Библиографическое описание:

Киселева К. А. Представления о жизни и смерти в общенациональном и индивидуальном языковом сознании // Молодой ученый. — 2009. — №12. — С. 246-250.

Актуальность исследования метафорических концептов ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ в английской литературе обусловлена утверждением отношения к метафоре как к одному из основополагающих свойств языка, выполняющих когнитивную функцию. Ценность данной работы также заключается в необходимости семантических исследований для выявления общих закономерностей и национально-культурных особенностей концептуализации действительности представителями английской культуры и недостаточной полнотой описания возможных моделей метафорического осмысления элементов действительности  в языке.

Теория концептуальной метафоры возникла в рамках когнитивной лингвистики. В числе основоположников данной теории можно назвать Ф. Уилрайта, М. Блэка, Э. МакКормака, Э. Ортони. Дальнейшие исследования в этой области связаны с именами Дж.Лакоффа,  М. Джонсона, Дж. Факонье, М. Тернера и многих других.  Концептуальная система, о которой говорит Дж. Лакофф, подразумевает наличие определенных связей и взаимоотношений между концептами. Слово «концепт» (лат. - conceptus) означает «понятие, зачатие». В процессе мыслительной деятельности человека могут актуализироваться различные стороны концепта. Концепт объединяет общую идею явления, относящегося к определенной эпохе и этимологические моменты, поясняющие, каким образом общая идея воплощается во множестве конкретных, единичных явлений.

Абстрактные концепты образовались в результате конкретных фактов деятельности людей, их переживаний, эмоций, реакций. По своей природе они оценочны и зависят от субъективного восприятия каждого человека.

Теория концептуальных метафор рассматривает метафоры как стабильные систематические связи между двумя концептуальными областями (domains). Концептуальная область, несущая метафорическое описание, т.е., источник метафоры (source domain) переносит ситуацию в отражаемое метафорой пространство, т.е., цель метафоры (target domain). При метафорическом переносе из области «источника» в область или сферу «цели»  отбираются наиболее значимые концептуальные признаки, составляющие основание переноса [Lakoff 1980]. Идеи  Дж. Лакоффа   и М. Джонсона получили дальнейшее развитие в «многопространственной» теории (теории схемы «концептуальной интеграции» / «теории блендинга» (blending theory)) Дж.Факонье и М.Тернера.

Мы различаем концепт и метафорический концепт. Оба понятия – явления мыслительные. Концепт с одной стороны является результатом логического        осмысления человеком реального явления, а с другой стороны, эмоциональным переживанием, с ним связанным, а также его оценкой. Содержание концепта включает все знания человека о конкретном объекте действительности. Например, концепт СМЕРТЬ объединяет в себе следующие элементы:  1) природные / биологические: умерший человек, причина смерти, внешние проявления, внутренние проявления; 2) медицинские: диагностика смерти; 3)  социальные: ритуал похорон, вся связанная с ним атрибутика; 4) эмоциональные: чувства людей по отношению к происходящему; 5) ассоциативно-символические: мифологические и религиозные представления, а также суеверия.

Формируясь на основе соответствующих концептов, метафорический концепт является воплощением новых сторон предмета или явления, его связи с другими объектами действительности. Метафорический концепт имеет усложненную структуру: с одной стороны в него входит та часть содержания соответствующего концепта, которая подвергается метафорическому переосмыслению и реструктурированию, а с другой стороны – фрагменты содержания и структурные связи тех концептов, которые служат источниками метафоры. Метафорические концепты ценны тем, что помимо основной информации, содержат дополнительные смысловые ассоциации. В этом случае, смерть может быть представлена, например, как the Great leveller (великий уравнитель), выражение, в котором прослеживается явная историческая связь с английской партией левеллеров. 

Явления жизни и смерти сложны для понимания людей. Хотя, в последние годы смерть перестала нести на себе отпечаток мистики, тайна её сохранилась. Жизнь интересует людей в меньшей степени, чем смерть, поскольку жизнь – это то, что человеку известно. Для того, чтобы лучше разобраться в том, что представляет собой жизнь и смерть, мы обратились к толковым словарям. Однако, толковые словари не дают однозначного определения данных понятий. И это не удивительно. Жизнь толкуется через смерть, а смерть – через жизнь. В силу того, что человек знает о смерти меньше, понятие смерть в большей степени зависимо от понятия жизнь. Так, например, словарь «Collins Cobuild English Language Dictionary» определяет понятие смерть как 1) the act of dying; termination of life; 2) the state of being dead.  Жизнь трактуется как 1) the property or quality manifested in functions such as metabolism, growth, response to stimulation, and reproduction, by which living organisms are distinguished from dead organisms or from inanimate matter; 2) the characteristic state or condition of a living organism; 3) the interval between the birth or inception of an organism and its death [CCELD 1987: 361, 836].

Жизнь и смерть неизбежны, это их роднит. Смерть, являясь закономерным завершением жизни, стала таким же объектом научных исследований, как и сама жизнь. Явления жизни и смерти сложны для понимания людей. Хотя, в последние годы смерть перестала нести на себе отпечаток мистики, тайна её сохранилась. Смерть трактуется через жизнь, скорее всего, потому, что, для людей она непонятна и загадочна. Если о жизни и ее проявлениях мы хоть что-то знаем, то о смерти мы можем только догадываться, наши знания о ней чрезвычайно ограничены. Известно лишь, что живые существа смертны, но никто не знает, есть ли что-то после смерти, что чувствует человек, «пребывая в состоянии смерти» и чувствует ли он что-либо вообще.

Было бы ошибочным говорить о метафоре жизни и смерти как лишь о чем-то сугубо личном. Люди живут вместе, а не изолированно друг от друга. Сознание каждого человека привязано к общественному сознанию, к культурным ценностям социума и его истории. В сознании носителей английского, как и любого другого европейского языка, смерть предстает в образе скелета в черных одеждах с косой. Ей приписаны все функции человека. Предполагается, что процесс умирания мучителен (если не для тела, то для души). Смерть ассоциируется с тайной, неизвестностью, страхом, болью, мучением, концом всего. Обычно ее боятся. Боятся и мертвецов в силу их отчуждения от мира живых.

Жизнь и смерть – это две стороны единой окружающей нас природы. В религии христианства жизнь - это «чудесное свойство материи, даваемое и отбираемое богом» [Wikipedia]. Смерть связана как с реальной жизнью, так и с жизнью загробной, если допускать ее существование. Причем, в этом случае, смерть не всегда рассматривается с отрицательной точки зрения. Иногда люди воспринимают смерть как процесс ухода от забот жизни и приобщения к чему-то более возвышенному и важному, как дорогу, ведущую к истине. Такое представление о смерти (смерть как избавление) и жизни (жизнь как мучение) соответствуют традиционному христианскому взгляду на эти понятия. Выражения: life is a burden (жизнь – это тяжелая ноша), to bear one's cross (нести свой крест)  и т.п. распространены во многих европейских языках.

Смерть ассоциируется с состоянием покоя и умиротворенности, соединяет в себе как видимые, так и скрытые элементы. Последние додумываются человеком на основе опыта жизни, к ним можно отнести сны и фантазии.

Важной причиной метафоризации смерти, как, впрочем, и рождения (как наиболее яркого и непознанного проявления жизни) является суеверный страх, испытываемый людьми по отношению к этим явлениям, отвращение к их биологическим проявлениям (кровь, неприятный запах и т.п.), порой даже ощущение непристойности и социальной неприемлемости происходящего (нарушение приличий). Поэтому большинство языковых метафорических выражений, описывающих, например, смерть, носят характер эвфемизмов [TWBoE 1995]. Можно выделить наиболее характерные концептуальные сферы источника данных языковых метафор.

Метафоры религиозной (христианской) сферы. Большинство метафорических выражений данной сферы берет начало в библейских текстах, например, to rest/ to be in Abraham’s bosom. Выражение взято из Послания от Луки 16:22: «And it came to pass that the beggar [Lazarus] died and was carried by the angel into Abraham’s bosom» (Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово). Вероятно, сама библейская фраза родилась из старинной традиции, когда гостю позволялось приклонить голову на грудь хозяина дома. Позднее она стала употребляться в церковных проповедях, гимнах и панегириках.

Большое распространение получили также и другие выражения, взятые из Библии: to go to one’s last reward, to be gone to a better place, to sleep, to be at rest / to have found rest/ rest in peace, with God, in heaven, with the angels, with their father, to be laid to rest, in the hereafter, the final summons, to be called by God, to go to one’s long home

Другой вид метафор христианской сферы использует религиозные стереотипы и наивные представления о загробной жизни. Например, американское выражение to pay St. Peter a visit, появившееся в XX в., помимо аллюзии на Святого Петра имеет явный комический смысл. Примерами такого рода выражений могут послужить такие фразы как: to push the clouds around, to play one’s harp. Другое широко известное выражение to cross over/ to go to the hereafter первоначально использовалось в негритянских духовных песнях (спиричуэлс). Начиная уже с 1840 г., оно потеряло свою новизну и широко употреблялось в проповедях и различных ораторских выступлениях.

С метафорами религиозной сферы тесно связаны метафоры путешествия, описывающие смерть, как уход или путешествие: to pass away, to go west или переход через «границу»: to cross the river. Выражение to go west датируется 1515 г. Именно в 1515 г., шотландский поэт, Грей, написал: «women and money will so [go] away/ as wind or water are gone west». Нередко сравнение запада, заката и зимы со смертью использовал в своих произведениях Уильям Шекспир. Традиционно считается, что восток, связан с рождением; запад же, наоборот – с увяданием и смертью. Английское выражение to cut one’s stick, 1825 г., также является метафорическим осмыслением смерти. Первоначально фраза означала «уход», «отбытие» куда-либо. Для этого человек либо изготавливал новую, либо находил уже готовую трость. Вскоре появилось и переносное значение: the final departure (собираться в последний путь).

В английской культуре начало «театральным метафорам», связанным с жизнью и смертью, традиционно приписывается У.Шекспиру. Примером может послужить фраза из «Макбета»: «lifesbut a poor player that struts and frets his hour upon the stage, and then is heard no more». Источником метафор такого рода являются явления и предметы, относящиеся к театру, например, занавес: curtains, drop the curtain, the final curtain, the curtain call/ the last call/ the last bow. В последнем примере жизнь воспринимается как постановка. Люди – это актеры. По окончанию спектакля  актеры выходят на поклон. Публика благодарит их, а они – публику.

   Персонификация смерти  занимает особое место в концептуализации этого явления носителями наивной картины мира. В раннюю эпоху средневековья, эпоху голода и чумы, смерть ассоциировалась с беспощадным жнецом (the Great Reaper, the Grim Reaper, the Grim Monarch, Old Mr.Grim, Old Reaper). Предполагалось, что первоначально выражение появилось в стихотворении Лонгфелло, «The Reaper and the Flowers» (1839 г.). Однако, сам образ человека с косой возник гораздо раньше. Примером тому служат деревянные гравюры, датированные XV в., а также надгробные плиты XVII в. Выражения: Mr. Mose и Old Man Mose можно объяснить тем, что имя Mose является лишь видоизмененным глаголом to mose со значением «to mourn» (скорбеть, оплакивать, горевать, печалиться), который использовался еще Шекспиром.

Во времена Ренессанса попытки людей воплотить смерть в живое существо закончились тем, что она изображалась в виде дремлющего человека. Сама смерть воспринималась как сон.

Английское разговорное выражение 60-х годов the Great Whipper пришло из сферы охоты на лис. Виппер – это помощник охотника. У него есть хлыст, которым он направляет собак, не позволяя  им отбиться от своры.

К сожалению, невозможно установить точную дату происхождения выражения the Great Leveller, но, можно совершенно точно сказать, что оно родилось из пословицы, распространенной в средние века: «Popes, kings, beggars, and thieves alike must die». Смерти все равно, какого человек происхождения и какой пост он занимает, она не брезглива и забирает всех. Само слово «уравнитель» имеет в английской истории очень важное значение. «Уравнители» или «левеллеры», так называлась политическая партия, которая ратовала за упразднение всех сословных делений и уничтожение привилегий в Англии. 

A Pale Horse – можно сказать, что это «сокращенный» эвфемизм. Полноценный образ составляют всадник и конь. Его источником является Откровение Иоанна Богослова 6:8: «And I looked, and behold a pale horse: and his name that sat on him was Death, and Hell followed with him. And the power was given unto them over the fourth part of the earth, to kill with sword, and with hunger, and with death, and with the beasts of the earth» (И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли – умерщвлять мечом, и голодом, и миром, и зверями земными).

Позже представления о смерти стали изменяться. Смерть – это уже не спящий человек, а искусный игрок, которого тщетно пытается обыграть все человечество. В выражении to be trumped, смерть предстает в виде игрока, на руках которого все козыри, а в выражении to be shuffled смерть обманывает соперника, она  шулер.  Связывая смерть с азартными играми, люди чаще всего думают о картах: to be cleaned out of the deck, to throw up the cards, cashed in one’s chips, to call all bets off и т.п. Выражение австралийского происхождения to toss in one’s alley. To toss – метать, бросать, делать ставку (часто употребляется применительно к азартным играм). Возможно, русским приблизительным эквивалентом может послужить выражение «сыграть в ящик».

 Проигравший смертный предстает также шахматным игроком (mated) и участником скачек (jumped the last hurdle). Впоследствии источниками подобных метафор стали выступать различные виды спорта, например: бокс (lose the decision, take a count, take the long count, the final count, be down for good/ be down for the count, be kayoed/ KOyed (from knocked out)); реслинг (to be thrown for a loss); американский футбол (the final kickoff) и т.п. Общим для всех видов спорта можно считать выражение to bite the dust, которое означает быть поверженным в прах, быть униженным.

Смерть трактуется через жизнь, потому что для людей она непонятна и загадочна.  Этот факт является одной из причин, по которой в литературных произведениях о смерти встречаются чаще, чем о жизни.  Метафорическое переосмысление действительности играет важную роль в трансформации и обогащении национального языкового опыта создания художественной картины мира.  Вероятно, что в данном случае люди создают метафоры преднамеренно, пытаясь объяснить, как они представляют жизнь и смерть сами, стараясь открыть эту тайну как для себя самих, так и для других. Поскольку люди понимают жизнь как нечто продолжительное, они нередко связывают ее с приключениями, путешествиями и т.д. Таким образом, метафора помогает людям объяснить свои собственные идеи и мысли о том или ином предмете.

 

Список использованной литературы

 

  1. Арутюнова Н.Д. Языковая метафора / Н.Д. Арутюнова // Лингвистика и поэтика. – Москва, 1979.
  2. Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка / А.П. Бабушкин. – Воронеж, 1996.
  3. Баранов А.Н. Очерк когнитивной теории метафоры / А.Н. Баранов, Караулов Ю.Н. // Русская политическая метафора (материалы к словарю). – М., 1991, с. 184 – 193.
  4. Баранов А.Н. Словарь русских политических метафор/ А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов. – М., 1994.
  5. Блэк М. Метафора / М.Блэк // Теория метафоры. – М., 1990.
  6. Вежбицка А. Семантические универсалии и описание языков / А. Вежбицка. –  М.: Языки русской культуры, 1999.
  7. Кобозева И.М. К формальной репрезентации метафор в рамках когнитивного подхода / И.М. Кобозева //

http://www.dialog-21.ru/archive_article.asp?param=7339

  1.   Лакофф Дж. Метафоры, которыми мы живем / Дж.Лакофф, М. Джонсон // Теория метафоры. – М., 1990.
  2.   МакКормак Э. Когнитивная теория метафоры / Э. МакКормак // Теория метафоры. – М., 1990.
  3.  Москвин В.П. Русская метафора / В.П. Москвин. -  Волгоград, 1997.
  4.  Никитин М.В. О семантике метафоры/ М.В. Никитин// Вопросы языкознания. 1979. №1. С. 91 – 102. 
  5.   Серебрянников Б.А. Как происходит отражение мира в языке / Б.А.Серебрянников // Роль человеческого фактора в языке: язык и картина мира. – М.: Наука, 1988.
  6.   Тарасова И.А. Идиостиль Георгия Иванова: когнитивный аспект / И.А. Тарасова. – Саратов: Изд-во СГУ, 2003.
  7.    Black M. Models and Metaphors: Studies in Language and Philosophy / M. Black. –   Ithaca, 1963.
  8.   Lakoff G. Metaphors We Live By / G.Lakoff M., Johnson. Chicago, University of Chicago Press, 1980.
  9.  Lakoff G. The Contemporary Theory of Metaphor / G.Lakoff // Metaphor and Thought, second edition. – Cambridge: Cambridge University Press, 1993. 
  10.  Ortony A. Metaphor and Thought. – Cambridge – London, 1979.

 

Словари:

  1.  Большой энциклопедический словарь (БЭС) //

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/274762

  1.  Cambridge International Dictionary of English (CIDoE) Cambridge University Press, 2000. 
  2.  The Collaborative International Dictionary of English v.0.48 (TCIDoE) // http://www.dict.org/bin/Dict
  3.  Collins Cobuild English Language Dictionary (CCELD). – London & Glasgow, 1987.
  4.  Judith S. Neaman & Carole G. Silver. The Wordsworth Book of Euphemism (TWBoE). – Ware, 1995. – pp. 165 – 185.
  5. Wikipedia // http://ru.wikipedia.org

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle