Библиографическое описание:

Майер П. А. Психологические механизмы развития мотивации человека // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 409-413.



Отечественными психологами проведено огромное количество исследований, касающихся проблемы механизмов мотивации. Большое внимание уделяется изучению этой проблемы и в зарубежной психологии. Выполнены многочисленные теоретические и экспериментальные работы по вопросам побуждений в поведении человека. Разработка вопросов мотивации ведется интенсивно в различных областях психологической науки с использованием множества методов. Многие учёные, по сути, констатировали научные факты, относящиеся к механизмам мотивации, но в дальнейшем не изучали. К тому же по отдельным вопросам наблюдаются расхождения.

Применение мотивационных теорий может стать тем катализатором экономических и социальных процессов, той «невидимой рукой», который может уберечь страну от очередных силовых мер по ускоренному развитию, поднять уровень жизни народа, помочь людям понять свои собственные стремления. Подобные исследования помогут стране не только в экономическом, политическом и каком-либо другом планах, но и в культурном, что не менее важном. Понятие мотив свободнее, чем принуждение. Разобравшись в себе, в своих желаниях и способах их достижения, человек способен на многое. Понимание мотивации не обходится без понимания её механизмов.

Многие мотивационные теории основаны на потребностях. Потребность — это более или менее четкое осознание специфического дефицита в динамике информационного и вещественного обмена между личностью (организмом) и средой [6, с. 23]. Потребность — источник активности человека. Различают физиологические (биологические), социальные и духовные (идеальные) потребности. Физиологические потребности являются основой биологической мотивации.

Удовлетворение социальных потребностей в самоуважении, самореализации не только приносит преимущественно положительные эмоции, но и играет значительную роль в дальнейшем саморазвитии. Напротив, если человек долго испытывает неудовлетворение важнейших потребностей, даже биологических, его активность приостанавливается, либо меняет направленность. Голодный человек не так сильно способен к творчеству. Человек, не получающий удовлетворения от своей работы, находит утешение в принятии пищи или приобщается к какому-нибудь хобби, которое носит замещающий характер. Длительное неудовлетворение жизненно важных потребностей приводит к фрустрации, которая характеризуется внутренним дискомфортом, напряжённостью в результате, если не наступают события, которых человек ждал, или рушатся надежды, появляются преграды на пути к цели. Результатом фрустрации нередко являются сильное разочарование, стресс, агрессия, направленная на себя или на других. В любом случае, недостижение потребностей ведёт не только к отсутствию положительных итогов: развитие, познание и тому подобное, но и к появления негативных последствий. Поэтому так важно понимать сущность процесса мотивации.

Мотивация в широком смысле — это то, ради чего выполняется определённая деятельность. Любая деятельность выполняется из-за какого-либо внутреннего импульса (потребности) и ради какой-либо внешней по отношению к ней ценности. Эти отношения и образуют два полюса реальной мотивационной системы. Из этого следует, что мотив — это предмет, на который направлена деятельность, и соответствующий некоторой человеческой потребности.

Поскольку невозможность осуществления потребности — это дискомфорт, иногда мучительное страдание (удушье), с ним напрямую связано желание улучшить своё положение. Это означает, что потребность выполняет мотивационную функцию, то есть становится мотивом соответствующего поведения: потребления, деятельности, общения.

Мотив — это осознанная и опредмеченная потребность, субъективное отражение потребности. Потребность носит объективный характер, мотив — субъективный.

Потребностно-мотивационная сфера является исходным звеном направленности, которая выступает как системообразующее свойство личности. Направленность — система доминирующих мотивов [8, с. 43]. Составляющие части направленности: жизненные цели, потребности, способности и мотивационная сфера. На этой основе формируются жизненные цели личности.

Мотив — компонент мотивационной сферы личности, то есть всех мотивов, формирующихся и развивающихся на протяжении жизни человека. Определённые мотивы являются основополагающими и доминирующими, образуя «фундамент» всей жизни, всей сферы, они определяют направленность личности [7, с. 87].

Мотивы появляются не только на основе неудовлетворенных потребностей. Многие мотивы формируются и вопреки потребностям. По мнению Олпорта, неправильно думать, что все мотивы направлены к “редукции напряжения”, как принято думать в инстинктивизме, психоанализе и в бихевиоризме. Безусловно, некоторые потребности относятся к «редукции напряжения» (голод, холод, жажда, нехватка воздуха). Но подобные побуждения не являются достоверной основой для мотивов взрослого человека. Поведение патологично, если направлено только на уменьшение напряжения. Оно бездумно и животно. Люди, руководствующиеся только «редукцией напряжения» не воспринимают боль, неудачи, как препятствия на пути достижения к цели, поиске своих ценностей. В противовес люди с нормальной психикой действуют по «предпочтительным моделям» самоутверждения. В их психогенных интересах — поддерживать и направлять напряжение, нежели избегать его [12, с. 77]. Из вышеперечисленного следует, что вместо принципа «редукции напряжения» следует принять «принцип активности», по которому человек прежде всего активен, а не реактивен.

Люди находятся во взаимосвязи друг с другом, поэтому потребности одних людей могут влиять на мотивы других. В мотивационные процессы включается система социальных ценностей, в том числе убеждения, верования, предрассудки и т. д. К примеру, человек может действовать по религиозным, нравственным, идеологическим или политическим побуждениям, основываясь на соображениях о добре, равенстве, справедливости и многом другом.

Мотив определенным образом соотносится с целью. Мотивы побуждают к целеобразованию и к достижению целей. Человеческая деятельность может характеризоваться несовпадением мотивов и целей. Это значит, что достижение определенной цели имеет для человека некоторый смысл, выходящий за пределы того состояния вещей, которое достигается в результате конкретных действий [11, с. 58].

Прежде чем говорить о природе мотивации человека, необходимо отметить, что она имеет социальное происхождение. Это объясняется тем, что предметы его потребностей являются продуктами общественного производства. В противовес биологической мотивации человеческая отвечает нуждам общества. Об этом говорит её изменчивость, разнообразие, историчность и тот факт, что она развивается не стихийно, а в процессе специально направленных воздействий, составляющих воспитание человека. Также отличительным свойством человеческой мотивации являются её опосредованность речью, интеллектом, сознанием, осуществление с помощью волевых процессов. С вышеперечисленным связаны надситуативность, устойчивость, направленность на дальние цели в жизни. Но человеческая мотивация основана на биологической. Некоторых вещей человеку не нужно учиться бояться, ненавидеть или же наоборот стремиться к чему-либо.

«Онтогенетическое развитие биологической мотивации происходит благодаря приобретению изначально индифферентными воздействиями способности вызывать активность индивида и обеспечивается механизмом, называемым в литературе замыканием условной связи. С психологической стороны, а именно при учете того, что выработка условной связи означает изменение субъективного отношения к условному раздражителю, этот механизм может быть изображен в виде передачи эмоционального (мотивационного) значения имеющим его воздействием новому содержанию, связанному с этим воздействием в опыте индивида, т. е. своего рода распространением или переключением эмоционального переживания в образе согласно отражаемым объективным связям и фиксацией на новом содержании, которое в силу этого становится мотивационным. Именно такое переключение лежит в основе мотивационного обусловливания, представляющего собой основной механизм развития биологической мотивации в онтогенезе» [4, с. 49].

Несмотря на то, что выше говорилось о биологической мотивации, механизм обусловливания присущ и человеческой мотивации. Был проведён эксперимент, в котором мальчика просили просто дотронуться до лабораторной крысы. Перед моментом прикосновения резко били в гонг. Вызывая резкий и громкий звук. После шести таких казалось бы не связанных с прикосновением ударов мальчик боялся дотрагиваться до крысы и прекратил попытки, то есть он начал бояться животного. Но примечательно, что после этого мальчик обнаружил страх при виде других животных и меховых изделий. Таким образом, в результате обусловливания мотивационное значение приобретают не только целостные предметы, но и отдельные их части.

Механизм обусловливания прослеживается и в таких глобальных социальных явлениях, как тюрьмы, карцеры, телесные наказания, и даже в институтах — инквизиция.

Не всегда обусловливание возникает стихийно, на базе безусловных реакций. Познание связано с этим механизмом: опыт воздействия раздражителей (как условных, так и безусловных) структурируется, накапливается статистика их сочетаний. Обусловливанию подвергаются не поведенческие или телесные реакции, но субъективное отношение. Процессы обусловливания зависимы от особенностей познавательного отражения ситуации, её освоенности в прошлом опыте, степени «понятности» происходящего для индивида.

Причинные и другие семантические связи, которым подчиняется обусловливание, формируются уже не в результате индивидуального освоения физической среды, а в результате освоения человеком языка, идеологии, знаний и многих других форм общественно-исторического опыта. Человек способен осознавать причины приятных и неприятных событий и на что переключаются эмоции, вызванные этими событиями. Всё вышесказанное позволяет сделать вывод, что мотивационное обусловливание является одной из основ развития собственно человеческих мотивационных отношений [9, с. 317].

Мотивационное значение предметов или явлений для человека не наследуется, не подкрепляется безусловными рефлексами, не требует специальных усилий, как это происходит в биологической мотивации. Природная предопределённость не определяет человеческие мотивационные отношения, поэтому они возникают только лишь вследствие целенаправленного их формирования. Это одна из главных задач воспитания.

Воспитание состоит из двух основных частей: основа и аргументирование. Основа представляет положение о том, что можно, и что нельзя, содержит в себе определённые моральные, социальные или другие нормы: нужно чтить и уважать старших, нельзя мусорить. Аргументация — это доводы в силу того, почему что-то можно, а что-то нельзя. Например, уважать старших нужно, потому что сам станешь взрослым и будешь нуждаться в этом самоуважении; мусорить плохо, потому что если бы убирал ты, тебе тоже было бы неприятно по поводу разбрасывания мусора другим человеком.

Важная черта аргументов в воспитании — они содержат мотивационное значение для воспитываемого. Какими бы ни были аргументы воспитание, предполагается, что основание уже мотивационно значимо, является желательным или нежелательным, притягивающим или отталкивающим. Именно это уже образованное мотивационное значение воспитатель старается передать другому предмету с помощью различных причинно-следственных связей. Такой способ развития собственно человеческой мотивации называется мотивационным опосредствованием. Но такое видение предполагает, что никакие мыслительные процессы человека сами не создают мотивации, а способствуют только переключению, перераспределению уже существующих эмоционально-мотивационных отношений.

Обратимся к искусству. Его две важные задачи — воспитать и эмоционально воздействовать на читателя самыми разнообразными способами. Эти составляющие независимы друг от друга, но, без сомнений, первое достигается посредством второго. То есть сознание, представленное логикой, мышлением и другими процессами, не всегда может способствовать мотивационному опосредованию, а вовлечение эмоциональных переживаний чаще всего приводит к переключению мотивационных отношений.

Таким образом, механизм опосредствования выглядит следующим образом: посредством эмоциональных переключений уже имеющиеся мотивационные основания приобретают новые значения для человека. Важно отметить, что эмоции — это не цель, а средство достижения подобного переключения. Эмоции могут быть возбуждены только тем, что имеет отношение к существующим потребностям человека.

Параллельно вышеупомянутым теориям существуют другие, допускающие развитие эмоционального процесса, «возникновение эмоций в ответ на непосредственно жизненно значимые воздействия и других — при познавательном уточнении условий, в которых эти воздействия воспринимаются» [4, с. 85]. Но феномен эмоционального переключения носит характер намёка, нежели подробно изученного факта.

Двухфакторная концепция научения О. Х. Маурера рассматривает эмоции, как посредник между озадачивающими человека процессами обусловливания и последующим поиском решения проблемы. Приобретение в процессе обусловливания эмоциональный раздражитель можно рассматривать как переключение на него эмоции, вызванной первичным подкреплением [5, с. 83].

Феномен эмоционального переключения способствует возникновению не только отдельных эмоциональных отношений, но и дальнейшему их развитию. Для этого нужно рассмотреть аффект любви Б. Спинозы. Любящий человек испытывает те же чувства, что и объект его любви: удовольствие или неудовольствие. Причём степень будет та же, что и у объекта любви. Подобные отношения возникают и третьему лицу, если любящему известно, что оно доставило положительные влияния тому, на ого направлена любовь. И у этих процессов может быть продолжение. Мы будем испытывать ненависть к человеку, доставившему проблемы нами любимому человеку. И если уж совсем постороннее лицо доставит неудовольствие ненавистному нам человеку, мы всё равно будем чувствовать к нему положительные эмоции. Несмотря на малый научный подтекст подобных наблюдений Спинозы динамичностью, дифференцированностью, соответствию её реальной феноменологии они превосходят современные концепции.

Наиболее полно механизм эмоционального переключения рассмотрен на примере эмоций успеха-неуспеха. О значении производных эмоций было уже сказано неоднократно. Оно заключается в ситуативном развитии мотивации, обеспечивающим перераспределение мотивационных побуждений на протяжении какого-либо действия человека, составлении промежуточных целей активности. Функции выше обозначенных эмоций эволюционно необходимы. В самом деле, деятельность существа, побуждаемая ведущей эмоцией не прекращалась бы с большим количеством неудач, попытки были бы бесконечны. Нужен механизм, тормозящий подобную мотивацию: ведь действия не приносят успеха. Именно эмоции успеха-неуспеха выполняют подобную стоп-функцию, регулирующую деятельность на всём её протяжении, оправдывая применимость тех или иных способов решения проблемы. Эти производные эмоции подразделяются на 3 группы: констатирующие, подтверждающие и обобщённые. Констатирующая делает вывод об отдельной попытке приближения к цели. Положительная эмоция, появляющаяся после удачного действия, закрепляет его, отрицательная — ставит крест на определённом способе, активно усиливая поиск новых путей достижения цели. Констатирующие эмоции впоследствии помогают не допускать ошибок. На них основаны предвосхищающие. Эмоции второго типа возникают при одном восприятии условий, служивших испытыванию положительных или отрицательных эмоций, сигнализируя субъекту о вероятном исходе действия. Подобная предвосхищающая информация облегчает субъекту выбор решения, ускоряет достижение цели. Поведение становится более логичным, адекватным. Поиск становится «эвристическим» [10, с. 56]. «Эвристическая» функция основывается на приспособительном значении положительного переживания успеха. После успешного выполнения этапа на пути к определённой цели остаётся положительная эмоция. Казалось бы, запечатление эмоции уже бессмысленно, но именно этот след помогает при выборе в будущем. Опыт от переживаний эмоций успеха-неуспеха постепенно накапливается и обобщается. Испытывание отчаяния происходит после многократного неуспеха. Обобщённая эмоция взаимодействует с ведущим эмоциональным переживанием, побуждая к деятельности, когда предчувствуется успех, и останавливая попытки, когда предчувствуется неудача.

Механизм мотивационной фиксации сложный и многоплановый. Многие известные психологи констатировали это явление, но только малая их часть занялась этим вопросом. Наиболее упрощённо мотивационная фиксация представляет собой следующее: в опыте индивида некоторые предметы приобретают мотивационное значение, которое фиксируется на протяжении длительного срока. Более подробно и развёрнуто будет описано ниже.

Процессы памяти и научения тесно связаны с мотивационной фиксацией. Многие экспериментальные исследования пытались выявить в них роль эмоционально-мотивационных факторов, так как эмоциональные факторы заметно влияют на процессы приобретения знаний не только в количественном плане, но и в дальнейшем их использовании и преобразовании. Но эмоциональная память — непроизвольный процесс: теряется мотивация этого процесса (зачем это запоминать?), а вот содержание обычно сохраняется, даже если не всегда несёт смысл. И всё же эмоциональную память можно отнести к фиксации. Её проявление относится больше к потребностям. Сытому человеку трудно припомнить вкус хлеба, а вот голодному не нужно даже применять специальных мнемонических усилий. Но не все эмоции оставляют след в опыте человека. Это зависит от их характеристик: от интенсивности и глубины. Интенсивность можно сравнить с количеством внешних проявлений эмоций (крик, ругань, радость). Глубина — сила их внутреннего переживания. Мотивационное значение приобретают эмоции, большие по показателю глубины, а не интенсивности, хотя на первый взгляд всё совсем наоборот. Взрослый человек переносит тяжёлые эмоциональные потрясения, обычно внешне не проявляя его. А небольшая радость способна вызвать бурю эмоций, всеми наблюдаемую и которую человек вскоре забывает. Эмоции различаются своей предрасположенностью к фиксации и в отношении модальности. Очень часто в детстве человек испытывает удивление и боль. Чувство удивления исчезает после его удовлетворения, то есть после получения знаний. И это логично. Если бы произошла фиксация, мы всю жизнь удивлялись бы тому, в чём давным-давно разобрались. А вот боль фиксируется в виде дальнейшего страха для избегания предмета, доставившего страдание. Простая фиксация чувства боли не имела бы смысла, так как важнее избегать опасный предмет, чем просто переживать боль. Но не любая фиксация является целесообразной. Боль испытанная в кабинете стоматолога превращается в страх, даже если человек понимает, что его вылечили. Неоправданная фиксация лежит в основе маний, фобий. Таким образом, эмоциональная память является аффективной [1, с. 203].

Возникновение новых мотивационных отношений было описано, как переключение эмоции, связанной с событием, на причины, условия, это событие породившие. Фиксация эмоций на новом содержании различна в степени и характере сохраняющейся связи с породившими их событиями. Первородный источник безусловных мотивационных отношений — базовые потребности, имеющие непосредственное отношение к субъекту. Базовые мотивационные отношения служат основой для более опосредствованной мотивации. Большинство таких отношений зависит от породивших их основ. Но иногда такая зависимость сохраняется в меньшей степени.

Уже у животных можно наблюдать зависимость поведения от нескольких побуждений, вызванных разными потребностями. У человека по сути вся деятельность состоит из одновременного проявления и действия мотивационных факторов разного происхождения. В начале работы говорилось о полимотивированности человеческой деятельности. Для понимания мотивационной суммации будет важным лучше раскрыть этот феномен.

К. Д. Ушинский писал, что большая часть желаний — не простые желания, возникшие из одного стремления, а сложные, родившиеся из разных стремлений, которые соединились одним обширным представлением. Поведение детерминировано многим потребностями сразу [2, с. 93]. Л. И. Божович тоже держалась подобной концепции: не только одна потребность может воплощаться в разных объектах, но и один объект может включать в себя несколько потребностей. Так, например оценка в школе, как мотив учебной деятельности, может проявляться и в потребности одобрения учителя, и в стремлении заполучить уважение одноклассников, и в повышении самооценки, и для дальнейшего поступления в учебные заведения, и в значимости будущей профессии обучающегося [3, с.68].

Для более полного понимания мотивационной суммации стоит упомянуть о положении В. С. Магуна о цене деятельности — тех затратах и потерях сил, времени, энергии, требующих её выполнения. Обычно у человека потребностей больше, чем ресурсов. Поэтому ему приходится выбирать более ценную деятельность, направление мотивации часто меняется. В ходе когнитивной деятельности соотносятся имеющиеся ресурсы и важность достижения определённой цели, и делается вывод [13, с. 217].

Таким образом, механизм мотивационной суммации, по сути, вмещает все предыдущие и отличается сложностью.

Поведение человека зависит от нескольких взаимодействующих побуждений, происходящих от разных потребностей. Мотивационная суммация — одновременное действие различных побуждений, эмоциональных переживаний, их сложение, слияние, в ходе которого образуются различные мотивационные отношения.

Литература:

  1. Асеев В. Г. Мотивация поведения и формирование личности. М., 1976.
  2. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Москва, «Прогресс», 1988.
  3. Божович Л. И. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе//Вопр. психол. 1976. № 6.
  4. Вилюнас В. К. Психологические механизмы мотивации человека. М., 1990.
  5. Вилюнас В. К. Эмоции и ситуативное развитие мотивации//Тезисы докладов конференции «Развитие эргономики в системе дизайна». Боржоми, 1979.
  6. Дилигенский Г. Потребности личности и общество // Коммунист. 1975. № 6.
  7. Ильин Е. П. Мотивация и мотивы. СПб.: Издательство “Питер”, 2000.
  8. Мясищев В. Н. Психические особенности человека. Характер, способности. М., 1957.
  9. Немов P. С. Психология. Учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений. В 2 кн. Кн.1. Общие основы психологии.-М.: Просвещение: Владос, 1994.- 576 с.
  10. Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды / [Пер. с англ. Л. В. Трубицыной и Д. А. Леонтьева]; под общ. ред. Д. А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002.
  11. Симонов П. В. Мотивированный мозг. Высшая нервная деятельность и естественные основы общей психологии. — М.,1987.
  12. Фрейд З., Буллит У. Т. В. Вильсон. Психологическое исследование. М.: ИГ «Прогресс», 1999.
  13. Файзуллаев А. А. Мотивационная саморегуляция личности. Ташкент, 1987.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle