Библиографическое описание:

Колесников М. В. Вопросы разграничения преступлений, предусмотренных статьями 286 и 286.1 Уголовного кодекса Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №16. — С. 251-254.



В статье рассматриваются спорные вопросы установления уголовной ответственности за неисполнение сотрудником органов внутренних дел приказа. Проведено сравнение этой нормы с составом превышения должностных полномочий. Дана оценка правоприменительной практике.

Ключевые слова: должностные преступления, превышение должностных полномочий, сотрудник органов внутренних дел, бездействие

Установление уголовной ответственности за неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа (ст. 286.1 УК РФ) можно рассматривать как своеобразный ответ законодателя на вопрос, возможно ли превышение должностных полномочий путем бездействия. С одной стороны, диспозиция ч. 1 ст. 286 УК РФ дает достаточно четкое представление об активной форме общественно опасного деяния, поскольку в ней объективная сторона данного преступления исчерпывающе охарактеризована как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы полномочий должностного лица и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства. С другой стороны, в период, предшествующий принятию Федерального закона от 22 июля 2010 г. № 155-ФЗ, которым в Уголовный кодекс РФ была включена ст. 286.1 [1], в судебной практике имелись примеры, в которых превышение должностных полномочий устанавливалось в фактах преступного бездействия должностных лиц.

Например, в Псковской области одним из районных судов по ч. 1 ст. 286 УК РФ был осужден старший государственный инспектор отдела таможенного оформления и таможенного контроля. Он был признан виновным в том, что, вопреки своим должностным обязанностям по документальному оформлению перемещаемых через границу товаров пропустил на территорию России два грузовых автомобиля с территории Республики Беларусь, содержащих товары (овощи и фрукты) на общую сумму свыше 1 млн руб. Это повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в неуплате грузоперевозчиком таможенных платежей. Уголовное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 285 УК РФ, однако впоследствии содеянное переквалифицировано на ч. 1 ст. 286 УК РФ, поскольку не представилось возможным установить корыстную или иную личную заинтересованность должностного лица. Судом данное дело было рассмотрено в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, и постановлен обвинительный приговор, вступивший в законную силу. Обобщая судебную практику по делам о превышении должностных полномочий, Псковский областной суд назвал такую квалификацию спорной [2]. Однако процессуального решения по делу принято не было.

Следует отметить, что Пленум Верховного Суда РФ достаточно ясно сформулировал правовую позицию о том, возможно ли совершение превышения должностных полномочий путем бездействия. Обобщая судебную практику по делам о злоупотреблении должностных полномочий и их превышении, Пленум Верховного Суда указал, что превышение должностных полномочий подразумевает совершение активных действий [3]. Укажем, что эта позиция не претерпела существенного изменения с 1990 г., когда было принято соответствующее постановление Пленума Верховного Суда СССР [4]. В юридической науке сложилось достаточно единообразное мнение о том, что превышение должностных полномочий совершается только в форме действия [5, с. 14–17]. В свою очередь, в отношении неисполнения сотрудником органа внутренних дел приказа учеными высказаны позиции о том, что данное преступление возможно только в форме бездействия [6, с. 84–88], либо может совершаться и в активной, и в пассивной форме [7, с. 11–16].

Вместе с тем, в период разработки концептуальных преобразований, затронувших органы внутренних дел, законодатель исходил, как представляется, из следующего. Во-первых, из необходимости «очищения» штата сотрудников ОВД от лиц, игнорирующих интересы службы и защиту прав и свобод граждан. Во-вторых, требовалось повышение уровня общественного доверия к деятельности органов внутренних дел как одного из центральных звеньев правоохранительной системы. В-третьих, в этот период уже имелся государственно-общественный запрос в сфере противодействия коррупции. Все вышеизложенное повлияло на формирование потребности предупреждения произвола в деятельности органов внутренних дел. В целях создания заслона нарушениям прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых интересов общества и государства законодатель посчитал обоснованным установить уголовную ответственность за умышленное неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа начальника, отданного в предусмотренном законом порядке, не противоречащего закону, если это причинило существенный вред. Одновременно в перечень отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренный ч. 1 ст. 63 УК РФ, было включено такое, как совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Результатом этого законодательного решения стало создание ситуации, в которой превышение должностных полномочий сотрудником органа внутренних дел является преступлением, совершенным при отягчающих обстоятельствах. И квалифицируется по соответствующей части статьи 286 УК; при этом отягчающее наказание обстоятельство образует статус указанного лица. Если имеет место противоправное бездействие, причиняющее существенный вред правам и законным интересам граждан и организаций, охраняемым интересам общества или государства, содеянное образует состав преступления, предусмотренного ст. 286.1 УК РФ, без названного отягчающего обстоятельства. Можно упомянуть и о том, что противоправное бездействие, в котором не установлены признаки умысла, должно квалифицироваться как халатность по ст. 293 УК РФ.

Иными словами, законодатель предпринял попытку избирательного разграничения отдельных преступлений, которые могут быть совершены сотрудниками органов внутренних дел при исполнении служебных обязанностей. Желая повысить защищенность общественных отношений, связанных с взаимодействием граждан и органов охраны правопорядка, законодатель создал такую конструкцию правового регулирования, в которой противоправные деяния сотрудников органов внутренних дел с признаками должностного произвола, получают уголовно-правовую оценку практически в любом случае, если их последствием становится причинение существенного вреда. В период принятия данного законодательного решения категория «существенный вред» уже получила официальное толкование, данное Пленумом Верховного Суда РФ, что позволило, как представляется, прогнозировать относительно успешное применение положений ст. 286.1 УК РФ. Соответственно, умышленное неисполнение приказа с формально-юридической точки зрения рассматривалось как своеобразная альтернатива превышению должностных полномочий.

Однако прогноз законодателя оказался неверным. До настоящего времени по ст. 286.1 УК РФ не было осуждено ни одного человека; более того, в отчетах судов общей юрисдикции данные по ст. 286.1 УК РФ стали отражаться только с 2013 г. [8]. Это означает, что действующая конструкция диспозиции ст. 286.1 УК РФ не соответствует целям правового регулирования. Положения ст. 286 УК РФ, хотя и исключают уголовную ответственность за бездействие, позволяют дать надлежащую уголовно-правовую оценку противоправным действиям должностных лиц. Более того, квалификация должностного бездействия по ст. 286.1 УК РФ не в полном объеме создает гарантии защищенности от должностного произвола, поскольку состав данного преступления предполагает наличие отданного виновному приказа вышестоящего начальника. Иные ситуации бездействия, близко примыкающего к превышению должностных полномочий, диспозицией ст. 286.1 УК РФ не охватываются. Например, непринятие участковым уполномоченным мер по заявлению граждан об общественно опасном поведении конкретного лица, приведшее к совершению этим лицом тяжкого или особо тяжкого преступления, не может быть квалифицировано ни по ст. 286 УК РФ (бездействие), ни по ст. 286.1 УК РФ (нет приказа или распоряжения от вышестоящего начальника). При отсутствии корыстной или иной личной заинтересованности это деяние не образует и состава злоупотребления должностными полномочиями. Фактически оно может квалифицироваться как халатность по ст. 293 УК РФ. Между тем, должностное бездействие в данном случае может привести к различным трагическим ситуациям. Например, в августе 2015 г. в г. Нижний Новгород гражданином было совершено убийство беременной жены и шестерых детей. При расследовании уголовного дела было установлено, что участковый уполномоченный и другие сотрудники территориального отдела полиции не предпринимали предусмотренных законом мер реагирования на неоднократные жалобы на агрессивное поведение указанного гражданина. Было возбуждено уголовное дело о халатности, повлекшей смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ); обвинение было предъявлено в общей сложности шестерым сотрудникам полиции. Интересно, что уже в июне 2016 г. по делу об убийстве был вынесен обвинительный приговор, тогда как расследование дела о халатности еще не было завершено [9].

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Осознавая повышенную общественную опасность должностного произвола, законодатель предпринял попытку установить самостоятельную уголовную ответственность за неисполнение приказа сотрудником органа внутренних дел. Разработанная правовая норма заняла своеобразное промежуточное положение между превышением должностных полномочий и халатностью. В связи с этим практика применения уголовной ответственности за такие деяния не сформировалась. Существующий законодательный и правоприменительный подход к толкованию превышения должностных полномочий исключает возможность уголовного преследования за умышленное бездействие. Бездействие при наличии неосторожной вины обоснованно квалифицируется как халатность. Избирательный подход в установлении субъектного состава лиц, подлежащих уголовной ответственности по ст. 286.1 УК РФ, не был обоснован объективно существующей общественной опасностью предусмотренных в ней деяний. В связи с неработоспособностью действующей редакции ст. 286.1 УК РФ представляется необходимым изменение круга лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за умышленное неисполнение приказа, с включением в него категории «сотрудник правоохранительного органа». Кроме того, имеется потребность во включении в диспозицию данной нормы слов «при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 286 настоящего Кодекса». Это позволило бы создать условия для разграничения указанных общественно опасных деяний и облегчило бы уголовно-правовую оценку противоправных действий, бездействия, смешанного бездействия должностных лиц правоохранительных органов.

Литература:

  1. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 22.07.2010 № 155-ФЗ [принят Гос. Думой 09.07.2010] // Рос. газ. — 2010. — 26 июля.
  2. Обобщение судебной практики Псковской области по уголовным делам о злоупотреблении должностных полномочий и превышении должностных полномочий (ст. ст. 285, 286 УК РФ) // Псковский областной суд [электронный ресурс] — Режим доступа: URL: http://oblsud.psk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=248 — Загл. с экрана.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Рос. газета. — 2009. — 30 окт.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (утратило силу) // СПС «Гарант» [электронный ресурс] — Режим доступа: URL: http://base.garant.ru/1305313/ — Загл. с экрана.
  5. Яни П. С. Разграничение должностного злоупотребления и превышения должностных полномочий // Законность. — 2007. — № 12. — С. 14–17.
  6. Грошев А. В. Уголовно-правовая характеристика неисполнения сотрудником органа внутренних дел приказа // Уголовное право. — 2011. — № 1. — С. 84–88.
  7. Бавсун М. В., Борков В. Н. Неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа или распоряжения // Уголовное право. — 2010. — № 6. — С. 11–16.
  8. Данные судебной статистики за 2011–2015 годы // Судебный департамент при Верховном Суде РФ [электронный ресурс] — Режим доступа: URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 — Загл. с экрана.
  9. Виновный в убийстве шестерых детей нижегородец получил пожизненный срок // ИА «Regnum» [электронный ресурс] — Режим доступа: URL: https://regnum.ru/news/2151236.html — Загл. с экрана.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle