной принадлежности Крыма, не признанной большинством мирового сообщества, и что более важно Украиной, приобрела новый виток актуальности: межэтнические и межконфессиональные конфликты, общественная напряженность, всплески экстремизма и реваншизма — всё это заставляет вспоминать о трагедии, произошедшей более 70 лет назад.

Особый интерес для изучения представляет политика массового уничтожения населения Крыма нацистскими оккупационными силами, проводимая по этническому признаку, а также ее последствия для еврейского народа, проживающего на полуострове.

Согласно переписи населения на территории Крыма 1939 г. проживало 65452 евреев (5,8 % населения полуострова), среди них — более 7 тысяч крымчаков (представителей тюркоязычной группы, исповедавшие талмудический иудаизм и говорящие на крымчакском языке, близкородственном крымскотатарскому языку [8]).

В связи с вероятностью оккупации Крыма немецкими войсками, эвакуация с полуострова началась еще в июле 1941 г. По данным Совнаркома КрАССР за июль-ноябрь 1941 г. из Крыма в было эвакуировано около 200 тысяч человек. Нет точных данных об эвакуации евреев, предположительно можно утверждать, что эвакуироваться из Крыма смогло около половины еврейского населения. Средства массовой информации Советского Союза не информировали читателей и слушателей о геноциде, осуществляемом против евреев захватчиками на оккупированных территориях. В статьях «Красного Крыма» — центральной на полуострове газеты — утверждалось, что все национальные группы страдают на оккупированных территориях в одинаковой степени. «Самую лютую ненависть, — значилось в перепечатанной 17 июля 1941 г. из газеты «Правда» статье, — питал и питает расовое чудовище Гитлер к славянским народам.... Из всех рас, по мнению этого изверга, самая «низшая раса» — это славяне» [2].

Борьба за Крымский полуостров носила ожесточенный характер, что объяснялось его военно-политическим и стратегическим значением. Овладение полуостровом позволило бы немецко-фашистскому командованию получить контроль над значительной частью Черного и Азовского морей, открыть прямой путь на Кавказ. Кроме того, во взглядах нацистского руководства на судьбу завоеванных территорий Крым занимал особое место. Так, на совещании в ставке с руководителями рейха 16 июля 1941 г. Гитлер, среди прочего, заявил: «Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами» [1]. 9 июня 1942 г. на совещании начальников СС и полиции Гиммлер заявил, что война не имела бы смысла, если бы после нее, в частности, Крым не был в течение 20 лет полностью колонизован немцами.

Все вышеперечисленные факторы обусловили проведение в Крыму особенно жесткой оккупационной политики по отношению к мирному населению.

Летом 1942 года Крым был окончательно захвачен войсками нацистской Германии, после чего началось создание оккупационной администрации, в состав которой вошел оказавший самое непосредственное влияние на процессы Холокоста, произошедшие в период оккупации на полуострове — штаб пропаганды «Крым». Данный медиа орган был создан в Симферополе на базе 2-го взвода батальона пропаганды «Украина».

Главной целью Штаба являлись пропагандистские мероприятия, которые служили для «руководства населением и его просвещения». Инструкции по текущей работе поступали из Отдела пропаганды «Украина», которому Штаб подчинялся по вертикали. Кроме того, вся его деятельность в обязательном порядке согласовывалась с командующим войсками Вермахта в Крыму. В целом, каждый отдел отвечал за свое направление пропаганды [2]:

− под активной пропагандой понималась работа среди местного населения посредством собраний, использования плакатов, листовок, брошюр, специальных витрин, организации читален и использования агитмашин с радио;

− отдел прессы занимался руководством всей местной печатью и изданием газеты на немецком языке для нужд оккупационных войск и немецкой администрации;

− отдел кино занимался охватом и вводом в эксплуатацию всех кинотеатров, а также организацией киносеансов для местного населения немецких военнослужащих;

− отдел радио занимался обслуживанием и созданием программ для радио и высокочастотных установок;

− отдел культуры занимался руководством и обслуживанием всех театров, оркестров и трупп, а также контролем над их работой по обслуживанию местного населения и немецких войск, а также контролем над всеми имеющимися книгохранилищами и читальнями; контролем над учебной литературой и руководством местными педагогическими кадрами.

Проведенные Штабом пропаганды реформы в сфере образования заключались в том, что из содержания учебной программы были полностью исключены все марксистские элементы и внедрена новая учебная программа, целью которой было систематическая борьба с большевистским мировоззрением и ложными идеями учащихся. А также на устранение скептицизма по отношению к нацистскому режиму [5].

В области пропаганды, которая заключалась в управлении культурой, прессой, кино и радио Штаб сосредоточил свою деятельность на придании пропагандистского характера печатным изданиям полуострова. В период с 1941 по 1944 год в Крыму выходило несколько периодических изданий. Это газеты «Голос Крыма», «Евпаторийские известия» (с августа 1943 года — «Освобождение», «Феодосийский вестник», «Земледелец Тавриды», «Сакские известия», «Azat Kirim» («Освобожденный Крым»), «Крымская немецкая газета» (позднее «Борьба»), и журнал «Современник». Печатавшиеся в Крыму периодические издания находились под полным контролем оккупационных властей. Весь материал, публикуемый в газетах, обычно утверждался сверху.

Наиболее значительной из перечисленных газет была «Голос Крыма» — орган Симферопольского городского управления. На первой и второй страницах этого издания помещались статьи, порочащие советский строй, советских государственных деятелей и восхваляющие новый порядок. Печатались сводки с театров боевых действий, международные новости, речи Гитлера, Геббельса, Шпеера и др.

Третья страница рассказывала о жизни в селах и городах Крыма после их «освобождения от власти большевиков», о хозяйственной и культурной жизни при новом порядке. Особое место в «Голосе Крыма» уделялось так называемому еврейскому вопросу. С целью разоблачения «мирового заговора» против Германии и ее союзников газета из номера в номер помещала на своих страницах статьи антисемитского содержания. Для подтверждения таких «изысканий» авторы использовали цитаты из произведений Достоевского, Суворина, Розанова, Шмакова и др. [9]. В последствии материалы, опубликованные в тот период данным изданием были признаны одним из главным источников антисемитских настроений в Крыму.

К началу ноября 1941 г. почти вся территория Крымского полуострова была оккупирована 11-й армией под командованием генерала Э. фон Манштейна — за исключением Севастополя, который продолжали оборонять до начала июля 1942 г. Фактически власть на полуострове в период оккупации находилась в руках немецкого военного командования. В соответствии с реализуемой на захваченных территориях политикой «окончательного решения еврейского вопроса», в рамках «нового порядка» евреям не было места и в Крыму [5]. Судьба ашкеназской части еврейской общины была предопределена. Так как Крым оставался в зоне боевых действий, уничтожение евреев здесь проводилось ускоренными темпами. Осуществлялось оно, в основном, силами и ресурсами приданной 11-й армии айнзатцгруппы «D» под командованием оберфюрера СС Отто Олендорфа, из пяти подразделений которой в Крыму находились айнзатцкоманда 11а и айнзатцкоманда 116, а также зондеркоманда 10б4.

Помимо немцев, на Крымский полуостров вторглись также и союзные им войска румынской армии. В поимке и ликвидации скрывавшихся евреев принимала активное участие и румынская жандармерия. Особенностью этого региона (помимо темпов уничтожения) было наличие во многих городах еврейских комитетов.

Еще одной особенностью Холокоста в Крыму было то, что жертвами оккупантов стали различные группы еврейского населения. В их число вошли горские евреи и крымчаки (древнейшие жители полуострова — еврейская субэтническая группа, представители которой исповедовали иудаизм, но говорили на татарском языке). Так, горских евреев уничтожили в районе Евпатории. Практически все крымчаки (до войны они насчитывали 7.000 человек) в Симферополе, Карасубазаре (ныне Белогорск) были расстреляны оккупантами к началу 1942 г.

Симферополь был оккупирован 2 ноября 1941 г. В этот же день по улицам было расклеено заранее отпечатанное «Объявление населению» от Главнокомандующего германскими войсками, регламентировавшее различные стороны городской жизни о «новом порядке». Значительная часть его была посвящена «еврейскому вопросу», но употреблялся при этом исключительно термин «жиды». Среди прочего, «всем жидам обоих полов» было приказано носить белую повязку на обоих рукавах с изображением шестиконечной звезды. Неисполнение приказа жестоко каралось: так, отделение полевой жандармерии № 683 в Симферополе 29 ноября передало зондеркоманде 11б одного еврея за появление на улице без звезды Давида — это могло означать только расстрел [9].

В Керчи их казнили в июне 1942 г. В то же время после консультаций со специалистами по расовым вопросам из Берлина в живых были оставлены караимы.

Уже 24 ноября 1941-го в Евпатории расстреляно 150 крымчаков, спустя пять дней — 7 тысяч евреев в Багеровском рву под Керчью. 11 декабря на 10-м километре Феодосийского шоссе — 14 тысяч евреев и крымчаков из Симферополя и ближайших районов.

29 ноября свыше 7.000 евреев Керчи собрались по приказу оккупантов на Сенной площади, откуда они были переведены в тюрьму, где подвергались пыткам и насилиям. Расстрелы проводились в течение нескольких дней.

Летом 1942 г. каратели начали истреблять детей-полукровок. В июле 1942 г. были казнены (вскоре после захвата города) свыше 4.200 евреев Севастополя [5].

В ходе оккупации полуострова вместе с евреями-горожанами были уничтожены жители еврейских колхозов и районов степного Крыма. Образование, имущественное положение и рабочая квалификация не имели здесь существенного значения. Всего же в Крыму в 1941–1942 гг., только по немецким источникам, было расстреляно около 25.000 евреев и крымчаков. По данным советских официальных документов, число жертв составляет не менее 40.000 человек. Уцелело лишь около 500 евреев и крымчаков.

Уничтожив практически все еврейское население, оккупанты, как правило, оставляли небольшие группы евреев, которые были незаменимы в связи со своими профессиональными качествами. Чаще всего это были портные, сапожники и ремесленники, казнь которых на время откладывалась и которые, находясь в заключении, использовались в качестве бесплатной обслуги верхушкой оккупационных властей.

Методы и темпы уничтожения еврейского населения имеют немало сходных черт с истреблением жертв Холокоста на Северном Кавказе. Отличие же состоит в том, что в Крыму были уничтожены все горские евреи.

Помимо уничтожения еврейского населения Крыма, в рассматриваемый период небывалый размах приобрело разграбление их собственности. Еврейский комитет Крыма использовался немецкой администрацией для более эффективного грабежа еврейского населения полуострова. На него посыпались требования о предоставлении различного имущества, денег и ценностей. Спектр материальных ценностей, которые изымались у евреев, был широким — не только предметы первой необходимости, но и такие вещи, которые не имели отношения к нуждам военного времени. Конфискации проводились отнюдь не с целью обеспечения властей и армии в условиях зимнего периода, но ради наживы командного состава и администрации — очевидно, для отсылки товаров в Германию. Очевидец-нееврей писал о ситуации в Симферополе в те годы: «Вывешенным приказом евреям велено доставить для немцев шесть тысяч одеял. Затем это количество по следующему приказу возросло до двенадцати тысяч. То и дело появляются приказы о доставке скатертей, полотенец, простынь, ковров, тарелок и т. п. тысячами штук. Евреи беспрекословно и немедленно выполняют эти приказы» [9].

В последствии, в память о жертвах массовых убийств среди еврейского населения в Крыму, на территории полуострова был сооружён ряд памятников. Одним из них является танк-освободитель в городе Джанкой, располагающийся на окраине города, рядом с противотанковым рвом, который стал могилой для 6666 человек, в основном евреев и частично красноармейцев, — стена скорби — силуэт женщины с зажжённой свечой.

В упомянутом Джанкое 24 января 1942 года коммунистов расстреливали у противотанковых рвов в районе аэродрома, а евреев — как раз в районе сегодняшнего расположения танка-освободителя. Свидетелями расстрелов стали и Надежда Ломакова (Варда), и Нина Юревич (Глухова). Их подруг — еврейку Этели и караимку Миру — казнили вместе с родителями, «а говорили, просто переселят». Нина Золотова (Будько) вспоминала расстрел невинных людей: раздели, поставили перед рвом. «Среди них — бабушкин сосед и его сын Лёва. Миг — и их не стало. Одежду, снятую с евреев, немцы обменивали на продукты у местного населения. И меняли, своя ведь изнашивалась, а купить негде. Да и не знали многие откуда, ведь она чистая была. Вот такой бартер на крови.» А комиссар пионерской подпольной организации имени Клима Ворошилова Леонид Алексеев вспоминал, как с командиром организации Николаем Малушей пробрались на местный завод, охраняемый оккупантами, и нашли там горы одежды и обуви — взрослой и детской. Ещё Леонид Степанович вспомнил: «Немцы приехали в гетто на «душегубке», предложили детям «покататься», заманивая конфетами. А потом двери наглухо закрыли, на глазах обезумевших матерей завели мотор. Дети сначала кричали, а потом всё стихло» [7].

Тяжелые испытания выпали также и на долю города Феодосия, расположенного на юго-восточном побережье Крыма. В 1941-1944 гг. она была дважды оккупирована немецкими военными частями. Во время войны здесь погибли тысячи мирных жителей. 4 декабря 1941 г. более 2 тыс. евреев и крымчаков Феодосии были казнены фашистами в противотанковом рву на западной окраине города. На этом месте установлен памятник жертвам холокоста. Скульпторы памятника — Станислав Васильевич Родионов и Александр Матвеевич Меерсон. Памятник представляет собой цельную глыбу дикого камня, на котором две надписи: «Жертвам холокоста» и «Пока живешь — помни». На постаменте — шестиконечная звезда. Памятник окружен двенадцатью деревьями.

По данным фашистов, в Крыму ими расстреляно около 26 тысяч евреев, крымчаков, цыган. По послевоенным советским документам, не менее 40 тысяч. Им «обещали» переселение, но последним приютом для тысяч семей — от глубоких стариков, до младенцев — стали километры противотанковых рвов по всему Крыму. Были убиты тысячи людей, а те что выжили навсегда покинули его территорию. Насильственным образом была стерта из памяти современников местная культура евреев, уничтожена память об этой уникальной неотъемлемой части культуры полуострова Крым. Можно говорить о том, что в определенном смысле нацистам успешно удалось решить еврейский вопрос.

Холокост в Крыму — страшный пример человеконенавистнических взглядов нацистов. Человеческое равнодушие, нежелание или неумение сострадать, равнодушие к жестокости, к чужой боли, ущемление прав человека или целого народа снова могут привести к катастрофе.

Литература:

  1. Альтман И. А. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. Учебное пособие для студентов высш. учеб. Заведений / Под ред. проф. А. Г. Асмолова. — М.: Фонд «Холокост», 2002. — 320 с.
  2. Гарагуля В. К. «Крым в Великой Отечественной войне 1941–1945» Симферополь: Издательство «Таврия», 1994. 166 с.
  3. Гитлер А. «Моя́ борьба́» (нем. «Майн кампф»1925, [Электронный ресурс], режим доступа: http://www.hrono.ru/dokum/192_dok/mein_kampf.php.
  4. Дюков А. Р. «Второстепенный враг. ОУН, УПА и решение еврейского вопроса». Монография. — М.: Историческая память, 2009. — 176 с.
  5. Круглов А. И. «Хроника Холокоста в Украине». Запорожье: Премьер, 2004. — 208 с.
  6. Романько О. В. «Историческое наследие Крыма». № 8, 10, 16. 2006.
  7. Тяглый М. И. «Холокост в Крыму. Документальные свидетельства о геноциде евреев Крыма в период нацистской оккупации Украины (1941–1944)». Симферополь: БЕЦ «Хесед Шимон», 2002. — 164 с.
  8. «Кто такие крымчаки и откуда они появились?» [Электронный ресурс], режим доступа: http://www.sostav.ru/blogs/36866/3585/
  9. Журнал «Историческое наследие Крыма», № 16, 2004. – С. 65.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle