Библиографическое описание:

Чугунов В. А. Роль иностранных концессий в восстановлении и развитии советского Дальнего Востока (1920 - 1930-е гг.) // Молодой ученый. — 2016. — №15.1. — С. 105-108.



Иностранный капитал в концессионной форме сыграл значительную роль в восстановлении хозяйства Советской страны, в том числе Дальнего Востока в 1920-1930-е гг. Существование концессий во многом способствовало уменьшению военной угрозы со стороны иностранных держав в данном регионе, особенно со стороны Японии и США, стремившихся прибрать его к своим рукам, а также помогало Советскому руководству закрепить свои позиции на периферии страны. Особенность концессий заключалась в том, что они способствовали усилению противоречий между Японией и США, сталкивая интересы этих стран по поводу того, чье политическое и экономическое влияние будет распространяться в большей степени на Дальний Восток, и кто в будущем сможет завладеть какой-либо его частью, то есть частью Советского государства.

Ключевые слова: иностранный капитал в концессионной форме, интервенция, Гражданская война, ДВР, восстановление и развитие экономики Дальневосточного региона, доминирование Японии, индустриализация, пятилетки развития народного хозяйства, сахалинские концессии, аванпост СССР.

В 1920-е гг. сложным было не только международное, но и внутреннее положение Советской России. На экономическом и политическом положении страны серьезно сказались последствия Гражданской войны и интервенции. Интервенция и Гражданская война нанесли огромный ущерб экономике как страны в целом, так и Дальневосточного края. В Дальневосточном крае около 80 тыс. человек погибло в боях, умерло от ран, было замучено и расстреляно. Промышленность пришла в упадок. Часть предприятий пострадала в результате военных действий, оборудование многих фабрик и заводов было вывезено за границу [8, с. 13-17.]

Таким образом, в годы Гражданской войны и интервенции иностранные предприниматели, в основном в лице японцев, грабили и истребляли природные богатства Дальнего Востока, стремились захватить его и превратить в зависимую территорию.

Для того чтобы избежать захвата Советского Дальнего Востока, и обеспечить в регионе условия для ликвидации интервенции 6 апреля 1920 г. в Верхнеудинске (Улан-Удэ) на Учредительном съезде трудящихся Прибайкалья была провозглашена Дальневосточная республика [4, с. 604]. «Вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее», – писал об этом В.И. Ленин.

После вхождения 15 ноября 1922 г. ДВР в состав Советской России, встала проблема охраны природных богатств Дальнего Востока от возможного дальнейшего разграбления иностранными предпринимателями. Советской властью был сформулирован тезис: «Дальневосточный край – аванпост СССР на берегах Тихого океана», ставший концептуальным в разработке региональной властью проектов экономического развития Дальневосточного края [1, c.113].

Более рациональному развитию ДВК способствовали Гамарник и его команда. Они обосновали важное место Дальнего Востока в экономической политической, военной, международной жизни Советского Союза. При участии Гамарника был разработан и осуществлялся 10-летний план социально-экономического развития края (1925-1935 гг.) [6, c. 58], в который были включены вопросы освоения и капитального строительства, а также предусматривались огромные денежные вложения в развитие края. Стоит отметить, что Гамарник являлся одним из инициаторов строительства военно-промышленного центра региона – города Комсомольска-на-Амуре, курировал реконструкцию Владивостокского порта, строительство цементного завода в Спасске, а также подготовил предложения по созданию Тихоокеанского флота. Однако развивать Дальний Восток своими силами было трудно, так как не хватало собственных средств и специалистов, сыграла свою роль и отдаленность региона от центра. Поэтому для развития экономики региона Советским руководством было решено привлекать к работе иностранный капитал в концессионной форме.

Для советского Дальнего Востока проблема восстановления хозяйства и его эффективного использования в 1920 – 1930-е гг. с помощью иностранцев стояла гораздо острее, чем в целом по стране. Это объяснялось более поздним окончанием Гражданской войны и, соответственно, задержкой включения региона в процесс восстановительного периода. И не менее важным фактором являлось приграничное, окраинное положение региона, что создавало угрозу отторжения его от СССР [2, c. 289]. Особой проблемой для советского руководства и его «карающего меча» – органов госбезопасности была иностранная шпионская деятельность на территории советского Дальнего Востока. Поэтому контроль над всеми иностранцами, находящимися в регионе был приоритетной задачей дальневосточных органов ОГПУ.

Внешнеполитическими факторами, которые способствовали актуализации концессионной политики в регионе, являлись – усиление проникновения зарубежного капитала в дальневосточную экономику в годы гражданской войны и интервенции, а также существование угрозы отторжения региона Японией или США.

Концессия как специфическая форма взаимодействия государства с частным предпринимателем применялась не только в СССР в 1920 – 1930-е гг., но и в различные периоды истории России, в том числе используется и сегодня. И она является одной из первых форм договорных отношений с иностранным капиталом. Прообразом концессии как специального договора государства с предпринимателем являлся откуп, то есть передача государством за определённую плату и на определённых условиях права взимать налоги и другие государственные доходы. Откуп применялся в условиях натурального хозяйства, неразвитости кредита, финансовых затруднений государства, слабости коммуникаций [10, c.24].

В 1920 – 1930-е гг. концессии использовались лишь в той мере, в какой они могли быть полезными для развития народного хозяйства и ни в коей мере не затрагивали экономической независимости страны. То есть СССР являлся субъектом, а не объектом концессионной политики, т.к. он твердо устанавливал пределы, до которых привлекал иностранный капитал, учитывая, во-первых, что это привлечение даст народному хозяйству страны и, во-вторых, какие возможности в отношении обогащения и укрепления народного хозяйства откроются.

Исторически сложилось так, что Япония занимала одно из первых мест во внешнеэкономических приоритетах советского руководства в рассматриваемый период. Советско-японское экономическое сотрудничество в регионе имело ряд преимуществ, среди которых можно выделить территориальную близость двух государств, а также желание Японии осваивать природные богатства Дальневосточного края. Например, в рыбной промышленности, являющейся основой развития региона, японские концессии не имели равных себе конкурентов среди других иностранных предприятий, так как японские предприниматели заняли господствующее положение в рыбной промышленности Дальнего Востока. Правительство Японии распоряжалось рыболовством в устье Амура, сахалинских и камчатских водах, и в 1922 г. только в лимане Амура был сдан в аренду 31 участок, т.е. 81,1% от всего улова в районе [8, c.13].

Японский капитал занял прочные позиции в экономике советского Дальнего Востока после урегулирования ряда политических вопросов в 1925 г. и 1928 г. Советская рыбная промышленность, как основа развития региона, еще находилась в стадии становления, поэтому отказ от дополнительных источников доходов (получаемых от концессий), а также от использования японского технико-технологического опыта в области рыболовства мог привести в этот период только к дестабилизации и расстройству рыбной промышленности дальневосточного региона. Японские концессии в рыбной отрасли еще не исчерпали себя полностью на Дальнем Востоке, и преждевременное их сворачивание было не актуально, так как еще не все задачи концессионной политики в регионе были реализованы.

На Дальнем Востоке существовало 24 концессии, что составляло 32,43% от 74 чистых концессий, действовавших в целом по стране (табл. 1) [5, c. 138].

Таблица 1

Национальное происхождение компаний, подписавших концессионные соглашения в 1920-х – 30-х гг.

Страна

Кол-во концессионных договоров в СССР

Кол-во концессионных договоров на

ДВ

Кол-во дальневосточных концессий

в %

В % к общ.

кол-ву по стране

В % к общ.

кол-ву по ДВ

Англия

15

4

30,76

16,67

США

15

6

40,00

25,00

Норвегия

7

2

28,57

8,33

Финляндия

3

1

33,33

4,17

Япония

12

11

91,60

45,83

Итого

52

24

48

100

С их помощью была существенно расширена программа капиталовложений в промышленность региона, стало возможным появление и развитие уникальных для Дальнего Востока производств.

Концессионная политика имела положительное влияние на развитие экономики в начальный период социалистического строительства на Дальнем Востоке. Ряд концессий на Дальнем Востоке имели пионерский характер и были единственными в своем роде. Была доказана практическая возможность развития производства в отраслях, где использовались концессии, что и послужило толчком к созданию аналогичных советских предприятий.

Таким образом, к концу 1920-х гг. укрепление советской экономики позволило уже Сталину выдвинуть положение о том, что Советское государство в состоянии за счет внутренних сил развивать свою экономику и строить социализм в отдельно взятой стране. Он подчеркивал, что в концессиях следует видеть их «сугубо капиталистический характер», не соответствующий создаваемой экономической модели централизованного управления экономикой.

К 1937 г. практика концессионных соглашений себя исчерпала, особенно, когда уже во всю мощность была развернута индустриализация и почти началась третья пятилетка развития народного хозяйства. Причинами дискредитации концессионной политики можно считать позицию по отношению к СССР – крупный иностранный капитал в целом отказывался от каких-либо инвестиций в его экономику, а предприниматели второго ранга не располагали значительными средствами для серьезной и продолжительной работы в советской экономике. Также конкурентоспособность иностранных концессий падала по отношению к создаваемым мощным и крупным отечественным предприятиям в отраслях, где использовались концессии. Эти причины и привели к прекращению деятельности значительного числа концессионных предприятий [7, c. 57], не учитывая деятельность японских концессионных предприятий, просуществовавших на Северном Сахалине вплоть до 1944 г.

Таким образом, в становлении и сворачивании концессионной политики на Дальнем Востоке прослеживаются как общие тенденции присущие концессионированию в целом по стране, так и особенные черты, характерные только для Дальневосточного региона (наличие чистых концессий, отдаленность от центра, доминирование Японии) [3, c.23]. Единственной гарантией эффективной деятельности концессий в СССР была заинтересованность самого государства в них. Как только эта заинтересованность исчезла, концессии были обречены [3, c.23]. Создание конкурентоспособных государственных предприятий, понимание идеологической несовместимости концессионирования с курсом на построение социалистической модели экономики, изменение внешнеполитических позиций Советского Союза способствовали окончательной ликвидации концессий на Дальнем Востоке.

Опыт концессионной деятельности 1920 – 1930-х гг., возможно, может быть полезен для современной экономики Российской Федерации, т.к. концессионная деятельность способна оказывать многопрофильное воздействие на экономику при выработке стратегии ее развития, способствовать решению проблем, связанных с развитием регионов страны, поддерживать оптимальный объем иностранного капитала на протяжении длительного периода и иметь важное значение в реализации общенациональной стратегии повышения конкурентоспособности российской экономики [9]. Однако, что касается Дальневосточного региона, то здесь иностранные предприятия не имеют широкого распространения, поэтому концессионная политика властей, безусловно, требует популяризации.

Литература:

  1. Дубинина Н. И. О проектах социально-экономического развития советского Дальнего Востока в 1920-30-е гг. / Н. И. Дубинина // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. – №4 (57). – 2011. – С.113-118.
  2. Иващенко В. А. Исторический опыт деятельности органов ОГПУ по защите экономической безопасности советского государства в области концессионной политики на Дальнем Востоке в 1920-1930 е гг. / В. А. Иващенко // Вестник ТОГУ. – №4 (23). – 2011. – С. 289-296.
  3. Кошкарева С. Г. Советская концессионная политика на Дальнем Востоке страны (1920–1930-е гг.) / С. Г. Кошкарева // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. – 2012. – №1 (19). – С.15-23.
  4. Малая Советская энциклопедия: в 11 томах / Гл. ред. Н.Л. Мещерякова. – 2-е изд. – М.: ОГИЗ РСФСР, 1933 – 1947. – Т. 3.
  5. Марьясова Н.В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке России в 20 – 30-е гг. (концессии и концессионная политика Советского государства) / Н.В. Марьясова. –Владивосток: Издательство ДВГУ, 2000.
  6. Песков В. Н. Военная политика СССР на Дальнем Востоке в 30-е гг. ХХ в.: автореф. дис. … док.ист. наук / В. Н. Песков. – Хабаровск, 2000.
  7. Хромов С. С. Иностранные концессии в СССР: исторический очерк, документы / С. С. Хромов – М., 2006. – Т. 1, 2.
  8. Цуканов С. С. Концессионная политика СССР на Дальнем Востоке в 1922 – 1926 гг. / С. С. Цуканов // История государства и права. – 2010. – №20. – С.13-17.
  9. Экономическая библиотека. [Электронный ресурс] URL: http://economy-lib.com/formirovanie-kontsessionnoy-politiki-i-deyatelnost-kontsessiy-v-rossiyskoy-ekonomike#ixzz41SJgIwHA.
  10. Ярмальчук М. В. Практика применения концессионных соглашений в Российской Федерации (статистика за 2014 г. и прогнозы на 2015 г.) / М. В. Ярмальчук [и др.]. – М., 2015.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle