Библиографическое описание:

Орлов С. В. Опустошение духовных и моральных ценностей человека в научно-фантастических постапокалиптических романах трилогии Д. Глуховского «Метро 2033–34–35» // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 599-601.



Ocean University of China, (China, Shandong province, Qingdao city)

Постапокалиптика в современной культуре — целое направление, включающее в себя романы, рассказы, комиксы, а также компьютерные игры. Тема постапокалиптического существования человечества — область безудержной фантазии, где есть место и ядерным взрывам, и монстрам, и суровой борьбе за выживание. При этом остросюжетность как неотъемлемая характеристика направления не должна исключать глубокую содержательность. В первую очередь это касается произведений литературы, а именно — их аксиологической составляющей. Данная статья посвящена анализу трилогии Д.Глуховского «Метро 2033–34–35» с точки зрения системы ценностей человечества в катастрофическом состоянии его бытия, «внимания к человеческой личности и её судьбе» [2, 17].

Для анализа поэтики трилогии Д.Глуховского в современном литературоведении используются понятия антиутопии, постапокалиптики, какотопии [1, 41–43]. Думается, что в этом ряду должно занять значимое место такое понятие, как мифологизм. Как отмечает исследовательница А. В. Григоровская, писатель выстраивает в своей антиутопии «деградативную модель общества» [2, 13]. Выжившие после ядерной катастрофы люди спускают в московское метро, где образуются своеобразные обособленные станции-государства со своими системами правления, кастами — коммунистов, фашистов, религиозных сектантов, демократов, людей-кроликов, властителей и жертв, своими правительствами, идеологией, культами, бытом, отношениями и атрибутикой (яркий пример — поклонение бюсту Сталина) и т. д. Д.Глуховский не просто рисует масштабный образ мира, подчиняющегося новому чудовищному порядку, ежедневно продолжающего всё больше и больше нравственно распадаться. Писатель создаёт неомифологический роман, в котором в одном хронотопе сосуществуют, как бы оживают наиболее значимые для него, с точки зрения аксиологии, исторические эпохи, времена — средневековья, сталинизма, пещерного периода и другие. Таким образом, тема актуальных ценностей людей, выживших после ядерной катастрофы, становится центральной и даже сюжетообразующей, а какотопия метро превращается в аллюзию на всю человеческую историю с её архетипами, основной из которых — насилие в различных его формах. Идея неомифологии Д.Глуховского заключается в том, что сложившиеся «схемы» сознания и ценностные ориентиры людей, как выясняется, никуда не исчезают, не умирают, а трансформируются, «реанимируются» в наиболее кризисные моменты, принимая подчас уродливые, жестокие формы.

Важно то, что кризис от переживания общей нестабильности и духовной ситуации в России (и — добавим — в мире), по признанию самого автора, — причина появления первого романа трилогии и, соответственно, продолжения работы над последующими частями. Как отмечает Д.Глуховский в своём интервью, на развитие сюжета прямо повлияли события, случившиеся в России и в мире в первом десятилетии XXI века. Они заставили задуматься о многом, подтолкнули его к тому, чтобы написать «Метро 2035» и в итоге превратить историю метро в трилогию [3]. С одной стороны, третью книгу можно читать отдельно от других частей, поскольку у неё свой сюжет, внешне, фабульно независимый от предыдущих романов. Мир тот же: через двадцать лет после Третьей мировой войны, которая полностью уничтожает человеческую цивилизацию, выживают только те, кому удалось добежать до ближайшей станции московского метро — самого большого в мире противоатомного бункера. Развивается новая, если можно так сказать, антицивилизация, в которой все сражаются против всех, в которой есть только настоящее и нет будущего. С другой стороны, первый и второй романы помогают глубже понять то, что происходит, раскрыть саму личность Артёма и конфликт ценностей. В мире, возникшем под землёй, новый герой не может существовать. Точнее, он не может и не хочет принять этот мир, потому и находится в поиске единомышленников.

Для какотопической подземки характерно состояние постоянной ненависти людей друг к другу, соперничества и подавления, стремления доминировать любой ценой, основанное на борьбе за биологическое выживание, дух насилия и смерти, а не созидания. В таких условиях неизбежно происходит обесценивание главного — человеческой жизни и, по сути, идёт война всех против всех [2, 16], где нет места гуманизму, милосердию, состраданию и другим ценностям, прошедшим многовековую проверку. Происходит сюжетная «переакцентировка»: хтонические чудовища теперь занимают «надземье», куда опасно выходить из тьмы, а человек, только внешне принадлежащий к виду Homosapiens, внутренне сам приобретает звериную сущность. Задумаемся: а ведь между человеком и зверем испокон веков стоит именно культура, мораль, духовные ценности, которые Д.Глуховский и подвергает анализу.

В трилогии «Метро» есть центральный герой — Артём, «путешествующий» из книги в книгу, внутренне объединяющий части повествования, встречающийся с самыми разными людьми и проходящий через испытания дружбой, любовью, страхом, ненавистью и т. д. На наш взгляд, Артём Чёрный — герой инициальный, ему автор доверяет особую миссию. Эта миссия окончательно выясняется в третьей части трилогии. Артём надеется найти на Земле другое место, пригодное для осмысленной жизни, и вывести людей из метро наверх, под солнце, небо, на свежий воздух, освободить от затхлости и сырости подземных коридоров. В плане мифопоэтики трилогии Д.Глуховского у Артёма есть признаки мифологического культурного героя. Он выступает в роли символического строителя нового Ноева Ковчега. Прямо это не показано, но в подтексте библейский мотив угадывается.

Символично, наш взгляд, и имя героя: оно происходит от древнегреческого Ἀρτεμής, что означает «невредимый, обладающий безупречным здоровьем», а также «посвящённый богине плодородия Артемиде». Здесь речь идёт, конечно же, не о физическом здоровье, а о здоровье нравственном, о своеобразном «иммунитете» против опасных «болезней» ума и души, разъедающих личность изнутри. Именно поэтому фантастика с её традиционными «атрибутами» (деталями, образами, мотивами, сюжетами, темами) у Д.Глуховского играет второстепенную роль. Писателя беспокоит, по его словам, то, «почему мы так мало изменились внутренне, оставаясь по сути пещерными людьми, несмотря на все технологические прорывы последних двухсот лет, и какие открытия ближайшего будущего способны нас переменить. Мы умеем уничтожить всю планету в доли секунды, и не умеем понять свою ответственность перед ней» [3]. Н.Ловицкий в статье «Хронотоп романа Д.Глуховского «Метро 2033» ставит в этом же контексте вопрос глобально: автор трилогии «Метро» размышляет об ответственности человечества за судьбу земной цивилизации в целом [4, 118].

В.Петрук отмечает, что «Метро 2035» — это, пожалуй, самая политическая книга жанра, поскольку её реалии, как зеркало, отображают современную ситуацию в нашей стране и мире. Это происходит «настолько зеркально, что невольно задумываешься: а почему в анонсе написано, что это «фантастика»?» [5]. Дело в том, что фантастика в данном случае — это не сущность, а как бы художественная «оболочка», позволяющая донести до читателей внутреннее философское содержание. Нельзя считать перипетии трёх романов «квестом», лишённым внутреннего содержания. Это содержание обнаруживается, проявляется через анализ, столкновение ценностей. Артём на наших глазах бьётся о стену непонимания, неверия, отчаяния от того, что происходит. В третьей книге выясняется истинное положение вещей: оказывается, идёт гигантская политическая игра, в которой чётко распределены и кукловоды, и жертвы. «Невидимые наблюдатели» умело выращивают «людей-кроликов» — ту самую толпу, которой нужен не герой, не перемены, не духовность, а новые хозяева, лидеры, манипулирующие человеческой массой. Выстроена иерархия, фундамент которой — антигуманизм. В топосах и героях романов трилогии узнаются реалии, типы, ситуации нашего времени: обитатели бункера, чинуши, «сильные мира сего», которые поглощают «сложные салаты» в укреплённом убежище, восхищаются восковой статуей Сталина, играют в шахматы. Шахматы — это тоже зловещий символ: на клетчатой доске двигаются на самом деле не фигуры из дерева или слоновой кости, а люди из плоти и крови. Метро разрастается, ширится, подобно огромной Гидре, которой Артём как искатель правды мечтает отрубить голову [5]. Материальный, стадный инстинкт в трилогии торжествует неоднократно. Позиция Д.Гуковского: человек легко подпадает по влияние этого инстинкта, начинает действовать мощный механизм, а единицы несогласных, смотрящие на мир не через стёкла противогазов, прямо рискуют жизнью, начиная с ним противостояние. Действительно, насколько легче выбрать сытую жизнь в убежище, легче предавать, отнимать, присваивать, чем быть человечным. Кстати, в этом смысле обратим внимание на то, что в романах о метро преобладает лексика с негативной семантикой, что очень значимо для раскрытия аксиологической темы.

Подведём итоги анализа трилогии Д.Глуховского. «Метро 2033–34–35» — это книга о Человеке, о будущем, о надежде. Артём не является воином, узурпатором по своей человеческой природе. И именно это — его главное достоинство, преимущество перед всеми так называемыми «сильными» персонажами книги — перед «летягами», «тимурами», «хантерами» и другими оголтелыми боевиками. Артём — человек будущего, незримый строитель Нового Ноева ковчега. Люди войны умеют только сражаться, они ориентированы на это целиком и полностью с того момента, как они в первый раз кого-то убили. Инстинкт крови и власти заставляет ощериваться, брать в руки оружие, делает взгляд холодным, а душу — жестокой. Для того чтобы чувствовать себя «на месте» в подземной реальности, чтобы быть частью системы, обязательно нужен враг. Без войны члены новой популяции людей метро просто никто. Это культура может бесконечно развиваться. А война, насилие, в принципе, лишены развития, разве что кроме орудий и методов убийства и подавления, лишены возможности развития в самой своей сущности. Можно сколько угодно оттачивать навыки приспособленчества к подземным реалиям, навыки выживания и убийства, но будущее в постапокалиптическом мире всё равно за такими, как Артём. На самом деле человечество за тысячелетия своей истории не создало ничего выше, чем истинные ценности, основанные на духовности. Вот о чём написана и заставляет задуматься трилогия Д. Глуховского «Метро 2033–34–35».

Литература:

  1. Григоровская А. В. Роман Д.Глуховского «Метро 2033» как особая жанровая форма // Духовные основы славянской культуры в народном сознании поколений: Материалы 32-й науч.-практ. конф. (Тюмень, 23 мая 2009 г.). — Тюмень: Вектор Бук, 2009. — С. 41–43.
  2. Григоровская А. В. Пространственно-временная организация и мотивная структура в антиутопии 2000-х годов («ЖД» Д.Быкова и «Метро 2033» Д.Глуховского). Автореф. на соиск. уч. степ. канд. филолог. наук. — Тюмень: Изд-во Тюмен. госуд. ун-та, 2012. — 22 с.
  3. Кульков Евгений. Дмитрий Глуховский: Тема «Метро 2033» для меня исчерпана, пора умолкнуть // Комсомольская правда. — 14 июля 2015 г. — http://www.spb.kp.ru/daily/26406/3281548/
  4. Ловицкий Н. Хронотоп романа Д.Глуховского «Метро 2033» // Международный журнал экспериментального образования. - Выпуск № 6, 2014. — С. 117–118. — http://cyberleninka.ru/article/n/hronotop-romana-d-gluhovskogo-metro-2033
  5. Петрук Вера. Нужна ли людям правда? Рецензия на роман Дмитрия Глуховского «Метро 2035». — http://verapetruk.ru/reviews/nuzhna-li-lyudyam-pravda-retsenziya-na-roman-dmitriya-gluhovskogo-metro-2035

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle