Библиографическое описание:

Задвернюк Л. В. Особенности формирования полицентричной системы расселения государства Бохай Восточной Азии (698-926 гг.) // Молодой ученый. — 2009. — №12. — С. 268-272.

Государство Бохай (678-928 гг.) существовало на территории Северо-восточной Азии. Его границы захватывали современные области северного Китая и Кореи и Приморский край России. Сохранившиеся остатки бохайских городов позволяют выявить специфические черты его градостроительства. Развитию бохайского градостроительства способствовали факторы, которые условно можно разделить на внутренние и внешние. В качестве внутренних факторов выступают социальные и жизненные характеристики городского сообщества. В качестве внешних – сильное влияние культуры и градостроительных традиций Китая.

Д. О. Швидковский определил градостроительную культуру как: «понятие, включающее в себя множество компонентов, связанных с духовной и материальной культурой цивилизации. Она включает в себя синтез созданных обществом материальных и духовных ценностей в виде формирования городов и поселений; охватывает совокупность знаний и идей и является выражением и отражением существующих на данном уровне развития идеалов общественной практики создания жизненной среды, являясь одной из сторон быта, и одной из областей духовной культуры народа». [1, с. 9] Градостроительная культура проявляется в способах организации жизненного пространства, обусловленных традициями, религией, натурфилософскими и идеологическими доктринами. Градостроительство также как и другие виды материальной деятельности человека тесно связано с культурным ресурсом цивилизации. Отражая систему мировосприятия, систему религиозных воззрений, социального устройства общества, градостроительная деятельность является неотъемлемой частью культуры общества. «Поскольку градостроительная культура относится как к миру идей, так и к миру материальной действительности ее составляющими компонентами являются планировочные правила, приемы, теоретические модели и осуществленные в натуре конкретные населенные пункты». [1, с. 12]

Градостроительство государства Бохай формировалось на основе культурного ресурса региона. Основным носителем этого ресурса был Китай. Соседние Китаю государства перенимали его письменность, литературу, религии, идеологии, архитектуру, градостроительные принципы. Градостроительная культура Китая была основана на определенных идеологических и натурфилософских принципах и находилась в тесной связи с натурфилософскими моделями, которые были воплощением религиозных и философских воззрений населения.

Китайцы стремились в устройстве земного мира отражать устройство небесного мира. Неразрывность земного мира и небесного и гармония их сосуществования являлись одними из наиболее важных постулатов культуры Древнего Китая, которые нашли свое отражение и в градостроительстве. Идеальные (гармоничные) пространственные модели, отражающие мировую гармонию, воплощались в градостроительном искусстве. Основными источниками, в которых заключено описание этих моделей, являются канон перемен «И-Цзин» и практика фэн-шуй. В Каноне перемен – древнейшем философском трактате – были описаны пространственные представления китайцев о мире. Традиционные китайские идеологии: конфуцианство и даосизм в качестве основ выбирали философию канона «И-Цзин» Он явился обобщением знаний человека о тайнах мироздания и заключал в себе мысли, подчеркивающие фундаментальную связь человека с природой. [2, с. 35]На его основе также развилось практическое учение фэн-шуй.

Основой китайской натурфилософии, выражающей гармонию вселенского порядка является система пяти стихий или первоэлементов. Пятичленная космологическая семантика появилась в каноне «И-Цзин», и была пространственно интерпретирована в учении фэн-шуй. В системе фэн-шуй развилась также производная пятичленной – девятичленная модель пространства. Фэн-шуй являлся практическим воплощением натурфилософских взглядов. Это проявлялось в определенном наборе правил, используемых при возведении зданий и сооружений, будь то погребение, жилой дом, храм, дворец или город. [3, с. 56] Китайская традиция утверждает, что человек порожден космосом и сам представляет собой микрокосм. Поэтому место его обитания или же захоронения должно гармонировать природными силами.

Основные модификации структурирования земной поверхности, определились в середине I тыс. до н. э. и включали пространственные модели следующих видов:

1)   Пятичленная. Крестообразная, ориентированная относительно 4-х частей света – схема «Хэ-ту» – пять элементов: центр и четыре стороны света.

2)   Девятичленная. Квадратная, ориентированная относительно сторон и полусторон света – схема «Ло-шу»: центр и восемь направлений по сторонам света. Другая разновидность квадратной схемы – «Цзю-чжоу» – «9 областей», что отражает условный образ единицы территориального деления.

3)   Девятичленная. Восьмиугольная схема «Ба-гуа»: центр и восемь направлений по сторонам света. Все модели были ориентированы по сторонам света. [4, с. 12]

Эти модели можно выявить на всех уровнях структурирования пространства древнего Китая от макроуровня до микроуровня. Заметно, что каждая модель представляет собой центричную схему. Центричные пространственные схемы отразились в градостроительных приемах Древнего Китая. Пятичленная модель «Хэ-ту», согласно которой мировое пространство распределяется строго по четырем сторонам света с выделенным центром, стала доминантной для культуры китайской цивилизации. Эта модель послужила развитию геополитических представлений китайцев, как эгоцентричных и стала своеобразным архетипом города, поскольку город это место земной жизни, которое должно находиться в гармонии с ритмами природы и с космическими силами, влияющими на город. Центр мирового пространства отождествлялся с царской резиденцией и столицей и имел форму квадрата, что символизировало землю.

В качестве центра пространственной схемы «Ло-шу» можно последовательно рассматривать территорию государства в мире, столицу государства, императорский дворец в столице, центр квартала, центр здания. Окружающими центр областями соответственно являлись: периферийные варварские государства, территория Китая, городские кварталы столицы, застройка квартала, помещения здания. Реализация «Ло-шу» в градостроительстве прежде всего проявилась в модели идеального города в каноне «Као-Гун-Цзи». (рис. 1)

Модель «Ба-гуа» является производной от «Ло-шу» и определяет качество направлений сторон света. В центре «Ба-гуа» помещался символ «Инь-ян», что обозначало как порождающее жизнь начало, так и точку притяжения земных и небесных сил. Каждой стороне и полустороне света приписывалось влияние одной из стихий. При этом для каждого направления определялись виды деятельности, которые наиболее благоприятно размещать в этой зоне. Поэтому эту модель можно считать основой функциональной структуры.

Распространение за пределы Китая конфуцианства, даосизма, а позже и буддизма привело к проникновению в культуру сопредельных государств также и идеальных моделей гармоничного мироустройства. Градостроительные приемы и правила Кореи, Японии, Вьетнама и других государств Северо-востока Азии имеют множество схожих черт. Традиционные китайские культы и верования проникали и в Бохай. Населяющие территорию Бохая племена тесно общались с китайцами еще до образования государства. Они постоянно учились и перенимали культурные традиции и экономические инновации китайцев. Конфуцианство проникало в Бохай с чиновниками, получившими образование в Китае. Основные принципы конфуцианства использовались в создании бюрократических аппаратов, а затем нравственные категории этого учения повлияли на музыку, этику и эстетику, в том числе эстетику городской жизни: в Бохае, как и в Китае, существовала иерархия городов по административному признаку, а также иерархия внутригородского пространства.

В произведениях материальной и художественной культуры Бохая можно наблюдать сюжеты и образы, единообразные с аналогами буддийской и даосской культур других государств Северо-востока Азии. [5, с. 114] На исторической территории Бохая на сегодняшний момент найдено множество буддийских артефактов, датированных хронологическими рамками существования этого государства, а также несколько храмов. Концепции даосизма также влияли на формирование культуры Бохая. Вместе с даосизмом и буддизмом на территорию Бохая проникали эстетические категории геомантии – фэн-шуй, которые использовались в градостроительстве, архитектуре, музыке, поэзии.

Реализация китайских пространственных натурфилософских моделей в бохайском градостроительстве проявилась прежде всего на уровне формирования системы расселения. В Бохае сложилась полицентричная система расселения с пятью столицами. Феномен одновременного функционирования пяти столичных городов не имеет исчерпывающего объяснения. Несомненно, возникновение такого уникального в истории градостроительства явления было связано с системой управления государством и для усиленного контроля населения. Интересы Бохая простирались в пяти основных направлениях: на юг – в Корею, на юго-запад – в Китай, на восток – в Японию, на север – к амурским племенам мохэ и на восток – к киданям. Пять столиц контролировали не только собственное население, но и пять основных направлений – коммуникаций – связей с соседями (которые могли быть как друзьями, так и врагами). Но только лишь этими причинами нельзя объяснить этот феномен.

Перенос столицы явление в истории градостроительства не редкое. Процесс миграции столиц, как правило, связан с утверждением государственных позиций в политической географии, целью которого в целом является усиление государства и улучшение благосостояния подданных. Основные причины переноса столицы связаны либо с изменениями границ государства: основание государства, расширение – за счет новых территорий; либо с выбором наиболее выгодной с экономической точки зрения локации ядра государства. А. Д. Тойнби рассмотрев законы, управляющие миграцией столиц государств, привел основные варианты этого процесса. Первоначально столица тяготеет к центру государства; с расширением его границ, резиденция правителя основывается на окраине империи, и далее может мигрировать к новому центру. Иногда столичные функции возвращались старой резиденции. Таким образом, столицы переносились на значительное расстояние от предыдущего местоположения. [6, с. 311]

C одной стороны можно полагать, что процесс создания пяти столиц был результатом миграции столичных функций. Но с другой стороны такая миграция не была обоснована объективными причинами, которые описывает А. Д. Тойнби, так как все столичные города были построены за короткий промежуток времени. В литературных источниках часто встречаются замечания о переносе ставки ванна из одной столицы в другую. В частности в очерках истории Бохая А. Л. Ивлиев приводит сведения о переезде короля Да Циньмао в северную столицу в 50-х гг. VIII в., однако в 785 г он переехал в восточную столицу. А с 794 г., после его смерти, ставка была перенесена обратно в северную столицу. [7, с. 520]

Небольшой промежуток времени в течение, которого происходила смена резиденции правителя в четырех столицах из Ялуфу в Сяндэфу, из Сяньдэфу в Луньцюаньфу из Луньцюаньфу в Лунъюаньфу и обратно говорит о том, что эти города строились практически одновременно. Т. е. система пяти столиц складывалась не стихийно, как считают некоторые исследователи, а по заранее принятому решению. Эту версию подтверждает и то, что ставка правителя никогда не размещалась в южной столице Наньхайфу. Следовательно, город-столица наделялся столичным статусом независимо от нахождения там правителя.

Объяснить этот феномен можно только с религиозных позиций. Пятиценровая система имела глубокие натурфилософские основы. Она отвечает основной модели структурирования земной поверхности «Хэ-ту». Положение столиц по сторонам света и в центре государства вписывается в ее крестообразную схему. Эта модель также коррелируется с базовой классификационной схемой «У-син» – «5 элементов» – пять энергий. Каждый вид энергии стимулирует определенный вид человеческой деятельности. На уровне жилого дома эта система должна была приносить удачу в семью; на уровне государства присутствие всех пяти стихий должно было дать ему стабильность и долговечность, к которой стремились правители Бохая. По фэн-шуй такое положение столичных городов усиливало благоприятное влияние космических сил на правящую династию. Геометрический центр между двумя столицами создавал так называемый «небесный колодец» для привлечения благоприятной энергии. То, что столичные города с переносом резиденции правителя не теряли впоследствии своего статуса, говорит о сакральной важности мест расположения столиц, так как каждая из них являлась точкой притяжения небесных сил.

В качестве аналога системы пяти столиц бохайцы использовали градостроительный пример Китая. В эпоху династии Западная Чжоу (XI в – 771 г. до н. э.) существовало две столицы западная и восточная:

1)  Хаоцзин – сакральный центр и центр западной части государства;

2)  Лои – административный географический центр и центр западной половины. [8, с. 31 – 35]

В эпоху правления династии Суй (VII в.) была попытка организации пяти столиц. Однако в Китае, в отличие от Бохая такая полицентричность просуществовала не долго. Возможная причина устойчивости пятистоличия Бохая состоит в том, что в Китае в качестве столиц выбирались уже существующие города, а в Бохае столичные города строились с заранее определенным статусом.

Центричность системы расселения проявлялась не только на уровне столиц. В Бохае существовала система соподчинения городов по статусу: столицам подчинялись областные центры, областным центрам подчинялись префектурные центры, префектурные центры контролировали рядовые города. Разные по статусу города формировали иерархическую структуру, которая также являлась реализацией модели «Ло-шу». На каждом уровне этой модели центром являлся соответствующий по статусу город. При этом центральный квадрат модели являлся моделью нижестоящего уровня. Нижестоящий по статусу город имел размеры внутреннего города вышестоящего. (рис. 2)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Именно это соотношение характерно для бохайских городов. Таким образом, фиксировался внутренний город как центр на каждом уровне. Следовательно, центр города наделялся сакральным смыслом.

Столицы Бохая являлись воплощением идеального градоустройства. Столицы Лунцюаньфу, Луньюаньфу, Сяньдэфу Наньхайфу и Ялуфу сохранились до наших дней в разной степени. В Лунцюаньфу сохранились остатки и внешнего и внутреннего городов. В Луньюаньфу и Сяньдэфу сохранилась планировка только внутренних городов. В Ялуфу и Наньхайфу сохранились лишь городские стены. [9, с. 80 – 85] В Лунцюаньфу сетка улиц делила город на одинаковые кварталы, размером 500x250 м. Шесть основных улиц связывали восточные с западными и северные с южными ворота. Три улицы шли с юга Надпись: Рисунок 3. План Лунцюаньфу.на север и три с востока на запад. Центральный проспект соединял центральные северные ворота с внутренним городом. Существовала также система рядовых улиц и переулков. (рис. 3)

Города – административные центры меньшего значения по статусу в отличие от столицы, также строились прямоугольной формы, с внутренним городом. (рис. 4) В связи с этим можно выделить основные бохайские планировочные принципы:

1.   Прямоугольная или близкая к прямоугольной форма плана.

2.   Ориентация по сторонам света, при этом главные городские ворота – главный вход в город, располагались на юге.

3.   Регулярная планировка.

4.   Выделение главного структурного элемента – внутреннего города.

5.   Выделение главных и второстепенные улиц, центральных и рядовых кварталов.

Регулярная планировка бохайского города была отражением вселенского порядка по пространственной схеме «Ло-шу». Иерархия улиц соответственно также усиливала центр. При этом фиксация центра была возможна в двух вариантах. Если внутренний город располагался на севере, то соответственно геометрический центр города попадал на проспект, поэтому проспекты по ширине всегда намного превосходили улицы второстепенного значения. Они становились линейными центрами городов. Если внутренний город располагался в центре, в этом случае центр города приобретал объемную форму.

Заключение. Формирование градостроительной культуры Бохая происходило под сильным влиянием заимствованных культурных и градостроительных норм и правил, принятых в Китае. Влияние пространственных моделей затронуло все уровни градостроительных систем от системы расселения до организации городской застройки. Наличие пяти столиц в первую очередь подтверждает ориентацию на сакральную пространственную модель организации пространства. Бохайцы ориентировались на определенное воплощение в жизни модели божественного мироустройства. Можно сказать, что в основе организации пространства находился принцип «сакрального каркаса», сложившийся на основе китайской пространственной модели. Все градостроительные системы наделялись сакральным смыслом, т. е. градостроительство было неразрывно связано с семантикой гармоничного мироустройства. Бохайские правители использовали градостроительство как структуру, призванную сохранять гармонию и порядок, что облегчало контроль и управление государством. Каждый отдельный город являлся средством и механизмом управления населения.

 

Работа выполнена в рамках гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых МК-2684.2009.6

 

Библиографический список

1.      Бунин А. В. История градостроительного искусства. В 2-х томах. Том 2. Градостроительство в странах капиталистического мира / Бунин А. В., Саваренская Т. Ф. – М. : «Стройиздат», 1971. – 412 с.

2.     Кравцова М. Е. История культуры Китая. СПб. Издательство «Лань», 2003. – 416 с.

3.      Классический фэн-шуй. Введение в китайскую геомантию. / сост. М. Е. Ермакова. СПб. 2003. – 320 с.

4.     Исаева М. В. Представление о мире и государстве в Китае в III – VI вв. (по данным нормативных историописаний. : автореферат дис.   канд. ист. наук / М. В. Исаева. – М., 1992. – 22 с.

5.     Кривич Н. А. Художественная культура Приморского края древняя и средневековая: проблемы формирования, динамики, типологии. : дис.   канд. культурологи / Н. А. Кривич. – СПб. 2001. – 199 с.

6.     Тойнби А. Постижение истории. М. 1996. Пер. с англ. Е. Д. Жаркова 608 c/

7.     Российский Дальний Восток в древности и средневековье: открытия, проблемы, гипотезы. : Владивосток. : «Дальнаука», 2005. – 720 с.

8.     Люй Фу-Сюйн. Канон «Као-Гун-Цзи» и развитие традиционного китайского градостроительного искусства : дис.    канд. архитектуры / Люй Фу-Сюйн. – М. 1992. – 131 с.

9.      Болдин В. И. Столичные города Бохая / В. И. Болдин, А. Л. Ивлиев // Россия и АТР. – 1997. – № 3. – С. 77 – 97.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle