Библиографическое описание:

Сулейманова Г. И. Ревизия М. М. Сперанского // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 381-383.



В статье рассматриваются ревизия Сперанского проблемы местного управления в Сибири в первой половине XIX в.

Ключевые слова: Сибирь, Сперанский М. М, ревизия, местное управление реформа 1822 г.

Функционирование региона представляет собой единую упорядоченную систему, которая состоит из политических институтов, ролей, процессов протекающее в обществе. А эти самые процессы подчиняются принятым в конкретном обществе политическим, социальным, юридическим, идеологическим, культурным нормам, историческим традициями и установкам политического режима.

Насущный задачей современной России является создание эффективной системы местного управления, которое должно, с одной стороны, а с другой — успешно решать проблемы на местном уровне. В этой связи представляется актуальным обращение к историческому опыту местного управления. Целью данной статьи является исследование административного реформирования местного управления в Сибири в первой половине XIXв.

В 1819г. кризисная ситуация отразилась и на Сибири. Государственная власть столкнулась с тем, что управленченские и законодательные меры развития сибирских территорий не приносили желаемых результатов. Доходы в казну сократились, медленно шло развитие края, его заселение, необходимо было решать проблемы. Тут уж Александр вынужден был действовать решительно: в1819 г.он отправил Пестеля в отставку, а в Сибирь с чрезвычайными полномочиями для расследования всех преступлений на месте отправил своего некогда ближайшего сотрудника, выдающегося государственного деятеля первой половины XIX в. М. М. Сперанского. Ему было дано право отстранять от деятельности любого из сибирских чиновников, до губернатора включительно и «придать кого нужно законному суждению» и сообразить «на месте полезнейшее устройство сего отдаленного края и сделать оному начертание на бумаге» [1, с. 34]. Сперанский провел в Сибири три года, и по мере проведения ревизии вскрыл вопиющие злоупотребления, произвол местного начальства и полное бесправие населения Сибири. Беспредел, творившийся в Сибири, Сперанского так поразил, что, потом он напишет: «Если бы в Тобольске я отдал всех под суд... то здесь оставалось бы всех повесить» [2]. По итогам ревизии были отданы под суд оба сибирских губернатора и еще 48 чел., занимавших более-менее значимые должности. Недовольство сибирской администрацией оказался колоссальным — количество жалоб доходило до трёхсот в день [1, с.37].

По мере проведения ревизии Сперанскому становилось ясно, что дело тут не в людях, а в сложившейся системе, в рамках которой честная служба была невозможна в принципе. Сам ревизор прекрасно понимал, что лучших людей взять неоткуда, и откровенно признавался: «Порядок управления… остается тот же, исправлять его я не могу, люди остаются те же, переменить их некем» [6, с.105]. Все же, воспользовавшись своим назначением на должность сибирского генерал-губернатора, Сперанский разработал и провел в жизнь ряд реформ, улучшивших положение дел на «сибирской окраине» империи. В этом ему деятельно помогали лично им подобранные сотрудники, ближайшим из которых сделался будущий декабрист Г. С. Батеньков,инженер путей сообщения, тесно связанный с организованной в рамках Союза Благоденствия в Петербурге масонской ложей и сам ставший одним из основателей другой ложи, в Томске.

В результате деятельности специально созданного в Петербурге Сибирского комитета, в состав которого вошли сам Сперанский и подобранные им люди, на свет появился целый ряд законодательных актов:«Учреждение для управления Сибирских губерний», «Устав об управлении инородцев», «Устав о ссыльных и об этапах», «Устав о сибирских городовых казаках», «Положение и правила о вольном переселении казенных крестьян в Сибирь»и другие, более мелкие — всего 10 законов, составивших особое«Сибирское учреждение».Никогда еще в законодательной практике Российского государства одной из входивших в пределы его границ территории не уделялось такого внимания. И если научные экспедиции XVIII в. называют «вторым открытием Сибири», то деятельность Сперанского и его сотрудников можно уподобить своеобразной «революции сверху», затронувшей буквально все стороны жизни и деятельности как русского, так и аборигенного населения Сибири. Правда, далеко не все из задуманного удалось осуществить, но даже те меры, которые смогли провести в жизнь, заметно изменили всю сибирскую жизнь. Рассмотрим по порядку содержание каждого из перечисленных выше законов и результаты их воплощения.

Согласно«Учреждению для управления Сибирских губерний»,вся территория Сибири была разделена на двагенерал-губернаторства:Западно-Сибирскоеи Восточно-Сибирскоес административными центрами в Тобольске(правда, менее чем через 20 лет столица переехала в Омск) и Иркутске.Эти административные образования подразделялись на более мелкие: губернии и области,те, в свою очередь — наокруга. Генерал-губернаторы, а также гражданские губернаторы, областные и окружные начальники по-прежнему имели широкие полномочия, касавшиеся буквально всех сфер жизнедеятельности — административной, экономической, судебной (а генерал-губернаторы — также и военной) и т. д. Однако при каждом из них теперь должен был действовать совет. Совет составляли три представителя от министерств внутренних дел, финансов и юстиции и три советника-делопроизводителя, возглавлявшие отделения Совета. Представители от министерств назначались по рекомендации соответствующих министерств, а советники-делопроизводители — по представлению генерал-губернатора [3]. Сперанский по этому поводу замечал: «Правильнее было бы составить такой совет из лиц, местному управлению посторонних. Но… составить его из дворянства или купечества невозможно, потому что там, в Сибири, нет дворянства и весьма мало купечества…" [4, с. 64].

Вполне понятно, что эффективной такая мера вряд ли могла быть. И действительно, представители исполнительной власти, от генерал-губернаторов до окружных начальников, стремясь к единовластию, постоянно конфликтовали с представителями министерств, стараясь не подпускать их к делам реального управления. Поэтому данную часть реформы управления вряд ли можно назвать успешной.

Гораздо более удачным получился«Устав об управлении инородцев».В нем впервые был применен на законодательном уровне дифференцированный подход к народам с различным уровнем хозяйственного и общественного развития. Согласно этому подходу, все «инородцы» (т. е. представители аборигенного населения Сибири) делились на три разряда:бродячих, кочевых и оседлых.Первые два уравнивались в налогах с государственными крестьянами, но сохраняли свои внутренние порядки в делах управления, оседлые же народы полностью приравнивались к государственным крестьянам.

Важное значение имел«Устав о ссыльных и об этапах»,посредством которого постарались хоть как-то упорядочить и регламентировать механизм применения административной ссылки в качестве одной из мер наказания, предусмотренной законами империи. На всем маршруте движения ссыльных создавались особыеэтапы — места, где строились специальные тюремные помещения для ночевок и дневок ссыльных и каторжан. Всего путь следования партий арестантов в Сибирь был разбит на 61 этап. Был установлен порядок отправления и движения партий ссыльных, состав и функции сопровождавшей их стражи, местные власти обязаны были создавать ссыльным нормальные условия жизни, обеспечивать их питанием и одеждой, не вмешиваться в их трудовую и хозяйственную деятельность. Сперанский надеялся, что все эти меры позволят ссыльным превратиться в полноценных государственных крестьян, вносящих свой вклад в дело освоения сибирских земель.

Но почти все эти меры, к сожалению, остались нереализованными. Приток ссыльных был слишком велик, а средств для оказания им помощи, как всегда, не хватало.

Наконец, в том же1822 г.издаются«Положение и правила о вольном переселении казенных крестьян в Сибирь», снимавшие ранее существовавший запрет на переселения. Правда, не желая брать на себя расходы, правительство ограничилось лишь тем, что попыталось взять этот процесс под свой контроль путем узаконивания давно существовавшей практики. От крестьян требовалось получениеувольнительного приговораот своей общины и приемногоот той общины, куда они собирались переселяться. Затем следовало представить эти документы на рассмотрение официальных органов и дожидаться решения властей. Понятно, что мало кто из крестьян считал необходимым выполнять все формальности, так что уже в первые годы после издания «Положения…" Сибирь пополнилась значительным числом самовольных переселенцев. К началу 30-х гг. XIX в. было выявлено более тысячи таких людей. Властям пришлось молчаливо санкционировать уже состоявшиеся переселения, дабы не нарушать хозяйственную жизнь новоприбывших, но вместе с тем от всех соответствующих инстанций потребовали строго следить за соблюдением порядка и не допускать подобных вольностей впредь.

Таким образом, «Сибирское учреждение» Сперанского и его единомышленников, будучи достаточно полно и последовательно проведено в жизнь, действительно могло бы в корне изменить судьбу Сибири, превратив эту огромную территорию из колонизуемой окраины, которой она оставалась на протяжении предыдущих двух веков, в полноценную территорию в составе Российской империи, мало чем отличавшуюся от европейской части страны. Однако случиться этому оказалось не суждено. Историки до сих пор не пришли к единому мнению о том, что послужило причиной такого исхода: невозможность проведения радикальных реформ в рамках государственного строя российского самодержавия, нехватка в достаточной степени квалифицированных управленческих кадров, специфика социальной структуры сибирского населения и его занятий или что-то еще.

Литература:

  1. Дамешек, Л. М. Личность в истории Сибири XVIII–XX веков / Л. М. Дамешек // Сборник биографических очерков. — Новосибирск: ИД Сова, 2007. — С. 34–40.
  2. Софронов, В. Испытание Сибирью// Журнальный зал [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://magazines.russ.ru/sib/2008/5/so10.html.
  3. Учреждение об управлении сибирских губерний. 22 июля 1822 г. // Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Собрание I. — Т. XXXVIII. — СПб.: Типография II Отделения Собственной его императорского величества канцелярии, 1830. — № 29125.
  4. Кодан, С. В. М. М. Сперанский и кодификация сибирского законодательства / С. В. Кодан // Политика самодержавия в Сибири XIX–начала XX вв. — Иркутск, 1988. — 118 с.
  5. Учреждение для управления сибирских губерний и областей // СЗ. — СПб., 1857. — Т. II. — Ч. 2. — Кн. 1. — Ст. 18, 19.
  6. Ремнёв, А. В. Самодержавие и Сибирь. Административная политика в первой половине XIX в. / А. В. Ремнёв; отв. ред. А. П. Толочко. — Омск: ОмГУ, 1995. — 236 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle