Библиографическое описание:

Антидзе С. А. Развитие профессиональной школы на Урале: Обучение немецкому языку в Выйской школе // Молодой ученый. — 2009. — №12. — С. 346-349.

            Одной из особенностей Урала явилось раннее развитие профессиональной школы. Это выделяло уральский край среди других регионов царской России. Несмотря на то, что в дореформенный период  система профессионального образования еще не сложилась, тем не менее, в Пермской губернии к середине XIX века действовали не только горнозаводские школы низшего порядка, но и средние технические учебные заведения. В этой связи стоит упомянуть Нижне-Тагильское заводское училище и Уральское горное училище [4. с.32- 33].

Возникнув в первой трети XVIII в., горнозаводские учебные заведения Урала долгое время играли важную роль в решении проблемы подготовки профессиональных кадров для крупнейшего  металлургического района страны. Именно они занимают особое место в истории образования на Урале, являясь, вплоть до появления  сети земских и церковно-приходских училищ, основным типом учебных заведений для заводского населения уральского края [5].

     Общее количество профессиональных школ в дореформенный период  увеличивалось достаточно медленно. Отрицательное влияние на развитие профессионального обучения имели крепостнические отношения в горной промышленности. Однако во второй половине  XIX века под влиянием капиталистических отношений постепенно изменяется и ситуация с профессиональным образованием.

    Необходимость создания   профессионально – технических школ  была определена временем. Это прекрасно понимала вся передовая общественность России. Страна нуждалась в отечественных инженерах и техниках.

     Созданию специальных училищ способствовала общественная и частная инициатива. Материальные средства от отдельных лиц и  различных организаций, а также денежные суммы от городских самоуправлений, позже земских организаций позволили открыть несколько профессионально – технических училищ.

    Достойное место среди них занимало Уральское горное училище, начавшее свою историю еще в XVIII веке. Несмотря на то, что  за время своего развития училище неоднократно приходило в упадок, в его истории обнаруживается достаточное количество положительных идей и ценных нововведений [4. с.34]. Это делало  учебное заведение значимым не только в уральском крае, но и  в целом по стране.

      К средним техническим учебным заведениям можно отнести и Кунгурское техническое училище, куда принимались мальчики, окончившие курс городского или уездного училища. Курс обучения был 4 – годичным. Учебный план и программа заведения полностью соответствовала задаче профессиональной подготовки учащихся. Положительно сказалось на подготовке учащихся внедрение практических занятий непосредственно на заводах и в мастерских. В результате  такой системы обучения, выпускники училища имели достойную, разностороннюю подготовку [4. с. 35].

    По содержанию образования к средним горнопромышленным училищам приближалось Нижне- Тагильское горнозаводское училище. На протяжении XVIII  и  XIX веков оно являлось частным заведением Демидовых. Материальных средств, ежегодно перечисляемых Демидовым на развитие училища, в частности 11 260 руб., было не достаточно. Учебное заведение содержалось и за счет самих учащихся [4. с. 38 - 39]. На продажу предназначались и продукты детского труда, изготовленные в мастерских. В фонд училища перечислялись 1, 5 % от  суммы, заработанной учащимися во время производственной практики. Однако всех этих денежных средств не хватало. Материальное положение училища оставляло желать лучшего. Школа влачила жалкое существование из-за недостаточности финансирования.

    Тем не менее,  в Министерстве народного просвещения Нижне- Тагильское горнозаводское училище  причислялось к разряду успешных в денежном отношении школ. Так, в отчете министра народного просвещения за 1870 г. говорилось: «Нижне- Тагильское училище представляет счастливое исключение и относительно материальных средств, которые в остальных училищах крайне недостаточны…»[4].

    Сравнивая Нижнее - Тагильское училище с Кунгурским и Екатеринбургским, следует признать, что его обеспеченность учебными пособиями и оборудованием в мастерских была значительно слабее.

   Несмотря на то, что  программа училища приближалась к программам средних технических заведений, выпускники Нижне- Тагильского горнозаводского училища не могли поступать в высшие учебные заведения.

Изучение архивных материалов показало, что 1 сентября 1916 г. Нижне-Тагильское Горнозаводское училище было реорганизовано в среднее техническое учебное заведение с предоставлением выпускникам прав техника горной и металлургической специальности. В нем открылся приготовительный класс [1].

История этого учебного заведения достаточно известна. В краеведческой литературе можно обнаружить немало материала, посвященному ему. Одно из старейших школ Урала, это учебное заведение становилось объектом исследования многих историков и ученых.

На протяжении  долгого периода своего развития оно не раз меняло свое название: Выйская школа – это Нижнетагильское арифметическое училище Демидовых (1765-1806 гг.) – Выйское высшее заводское училище (1806-1862 гг.) – Нижнетагильское реальное училище (1862-1896 гг.) - Нижнетагильское горнозаводское училище (1896-1917 гг.). Много раз менялось имя этой школы, но ее предназначение оставалось неизменным: это учебное заведение готовило специалистов заводского дела, в основном служителей среднего звена, которые  были бы в состоянии участвовать в производстве и управлять сложным хозяйством [2].

Переходя к анализу истории обучения иностранному языку, что является предметом нашей статьи, мы изучали протоколы заседаний Школьного Совета этого учебного заведения. Перелистывая протокол собрания Педагогического совета Нижнетагильского горнозаводского технического училища от 18 апреля 1920 г., можно обнаружить, что одним из предложенных вопросов повестки дня было «распределение уроков персонально между преподавателями и в связи с этим приглашение новых преподавателей» [6].

Следует признать, что в списке преподаваемых в этом учебном заведении предметов (всего их числится 17) среди прочего учащихся обучали горному искусству,  математике, практической химии, законоведению, механике, рисованию и черчению и др. Однако нельзя не заметить, что среди  предметов, входящих в курс горнозаводского училища, отсутствует  преподавание иностранных языков.

Тем не менее этот факт  у нас не вызывает удивления. Рассматривая  различные периоды развития Выйской школы, стало очевидным, что некоторые предметы преподавания зачастую были случайными. Подтверждением этому может служить запись в отчете П.П.Ларионова «Сведения об учебных заведениях Нижнетагильского горного округа на 1 января 1915 года». Она гласит: «находился крепостной, знающий Французский язык - вводили этот язык, находился механик – поручалось преподавание механики». За недостатком подходящих преподавателей совершенно разнородные предметы поручалось вести одному и тому же лицу, в основном, старшему учителю или смотрителю[3.с.3].

Внимательно изучая протоколы заседаний школьного совета Нижнетагильского горнозаводского училища за 1919 – 1920 гг., нетрудно заметить, что вопрос преподавания иностранных языков, в частности немецкого, все же время от времени выносился на рассмотрение заседаний педагогического совета этого технического учебного заведения. В исторических документах от 7 июля 1920г. значится, что на очередном собрании  под председательствованием М.Н. Ветлугина вновь был поднят вопрос об изучении учащимися немецкого языка. Об этом свидетельствует запись в протоколе №3: «Поручить Л.И. Челышеву просить Ведне взять уроки немецкого языка»[7].

В Нижнетагильском государственном историческом архиве сохранились документальные подтверждения того, что «На преподавание немецкого языка в Горнозаводском училище инженер Р.Ю. Венде дал свое согласие[8].

7 октября 1920 г. на очередном заседании совета докладчик Е.В.Смольников зачитал заявление учащихся II класса о введении в программу их класса преподавание немецкого языка. Е.В. Смольниковым  было внесено также несколько предложений, относительно изучения  немецкого языка в школе. Основное их содержание сводилось к тому, что преподавание данного иностранного языка необходимо было включить в программу училища во всех классах. В частности докладчик    Е.В.Смольников изложил мысль о том, что правильнее было бы распределить количество учебного времени, отведенного на изучение немецкого языка следующим образом. На I и II семестре приготовительного класса, равно как и в I классе школы  на иностранный язык отводилось по 2 часа в неделю, однако в старших классах горнозаводского училища (II, III, IV классы) учебное время было ограничено лишь одним часом. Таким образом, следует, что на преподавание немецкого языка во всех классах отводилось 7 часов в неделю [9].

Исходя из вышесказанного, становится очевидным, что должностные лица  училища осознавали явную  необходимость подготовки грамотных квалифицированных кадров для  горнозаводской промышленности Урала. Целью  обучения немецкому языку они видели, прежде всего, в предоставлении возможности ученикам «читать технические книги при помощи словаря» [9].

Таким образом, на основании всего вышеупомянутого можно предположить, что изучение иностранного языка не являлось само по себе целью в этом учебном заведении, хотя его значимость была очевидной.  На наш взгляд, скорее всего, оно выступало средством, неким инструментарием, орудием получения новых знаний технической направленности, т. е давало возможность «читать технические книги при помощи словаря» [9].

В соответствии с обозначенной целью  членами школьного совета Нижнетагильскогогорнозаводского училища  было решено, что преподавателю немецкого языка Р.Ю. Венде необходимо «составить программу преподавания применительно к этой цели и учитывая указанное число часов»[9]. При этом единогласно постановили, что за учителем закрепляется право «объединять на занятиях по несколько классов». Эта необходимость была вызвана тем, что почти во всех группах  изучение немецкого языка осуществлялось  практически с самого начала [9].

Стремление учителей горнозаводского училища иметь среди прочих предметов  и немецкий язык определяло их активную позицию. Скорее всего, они четко осознавали, что владение иностранным языком расширит возможность использования источниковой базы для глубинного изучения основных профилирующих предметов в училище, окажет положительное влияние.

  Стоит отметить, что мнения относительно срокам обучения иностранному языку были разные. На одном из заседаний Педагогического совета прозвучали предложения о том, чтобы «преподавание  немецкого языка закончить II классом». Тем не менее, при этом допускались «общие уроки этого предмета для III и IV классов». Однако речь шла не о постоянном расписании, а о временном. Таким образом, предполагалось, что  в I  и  II семестрах приготовительного класса на изучение немецкого языка отводилось 3 часа в неделю. Распределение учебного времени для I и II классов было соответственно по 2 часа в неделю. Отсюда следует, что все 7 часов – запланированная   недельная нагрузка преподавателя, приходились на первые годы обучения в училище.

В результате голосования большинством голосов, а именно – 13 человек «за», 2 – «воздержалось» при 16 голосовавших, эти предложения  были одобрены и принято постановление [9].

Вместе с тем, при дальнейшем изучении дел относительно вопроса преподавания немецкого языка в Горнозаводском училище  нами было обнаружено, что на период с 1921 – 1922 гг. количество учебного времени  по данной дисциплине было увеличено. Так, в смете по Нижне- Тагильскому Горнозаводскому училищу в течение года, а именно с 1января 1921 г. по 1 января 1922 г.,  недельная учебная нагрузка преподавателя по иностранному языку составляла 11 часов вместо прежних 7. Оплату производили в расчете 150 рублей за час. Согласно документам оплата по 150 рублей в час введена в смету на основании «распоряжения Екатеринбургского губернского тарифно – нормировочного отдела от I/ XI – 19 г., № 1623, разряд 2». Получается, что ежемесячно учитель по немецкому языку получал 6 тысяч 600 рублей. Итого в течение года по смете на заработную плату преподавателя было заложено 79 тысяч 200 рублей [10].

Изучение протоколов заседаний Нижнетагильского Горнозаводского Техникума имени А.А. Кузьмина (училище было преобразовано в техникум 1 января 1921г. – от сост.) за 1923 – 1924 гг. показало, что 28 января 1924г. было решено организовать 5 предметных  комиссий. В их число входили физико–математическая, горно-геологическая, металлургическая, механическая и социально – политическая [11].

К предметам социально- политического курса относились: русский язык, новый язык, мироведение, география общая, промышленная география, история общественного движения, бухгалтерия, гигиена и прочие дисциплины. Методы преподавания  по социально- политической группе  велись «более всего  дискуссионные, исследовательные, практические…» [12].

В каждую из перечисленных выше предметных комиссий  наряду с преподавателями входили представители учащихся, «по одному представителю от каждого курса».

В задачи комиссий входили пересмотр, сравнение и согласование учебного материала по отдельным предметам, «устранение параллелизма и, вообще, приведение этого учебного материала к необходимому минимуму». На собрании рассматривались и стратегические задачи предметных комиссий на будущее. В дальнейшем планировалось выяснить возможность и целесообразность сокращения учебного времени с целью выделения часов для кружковой и дискуссионной работы.

Детальное изучение протоколов заседаний этих комиссий позволило нам выявить ряд требований, предъявляемых к предметам разных групп, изучаемых в техникуме. В соответствии с положениями относительно немецкого языка следует, что на первый курс техникума  принимаются слушатели лишь «с твердым знанием» иностранного языка «по программе школы семилетки». Наряду с этим преподавателями учебного заведения исключается возможность отказа от изучения нового языка с целью высвобождения учебного времени для кружковой работы. На заседаниях неоднократно  подчеркивается важность и необходимость обучения немецкому языку среди прочих изучаемых предметов «для укрепления и расширения знаний». Конечный результат обучения новому языку – формирование умений работы с иноязычными текстами определенного характера. Отмечается, что «окончившие техникум должны читать иностранную литературу со словарем» [13].

Таким образом, становится ясно, что преподавательский состав этого учебного заведения радел за изучение иностранного языка в стенах родной школы и на протяжении долгих лет ее развития прикладывал массу усилий, чтобы иметь среди прочих изучаемых дисциплин и немецкий язык. 

Литература

1. Двойников, Д.В. Нижнетагильское горнозаводское училище в дореволюционный период (1765- 1917гг.) [Текст]: дипломная работа студента V курса  УрГУ  / Д. В. Двойников. – Екатеринбург, 2002.

2.Калистратова, Э.А. История Выйского заводского училища в архивных документах [Текст] : статья // Э.А. Калистратова // Тагильский край в панораме веков : сб. материалов краеведческой конференции, посвященный 160- летию Нижнетагильского государственного музея- заповедника горнозаводского дела Среднего Урала. Нижний Тагил. 24- 25 апреля 2001г. /отв. ред. Е.Г. Неклюдов. – Вып. 2. – Нижний Тагил, 2001. – С.152 – 156.

3. Ларионов, П.П. Сведения об учебных заведениях Нижнетагильского горного округа на 1 января 1915 года [Текст] : сборник / П.П. Ларионов // Попечительный совет учебных заведений Нижнетагильского горного округа. – Нижний Тагил : Типография Е.М.Левитской, 1915. 58 с.

4. Слудковская,  И.А. Начальные профессиональные школы на Урале  во второй половине XIX века : [ ст.] / И.А. Слудковская  // Развитие общего и профессионального образования на Урале : Сб. научных трудов / Министерство просвещения РСФСР, Пермский государственный педагогический ин- т. Пермь, 1981. С.32- 46.

5. Черноухов, Э.А. Горнозаводское образование на Урале в XIX в.: Дис. ... канд. ист. наук. - Екатеринбург, 1998. С. 4.

6. НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 12. Л. 9 – 10.

7. НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 12. Л. 27 об.

8. НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 12. Л. 29.

9. НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 12. Л. 39 об. – 41 об.

10. НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 43. Л. 169 – 170 об.

11.  НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 168.  Л. 41-42.

12.  НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 168.  Л. 147.

13.  НТГИА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 168.  Л. 159 -161.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle