Библиографическое описание:

Иванова Е. С., Яковлева А. А. Определение гражданского процессуального доказывания как вид судебного познания // Молодой ученый. — 2009. — №12. — С. 306-308.

В юридической литературе высказываются различные суждения по вопросу соотношения процесса доказывания и судебного познания. Согласно мнению ряда ученых, например, В.Д. Арсеньева, Ю. К. Орлова [1, с. 13], М. Нокербекова, понятия познания и доказывания можно в той или иной степени отождествить. Так, М. Нокербеков считает, что судебное познание осуществляется в два этапа – исследование и доказывание [2, с. 9-11]. В. Д. Арсеньев полагает, что следует выделять лишь процессуальное доказавание [3, с. 10].

По мнению же других ученых, таких как О. В. Левченко [4, с. 69], говорить о тождестве понятий познания и доказывания нельзя. Ученый указывает, что доказывание есть специфическая форма познания и в связи с этим имеет ряд существенных отличий. Надо отметить, что указанный ученый является специалистом в области уголовного процесса, но мы считаем, что некоторые приведенные им положения вполне подходят и для гражданского процесса.

Итак, во-первых, судебное познание и доказывание не совпадают по объему.

Судебное познание включает в себя кроме доказывания еще и другие формы познания. Так, уголовное познание может осуществляться с помощью оперативно-розыскного познания, познания с помощью преюдиций, презумпций, общеизвестных фактов. «Все эти самостоятельные формы уголовно-процессуального познания, - указывает О. В. Левченко, -  взаимосвязаны единым предметом познания – событием преступления» [4, с. 69-70].

Гражданское познание имеет свою специфику и поэтому в него не входит оперативно-розыскное познание. Что же касается, остальных форм познания, то мнения ученых разошлись. По мнению М. К. Треушникова, к основаниям освобождения от доказывания можно отнести три вида фактов: общеизвестные факты, преюдиции и факты, признанные стороной, если признание принято судом [5, с. 254]. Согласно мнению А. Т. Боннера, законные презумпции тоже являются основанием для освобождения сторон от доказывания [6, с. 145-147].

Таким образом, можно сделать вывод, что и уголовное и гражданское познание помимо доказывания, включает в себя и другие формы познания. К общим формам можно отнести: презумпции, преюдиции, общеизвестные факты.

Во-вторых, судебное познание и доказывание не совпадают по кругу лиц.

Круг лиц, осуществляющих уголовно-процессуальное познание, шире, чем круг субъектов, осуществляющих доказывание по делу. К лицам, производящим доказывание, уголовный закон относит суд (который, хотя и не в полном объеме, осуществляет доказывание), прокурора, следователя, орган дознания (дознавателя). Эти субъекты процесса выполняют обязанность доказывания и несут ответственность. В группу субъектов, осуществляющих уголовно-процессуальное познание можно разбить на две подгруппы: 1) лица, имеющие личный интерес в разрешении дела. Это – подозреваемый, обвиняемый, его законный представитель, потерпевший, гражданский истец и ответчик, защитник. Реализация права собирать доказательства и представлять их суду, прокурору, следователю, а также оценивать их с точки зрения допустимости (ч. 2, 3 ст. 86, ч. 3, 4 ст. 88 УПК РФ) зависит от собственного усмотрения участников. 2) субъекты, которые вовлекаются в уголовное судопроизводство для выполнения его отдельных задач. Они не имеют возможности участвовать в познавательной деятельности в полном объеме. К ним можно отнести специалиста, эксперта, понятые, переводчики. [4, с. 70]

Что же касается, круга лиц, осуществляющих познание и доказывание в гражданском процессе, то и здесь мнения ученых не однозначны. Так, А. Т. Боннер считает, что судебное познание осуществляется специальным государственным органом – судом [6, с. 107]. По мнению же И. В. Решетниковой [7, с. 8,13], А. Г. Коваленко, в судебном познании принимают участие не только суд, но и лица, участвующие в деле. Согласно точке зрения этих ученых: «познание – многофакторный процесс, имеющий свой генезис и складывающийся из ряда последовательных шагов, в котором принимают участие и на который влияют и лица, участвующие в деле, прежде всего стороны, и представители» [8, с. 28].

В отношении субъектов, осуществляющих доказывание по делу, тоже можно выделить два подхода. Согласно первому подходу (например, А. Ф. Клейнман [5, с. 247]), доказывание в процессе – это процесс деятельности только сторон. Целью же доказывания становится убеждение сторонами суда в правомерности своих требований и возражений. Согласно второму подходу (например, М. К. Треушников [5, с. 248]) судебное доказывание – это процесс деятельности суда, сторон и  других участников процесса.

На наш взгляд, к субъектам судебного доказывания следует относить суд и лиц, участвующих в процессе, поскольку сами нормы гражданского процессуального законодательства предусматривают это. Об этом свидетельствуют следующие положения: суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказать (ч.2 ст. 56 ГПК); доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле (ч.1 ст.57 ГПК) и т.д. Что касается субъектов познания, то исходя из логики как познания вообще, так и судебного познания, получается, что познание осуществляют все субъекты гражданского процесса. Суд выносит постановление, как итог судебного разбирательства, но именно благодаря решению лиц, участвующих в деле. Кроме того, раз лица, участвующие в деле осуществляют доказывание, то они, следовательно, автоматически и познают факты, имеющие значение для дела. 

В-третьих, судебное познание и доказывание не совпадают по цели.

Целью процесса познания является получение истинных знаний, то есть соответствующих действительности. Целью процесса доказывания – получение достоверных знаний. Истинное и достоверное знание совпадают в главном: знание адекватно отражает действительность. Но при этом истинность характеризует отношение нашего сознания к отражаемому объекту, их соответствие друг другу, а достоверность, кроме того, еще и обоснованность.

Проверяемость – это отличительная черта той информации, тех знаний, которые используются в процессе доказывания.

Таким образом, проанализировав мнения ученых по вопросу о соотношении судебного познания и судебного доказывания, мы пришли к следующим выводам. Процессуальный закон нормативно не регулирует все стороны и моменты такой сложной деятельности как познание по делу. Право регулирует лишь часть познавательной деятельности – процесс доказывания по делу, поэтому процессуальное познание неизбежно выводит субъектов за пределы нормативного предписаний для решения тех вопросов, на которые закон ответы не содержит. Следовательно, во-первых, судебное познание не тождественно гражданскому процессуальному доказыванию; во-вторых, процесс доказывания в гражданском процессе составляет основу судебного познания; в-третьих, существуют другие виды судебного познания.

Итак, поскольку гражданское процессуальное доказывание составляет основу судебного познания, предлагаем рассмотреть этот процесс с нескольких позиций.

Во-первых, какие обстоятельства подлежат доказыванию в гражданском процессе.

М. К. Треушников выделяет три группы фактов, наличие или отсутствие которых устанавливается с использованием доказательств: во-первых, юридические факты материально-правового характера (их установление необходимо для правильного применения норм материального права); во-вторых, доказательственные факты (это факты, которые будучи доказанными позволяют логическим путем вывести юридические факты); в-третьих, факты, имеющие исключительно процессуальное значение (это различные процессуальные права). По мнению ученого, «предметом доказывания в гражданском процессе служат не все три группы фактов, а только юридические факты основания иска и возражений против него, на которые указывает норма материального права, подлежащая применению, т.е. юридические факты материально-правового значения». [5, с. 252-253]

Данная позиция поддерживается не всеми учеными, так И. В. Решетникова, В. В. Ярков считают, что в предмет доказывания могут входить и доказательственные факты и факты, имеющие исключительно процессуальное значение, если они значимы для разрешения дела [9, с. 123-124].

Изначально предмет доказывания по гражданским делам формирует истец (доказать) и ответчик (опровергнуть). Окончательно формирует предмет доказывания – суд  (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Во-вторых, пределы доказывания.

Пределы доказывания можно характеризовать с двух сторон. С одной стороны, пределы доказывания содержат требование обеспечить необходимую и  достаточную полноту или глубину познания обстоятельств (количественная сторона доказывания). С другой стороны, выражают требование надежности результатов познания (качественная сторона доказывания). Поэтому по конкретному делу обычно наблюдается некоторый избыток информации, так как необходимо обеспечит надежность системы доказательств за счет их проверки путем сопоставления друг с другом. [10, с. 53-54]

Следует различать предмет и пределы доказывания, поскольку предмет – это обстоятельства доказывания, а пределы определяются предметом доказывания.

В-третьих, общие черты, характеризующие доказывание и судебное познание.

В судебном доказывании органически сочетаются две равноценные стороны: мыслительная и практическая. Мыслительная (логическая) сторона доказывания подчинена законом логического мышления. Практическая (процессуальная) деятельность, т.е. процессуальные действия по доказыванию, подчинена предписаниям правовых норм и основана на них. [5, с. 248]

Следует отметить, что в уголовном процессе эти стороны именуются удостоверительной и познавательной. [11, с. 42]

В-четвертых, состав элементов доказывания в гражданском процессе.

Чаще всего состав элементов доказывания называется «структурой процесса доказывания» [12, с. 10]. Но встречаются и другие точки зрения, так, по мнению И. В. Решетниковой, это не структура процесса доказывания, а этапы, последовательно сменяющие друг друга [13, с. 137].

В любом случае, независимо от того, как называются элементы доказывания, они выделяются только для того, чтобы понять, что такое процесс доказывания. На практике они сливаются.

В гражданском процессе традиционно процесс доказывания рассматривается как собирание, представление, исследование и оценка доказательств. Некоторые правоведы выделяют еще такой элемент доказывания как выявление [14, с. 142].

В уголовном процессе процесс, например, доказывания рассматривается как собирание, проверка, оценка и использование [15, с. 112].

 

Библиографический список:

1.      Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процесс. - М., 2000. – С. 13.

2.      Нокербеков М. Предмет доказывания в советском уголовном процессе. – Алма-Ата, 1964. - С. 9-11.

3.      Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1964. – С. 10.

4.      Левчинко О. В. Уголовно–процессуальное познание и его роль в установлении истины по делу // Государство и право. - 2003. - №4. – С. 69.

5.      Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. - М.: Городец, 2003. – С. 254.

6.      Боннер А. Т. Установление обстоятельств гражданских дел. - М.: Городец, 2000. – С. 145-147.

7.      Решетникова И. В. Доказательственное право в российском гражданском судопроизводстве. - Екатеринбург, 1999. - С. 8, 13.

8.      Коваленко А. Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. - М.: Норма, 2004. – С. 28.

9.      Решетникова И. В. Ярков В. В. Гражданский процесс. М., 2000. – С. 123-124.

10.  Теория доказательств в советском головном процессе / Под ред. Н. В. Жогина. М., 1973. – С. 53-54.

11.  Громов Н. А., Жога Е. Ю., Новичков И. В. Понятие процесса доказывания // Право и политика. – 2005. - №2. – С. 42.

12.  Власов А. А. Должен ли суд нести ответственность за доказывание? // Современное право. – 2001. - №1. – С. 10.

13.  Решетникова И. В. Курс доказательственного права в гражданском судопроизводстве. - М., 2000. – С. 137.

14.  Чечина Н. А. Избранные труды по гражданскому процессу. - СПб. 2004. – С. 142.

15.  Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. ред. П. А. Лупинская. - М., 2003. – С. 112.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle