Библиографическое описание:

Алексеев С. В. Внешние проявления совместности участия нескольких лиц в совершении группового преступления // Молодой ученый. — 2009. — №12. — С. 280-284.

Важнейшим объективным признаком соучастия в преступлении, безусловно, является совместность преступной деятельности. Недаром происхождение (этимология) слова «соуча­стие» связано с совместным участием в чем-нибудь [14, с. 750]. Статья 32 УК РФ подчеркивает, что соучастие есть совместное участие в совершении преступления, что свидетельствует о том, что лица, участвующие в преступлении, совершают общественно опасное деяние во взаимосвязи и совместными усилиями причиняют преступный результат. При этом, как правильно отмечает Арутюнов А.А. «…совместность, о которой говорит закон, является целостным, интегративным свойством соучастия, не присущим кому-либо из соучастни­ков в отдельности, и не являющимся, в то же время, простой суммой свойств соучастников. Это качество целого, которое возникает на почве взаимо­действия соучастников и приобретает свои собственные характерные свойства» [7, с. 51]. Следу­ет признать, что преступление в соучастии совершается не в результате механического объединения индивидуальных действий соучастников, а представляет интегрированный результат их действий.  Так, по образному выражению Н.С.Таганцева: «Как в оркестре нельзя приписать одному лицу исполне­ние музыкального произведения, так и при соучастии невозможно выде­лить единственного причинителя общего результата» [18, с. 743].

Заслуживает внимание определение, предложенное профессором А.Н. Трайниным: «Совместное участие нескольких лиц в совершении одного и того же преступления, - пишет он, это участие, при котором каждое из действующих лиц должно быть причинно и виновно связано с преступным результатом» [19, с. 77]. Близка по содержанию и формулировка П.Ф. Тельнова: совместное участие означает, что «виновные во взаимосвязи совершают общественно опасное деяние и сообща причиняют преступный результат» [20, с. 13].

В то же время отдельные авторы полагают, что признак совместности преступной деятельности характеризует психологическое единство совершения преступления в соучастии, то есть относится к его субъективным признакам.

Компромиссный вариант заключается в признании как объективных, так и субъективных начал признака совместности. «С объективной стороны он характеризуется объединенными действиями соучастников, направленными на совершение одного и того же преступления. С субъективной – он отражает согласованность действий соучастников, проявляющуюся в сознании каждым из них, что он действует не в одиночку, а совершает преступление (участвует в нем) вместе с другими» [10, с. 71]. Так, профессор М.И. Ковалев пишет: «Совместность выражается в умышленном совершении соучастниками одного и того же преступления при взаимной осведомленности о деятельности друг друга» [17, с. 258].

Ю.А. Красиков, поддерживая теоретическую позицию Ковалева, утверждает, что «совместность – не только объективный, но и субъективный признак», который материализуется в общем последствии, причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившими последствием, а также в создании условий для совершения действий другими соучастниками [21, с. 256-257].

А.В. Наумов также предлагает рассматривать признак совместности в объективной и субъективной областях [13, с. 287]. С.В. Афиногенов, являясь сторонником объективно-субъективного подхода, считает, что суть совместности состоит в такой связи соучастников, при которой действия являются взаимообусловленными, а поведение каждого - необходимым усло­вием действий другого соучастника (или других соучастников) [8, с. 8]. Согласно по­зиции данного автора, совместное причинение преступного результата не является необходимым элементов совместности, так как большинство составов пре­ступлений сконструированы как формальные, которые не предусматривают по­следствий. Всеобщим содержанием совместности - и для материальных, и для формальных составов, по мнению ученого, является «функциональ­ная связь действий соучастников, выражающаяся в том, что эти действия закономерно связаны взаимообусловливающей связью, которая означает зависи­мость преступных действий одного соучастника от действий других» [8, с. 18]. Из рассуждений С.В. Афиногенова следует, что автор не отрицает причинную связь меж­ду действиями каждого из соучастников и наступившим преступным результа­том как необходимое условие соучастия, обращая внимание только на то, что раскрытие такого признака свидетельствует об односторонности подхода к понятию совместности, поскольку игнорируются формальные составы.

Совместность участия – это форма поведения лиц, она имеет внешнее проявление в объективной действительности, поэтому является объективным признаком, который, бесспорно, отражает (материализует) субъективный признак. Совместность участия может выражаться в активных действиях всех соучастников либо только организаторов, подстрекателей. Совместность участия исполнителей и пособников может выражаться как в действиях, так и в бездействии. Совместность участия характеризуется:

1) совместностью действий соучастников. При этом, чем сложнее взаимосвязи между соучастниками, чем разнообразнее их функциональные связи, тем согласованнее их поведение, тем опаснее форма соучастия. В зависимости от того, каким способом соединяются усилия соучастников и образуют единое преступное событие, можно судить о характере и степени общественной опасности  соучастия в целом;

2) совместностью (общностью) преступного результата;

3) причинно-обусловливающей связью между первым и вторым явлениями, когда первое явление порождает второе.

Объективные и субъективные признаки совместности не должны рассматриваться изолированно, отстраненно друг от друга. Каждое преступление, совершенное в соучастии, имеет своей сутью совместность преступной деятельности как единство внешнего и внутреннего, органическую совокупность замысла преступной деятельности и его выражения в действиях или бездействии. При этом такая совместная деятельность настолько различна, насколько различны между собой каждое из преступлений. Соучастники могут быть как соисполнителями, когда каждый из них одновременно или в разное время полностью или частично выполняет объективную сторону преступления, так и с распределением ролей, когда объективную сторону выполняет лишь исполнитель, а остальные соучастники выступают в качестве организатора, подстрекателя или пособника. Отметим, что соучастники в каждом конкретном случае могут и не знать друг друга лично, что, однако, не исключает объективной связи между ними, а, следовательно, - соучастия.

Совместность является одним из определяющих признаков соучастия, соответственно и группового преступления.

Совершение группового преступления – это не просто участие  нескольких лиц в одном преступлении, а обязательно наличие совместной деятельности. По мнению Л.Д. Гаухмана, совместность выражается в том, что:

1) преступление совершается взаимосвязанными и взаимообусловленными действиями (или бездействием) участников;

2) эти действия влекут единый для участников преступный результат;

3) между действиями каждого соучастника, с одной стороны и общим преступным результатом - с другой, имеется причинная связь [11, с. 28].

Д.И. Аминов считает, что совместность подразумевается в том случае, когда:

1) соучастники преступления находятся в органической взаимозависимости, ибо действия каждого из них - необходимое условие для осуществления преступных действий других;

2) преступный результат их действий является общим;

3) действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим преступным результатом [6, с. 150].

Следует отметить, что способ взаимодействия соучастников и характер их функциональных связей положен в основу разграничения соучастников на виды (ст. 33 УК РФ), а степень участия лица в совершении преступления зависит от реального вклада в совместную преступную деятельность. При этом фактические доли вклада каждого соучастника могут быть неодинаковыми, доли соучастников могут различаться по характеру выполняемых ими действий: а) каждый соучастник выполняет действия (бездействие), образующие признаки объективной стороны преступления полностью, то есть все соучастники являются исполнителями преступления; б) каждый выполняет действия, частично характеризующие признаки объективной стороны преступления, то есть действия одного соучастника дополняют действия другого, такие соучастники признаются соисполнителями, объективную строну преступления они выполняют сообща [10, с. 12]; в) действия одного соучастника являются условием для совершения действий другим соучастником (подстрекатель, организатор или пособник своими действиями создают условия для действий исполнителя).

В.А. Владимиров пишет: «каждый из соучастников поступает так, что его действия образуют составную часть совместного преступления. Без совершения действия хотя бы со стороны одного из соучастников выполнение преступления для других сообщников становится или невозможным или, по меньшей мере, затруднительным. Поэтому можно сказать, что каждый соучастник вносит свой вклад в общее, совместно совершаемое преступление и тем самым участвует в нем» [9, с. 22].

Так, из материалов уголовного дела следует, что братья К. вместе с двумя женщинами П. и З. находились на речном острове, где между П. и одним из братьев возникла ссора, в ходе которой Александр К. ударил П. и выбил ей зуб. П. сказала, что по возвращении на берег она заявит в милицию. Услышав это, Александр К. предложил своему брату – Алексею К. убить обеих женщин, с чем тот и согласился. Во время переправы через реку на лодке Александр К. нанес несколько ударов ножом П. и З., которых удерживал Алексей К., лишая их возможности защищаться. Несмотря на то, что смерть обеих потерпевших наступила непосредственно от действий Александра К., суд обоснованно признал Алексея К. соисполнителей убийства и квалифицировал действия каждого по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору [1, с. 23].

Из примера видно, что действия Алексея и Александра К. были взаимосвязанными: один применял насилие, удерживая жертву, другой – наносил смертельные ранения. Братья К. совместно участвовали в преступлении, каждый  из них частично выполнил объективную сторону преступления. При этом степень участия Александра К. в совершении преступления выше: он был инициатором убийства и непосредственно наносил смертельные ранения потерпевшим.

Аналогично в судебной практике решается вопрос и о роли соучастников при групповом изнасиловании. Не является обязательным, чтобы каждый из соучастников совершил насильственный половой акт, его роль может состоять в том, что он, путем применения насилия или угрозы насилием к потерпевшей, непосредственно оказывал физическое содействие другому лицу в совершении изнасилования, выполняя часть объективно стороны преступления, поэтому такие случаи тоже рассматриваются судом как соисполнительство [4, с. 3]. 

 Необходимым элементом признака совместности участия нескольких лиц в совершении преступления является общность преступного результата. Так, Иркутским областным судом Ш. и Л. признаны виновными в убийстве двух лиц, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и ошибочно осуждены по п. «а» и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Верховный суд РФ, рассматривая данное дело по жалобе адвоката, установил, что хотя Ш. и Л. предварительно и договорились о совместном убийстве из личной неприязни двух лиц, но не действовали совместно. Ш. один, без участия Л., убил Г., а Л. без помощи Ш. лишил жизни С., используя нож, который передал ему для этого Ш. Смерть Г. и С. не была совместным преступным результатом действий обвиняемых. Смерть Г. была следствием действий Ш., оказавшего также пособничество Л. Действия Л. были причиной смерти С. Поэтому действия Ш. были правильно квалифицированы по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ, а действия Л. – по ч. 1 ст. 105 УК РФ [5, с. 8].

Таким образом, отсутствие совместных взаимосвязанных действий двух лиц повлекло отсутствие совместного преступного результата и переквалификацию действий обвиняемых.

В.С. Комиссаров указывает также, что о соучастии как институте уголовного права можно говорить только тогда, когда единый (общий) преступный результат явился следствием совместных деяний двух или более лиц. Причинная связь – это объективно существующая связь между явлениями в природ и обществе, при которой одно явление (причина) порождает другое явление (следствие). Причина и следствие – философские категории, используемые в теории детерминации для познания взаимосвязи явлений в объективном мире. Все явления в природе и обществе взаимосвязаны и взаимно обусловлены. Между явлениями материального мира существует множество объективных связей: причинная связь, обусловливающая связь, функциональная связь, связь во времени, связь состояний и многие другие.

Причинная связь является обязательным признаком объективной стороны преступлений с материальным составом. Философские категории «причина» и «следствие» используются наукой уголовного права для определения объективной связи между общественно опасным деянием лица (причиной) и общественной опасными последствиями (следствием), предусмотренными в конкретной правовой норме в качестве обязательного признака. Необходимо установить, что наступившие общественно опасные последствия являются следствием деяния данного конкретного лица, а не других лиц или каких-либо внешних сил. 

Причинная связь есть важнейший признак объективной стороны преступления с материальным составом при его совершении как одним лицом, так и несколькими лицами. Специфика причинной связи в данном случае заключается в том, что она устанавливается различно в зависимости от форм соучастия. В том случае, когда в преступлении, кроме исполнителя (соисполнителей), участвуют подстрекатель и пособник, требуется установить причинную связь между их действиями (каждого в отдельности) и действиями исполнителя. Точное установление признаков причинной связи, характера обусловленности связей соучастников позволяет определить, какие действия являются причиной наступления преступного результата, а какие – только условиями его проявления, поскольку именно причина порождает следствие, а условие лишь способствует этому порождению. Так, немецкий профессор Колер предложил в свое время различать причину и условия по качественной стороне явления. «Причина вызывает существование яв­ления, порождает его. Условие же делает возможным его появление, влияет на процесс, энергию, скорость его развития, но само не порождает и не определяет его. Если я сажаю семя, то для того, чтобы выросло растение, необходимы извест­ные свойства почвы, теплота, влажность, свет и тому подобное, но для того, чтобы из этого семени вырос именно тополь, а не береза, нужно специфическое качество семени, его природа, которая и является причиной бытия тополя» [12, с. 49].

В материальных составах действия, описанные в конкретной статье Особенной части УК РФ, выполняются лишь исполнителем (соисполнителями), деятельность других соучастников связана с преступным результатом деятельностью исполнителя, которому они создают все необходимые условия для совершения преступления и, тем самым, обусловливают наступление необходимого для всех соучастников результата. При этом, в продолжаемых преступлениях причинная связь возможна по отношению к любому из запланированных актов, из которых слагается данное преступление. Точно так же соучастие возможно и в длящихся преступлениях на всех стадиях его исполнения до момента окончания (явки с повинной, пресечения преступления помимо воли виновного). В формальных составах, когда законодатель не требует наступления последствий для признания деяния оконченным, достаточно установления причинной связи между деянием соучастника и деянием, совершенным исполнителем [15, с. 255].

Так, из материалов уголовного дела следует, что К. проходил службу в г. Самаре и оттуда 10 августа 1998 года для дальнейшего прохождения службы был направлен в г. Югорск Свердловской области, но без уважительных причин туда не прибыл, а уехал к месту своего жительства. Там он, как и Б., И., Т. и М., встал на путь совершения преступлений. В ноябре 1998 года К., зная о наличии у его знакомого - гр-на С. большой суммы денег, рассказал об этом Б., Т. и несовершеннолетнему И. и договорился с ними совершить разбойное нападение на С. в его квартире. Желая в то же время обезопасить себя, К. отвел себе роль пособника в совершении этого преступления, назвал Т., Б. и И. место жительства С., описал расположение его квартиры и поведал, что тот будет находиться в квартире один. Б., в свою очередь, опасаясь ответных действий со стороны С. и в целях подавления его сопротивления, по согласованию с остальными участниками преступления в качестве орудий преступлений приготовил монтировку, две резиновые дубинки, а также липкую ленту и две маски. Утром 17 ноября Т., Б. и И., действуя, как это было обусловлено, прибыли с названными предметами к квартире С. Тогда же Т. постучал ему в дверь. Когда же С., проявляя беспечность, открыл дверь, они втроем, а Б. и И. в масках, ворвались в квартиру. Применяя насилие, Т. ударом кулака в лицо сбил С. с ног, а Б. и И., используя резиновые дубинки, нанесли ими, а затем и ногами, по несколько ударов по голове и другим частям тела потерпевшего. Т. в то же время схватил С. руками за шею и высказал ему на словах угрозу убийства. Подавив этим волю потерпевшего к сопротивлению, они связали его и заклеили ему рот лентой, стали искать деньги, но не нашли. Похитив 5 компакт-дисков, вернулись к К., который вместе с М. ожидал их на квартире гр-ки З. [2, Дело № 13-234/2001]. В данном примере отчетливо видна причинно-следственная связь между деятельностью соучастников и наступившими последствиями. К. осуществлял поиск жертвы преступления, передавал информацию непосредственным исполнителям преступного замысла, Т., Б., и И. реализовали задуманное, а Б., кроме того, - облегчил совершение преступления.

Как указал Пленум Верховного Суда СССР в преамбуле постановления от 31 июля 1962 г. № 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества», «иногда суды проходят мимо такого необходимого признака соучастия, как наличие причинной и виновной связи между действием или бездействием лица и совершенным преступлением. По групповым делам суды в ряде случаев тщательно не выясняют роли каждого виновного в совершении преступления. Нередко об отсутствии признаков соучастия делаются выводы лишь на том основании, что сами действия обвиняемого были совершены после окончания преступления, без учета того, что они были заранее обещаны; при этом суды иногда исходят лишь из показаний лиц, привлеченных к ответственности и заинтересованных в исходе дела, не учитывают других доказательств, свидетельствующих о наличии соучастия в преступлении. В связи с этим действия организаторов, подстрекателей и пособников иногда ошибочно квалифицируются не как соучастие, например, в хищении, а лишь как заранее не обещанное укрывательство либо приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем» [16, с. 343]. Таким образом, установление субъективных признаков соучастия – необходимое условие привлечения к ответственности за групповые преступления, обусловливающее субъективную (психическую) связь между соучастниками преступления.

По мнению В.С. Комисарова, признак совместности деятельности соучастников предполагает наличие следующих его компонентов: 1) взаимообусловленность деяний соучастников; 2) единый для соучастников преступный результат; 3) причинная связь между деянием каждого соучастника и наступившим общим преступным результатом.

При этом взаимообусловленность деяния означает, что преступление может совершаться не только путем активных действий, но и путем бездействия. Так, например, как установлено в приговоре Кировского районного суда г. Самары, должностные лица налоговой инспекции одного из районов г. Самары И. и К. по предварительному сговору из корыстной заинтересованности не указали при проведении камеральной проверки одного из предприятий на нарушения налогового законодательства, что повлекло неуплату налоговых платежей и, таким образом, нарушения финансовых интересов государства. Осуждены по ч. 2 ст. 285 УК РФ со ссылкой на п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ [1, Дело № 1-817].

Подводя итог анализу такого объективного признака группового преступления как совместность участия, можно прийти к выводу, что взаимосвязанные действия (бездействие) соучастников, общий преступный результат, причинная и обусловливающая связь между их поведением и преступным результатом являются внешним проявлением совместности  участия нескольких лиц в совершении группового преступления.

 

Библиографический список:

1.      Архив Кировского районного суда г. Самары за 2001 г.;

2.      Архив Отрадненского городского суда Самарской области за 2001 г.;

3.      БВС РФ. - № 6, 1999;

4.      БВС РФ. - № 8, 2004;

5.      БВС РФ. - № 9, 2004;

6.      Аминов Д.И. О некоторых подходах к новым признакам организованных преступных групп в уголовном праве / Проблемы борьбы с организованной преступностью. - М.: МВД России. - 1996;

7.      Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении по уголовному праву РФ. Дисс …д-ра юрид. наук. - М.: 2006;

8.      Афиногенов С.В. Соучастие в преступлении (понятие, виды и формы). Автореф. дис …канд. юрид. наук. - М.: 1991;

9.      Владимиров В.А. Преступление совершено соучастниками. – М.: Госюриздат. -  1961;

10.  Галиакбаров Р.Р. Групповое преступление: постоянные и переменные признаки. – М.: Норма. – 2005;

11.  Гаухман Л.Д. Соучастие в преступлении / Уголовное право: Общая часть. – М.: Норма. – 1998;

12.  Малинин В.Б. Философские, исторические и теоретические основы причинной связи в уголовном праве. - СПб.: 1999;

13.  Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. - М.: Норма. - 1996;

14.  Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.: А ТЕМП. - 2006;

15.  Российское уголовное право. В двух томах. Том I. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Инфра-М. – 2009;

16.  Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977. Ч. 2. - М.: Известия. – 1978;

17.  Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.А. Беляева и М.И. Ковалева. - М.: Госюриздат. - 1997;

18.  Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. - СПб.: 1902;

19.  Трайнин А.Н. Учение о соучастии. - М.: Госюриздат. -  1941;

20.  Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. - М.: Госюриздат. -  1978;

21.  Уголовное право России. Т. 1. Общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. - М.: Норма. - 2005.

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle