Библиографическое описание:

Шичкина М. Г. Оценка качества перевода: критерии адекватного и эквивалентного перевода по В. Н. Комиссарову // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 615-619.



Немецкий поэт и писатель В. Менцель однажды сказал: «Перевод — это цветы под стеклом». Его словам вторит высказывание французского учёного и философа П. Буаста: «Перевод есть не более, чем гравюра… переводы очень похожи на оборотную сторону вышитых по канве узоров» [3, с. 7]. Подчёркивая невозможность появления в полной мере эквивалентного исходному тексту текста перевода, они, тем не менее, не отрицали необходимость существования понятия перевода в условиях современной действительности. И. В. Менцель, и П. Буаст оставили миру много замечательных произведений, которые в некоторой степени повлияли на становление умов многих известных учёных, философов, поэтов и прозаиков не только на родине, но и за рубежом. Были ли бы возможны успехи и достижения, к которым шли эти поэты и философы, без вдохновения, которое они черпали из поэзии и прозы, переведённой на другие языки? Даже если цветы находятся за стеклом, они не могут не радовать глаз своей красотой — точно так же текст, переведённый на другой язык, не может не влиять на читателя тем же самым образом, что и оригинал. Но стекло должно быть прозрачным, а перевод — правильным, иначе суть текста может затеряться в предвзятости буквализма или, наоборот, в беспечной вольности переводчика. И переводчик, стремящийся передать текст во всех его красках, не упустив ни одной маленькой детали, как правило, обращается к потенциалу науки и существующим в ней, уже устоявшимся техникам перевода. Годами собираемые и аккумулируемые знания являются той базой, на которую может и должен опираться специалист по переводу, так как известно, что совершенства в выполнении практической части можно добиться через полное понимание теории. Вопрос адекватности перевода и эквивалентности перевода оригиналу — один из основополагающих в науке о переводе: им занимались В. Н. Комиссаров, Л. С. Бархударов, Т. А. Казакова, Л. К. Латышев и другие. Любая попытка подробного изучения этого вопроса неизбежно натыкается на необходимость пояснения терминов «адекватный перевод» и «эквивалентный перевод». В обыкновенном понимании их значение несколько размыто, и грань, отделяющая одно понятие от другого, едва заметна, если заметна вообще. Такого же мнения придерживаются некоторые учёные (например, Р. Левицкий, Дж. Кэтфорд). В интерпретации других специалистов (В. Н. Комиссарова и его учеников) данные понятия не могут быть взаимозаменяемы, а их трактовка данных носит чётко выраженный характер. Несмотря на то, что существует много других определений для данных терминов (А. В. Федорова, Р. К. Миньяра-Белоручева), именно в интерпретации В. Н. Комиссарова мы бы хотели проанализировать феномен адекватного и эквивалентного перевода. Так «эквивалентный перевод» определяется им как «перевод, воспроизводящий содержание иноязычного оригинала на одном из уровней эквивалентности» [6, с. 5]. «Адекватный перевод» по В. Н. Комиссарову — это «перевод, который обеспечивает прагматические задачи переводческого акта на максимально возможном для достижения этой цели уровне эквивалентности, не допуская нарушения норм или узуса ПЯ, соблюдая жанрово-стилистические требования к текстам данного типа и соответствуя общественно-признанной конвенциональной норме перевода» [6, с. 5]. В представленных определениях можно заметить некоторые отличия, в основном обусловленные разницей в атрибутах А и Э перевода, на которые делает акцент В. Н. Комиссаров. К эквивалентному переводу предъявляется достаточно мало требований: он должен только соответствовать одному из уровню эквивалентности, в то время как адекватный перевод оценивается намного строже, концентрируя в себе все качества совершенного перевода. Поэтому понятие «адекватность» в данном контексте становится в некоторой мере синонимом слов «полноценность» и «совершенство». Об адекватном и эквивалентном переводе В. Н. Комиссаров также пишет в пособии «Общая теория перевода» и «Современное переводоведение», тему эквивалентности и адекватности также в своих научных работах затрагивали многие его ученики, вместе составившие целую плеяду научных умов и внёсшие огромный вклад в развитие данной науки.

По этой причине мы в первую очередь хотели бы оттолкнуться от таких понятий как «неэквивалентный перевод» и «неадекватный перевод». Самое простое из них — понятие «неэквивалентного перевода», так как здесь требуется исключительно несоответствие на одном из уровней эквивалентности. В. Н. Комиссаров выделял пять уровней. Первый из них — это соответствие на уровне цели коммуникации, когда текст перевода в целом оказывает на получателя то воздействие, на которое рассчитывал автор исходного текста. Представим такую ситуацию, когда в книге автор рассказывает историю, смешную и достаточно интересную для носителей одной языковой традиции и одной культуры. Однако та же самая история, буквально воспроизведённая на другом языке, может оказать диаметрально противоположный эффект на носителей другой языковой традиции и другой культуры. К примеру, конфликт британцев и шотландцев зачастую становится темой шуток в обществе и тех, и других народов, так как эта носит для них острый, злободневный характер. Если пересказать одну из этих шуток без объяснений, комментариев и ремарок собеседнику, не знакомому с этой темой, то, скорее всего, человек даже не поймёт, о чём идёт речь. Поэтому, когда мы говорим о соответствии или несоответствии на этом уровне эквивалентности, мы имеем в виду способность переводчика показать сердцевину текста — его суть, его сущность. Если возникает несоответствие на этом уровне эквивалентности, то всё остальное в контексте перевода теряет смысл.

Следующий уровень эквивалентности по В. Н. Комиссарову — это уровень описания ситуации. Такой уровень означает, что текст оригинала и текст перевода должны объединять одинаковые синтаксические конструкции, одинаковое ситуативно-ориентированное сообщение. Несоответствие на этом уровне не имеет такой значимости, это даже может быть допустимо в том случае, если это единственный способ не выйти за рамки вышеописанного уровня эквивалентности (к примеру, когда речь идёт о двух разных ситуациях и об одном и том же заложенном в тексте прагматическом потенциале), однако в остальных случаях несоответствие второму уровню эквивалентности будет считаться отклонением от нормы.

Третий уровень эквивалентности — это уровень высказывания. Этот уровень характеризуется сохранением общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале. Уровень высказывания практически идентичен уровню описания ситуации, однако, он не настолько общий, не настолько объемлющий, как второй уровень. К примеру, предложение из романа Э. Золя «Проступок аббата Муре» “But I was bent on seeing you to-day” может переводиться двумя способами: «Но мне во что бы то ни стало необходимо было видеть тебя сегодня» или «Но я настроился на то, чтобы увидеться с тобой сегодня». В первом случае эквивалентность на уровне высказывания отсутствует.

Четвёртый уровень эквивалентности — это уровень сообщения, характеризующийся значительным, хотя, возможно, и неполным соответствием лексического состава, сходными синтаксическими структурами и практически полной лексическо-синтаксической общностью текстов. Довольно часто этот уровень эквивалентности не соблюдается: в целях сохранения прагматического потенциала текста переводчик выходит за рамки слов и конструкций, предлагая свой вариант перевода. Например: «I believe we’ve got about all we can handle outlined for today» в книге Э. Хэмингуэя «Острова в океане» переводится как «Ну, мне кажется, на сегодня мы сочинили больше, чем требуется». Фразовый глагол «to get about» означает «передвигаться», «распространяться», «начинать ходить», «переезжать», глагол «to handle» означает «выдержать», «удержать», «смочь», «outlined» — «выделенный», «обведённый». То есть буквально предложение переводится как «Я думаю, что мы проехались по всему, что могли сегодня очертить». Но, конечно, в русском языке такое предложение вызовет много нареканий, поэтому переводчик с целью приблизить ситуацию к нашему языку и культуре немного подкорректировал этот вариант перевода, одновременно выйдя за пределы уровня сообщения, четвёртого уровня по В. Н. Комиссарову.

Пятый уровень — это уровень языковых знаков. В этом типе эквивалентности, как пишут многие учёные в этой области, достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода. На этом уровне слова одного языка самым прямым образом переводятся на другой язык. Тексты, которые можно перевести с соблюдением всех предыдущих, а также пятого уровня эквивалентности встречаются достаточно редко — обычно они все служат учебным целям. По этой же причине переводные тексты редко достигают пятого уровня эквивалентности.

  1. Текст на английском языке (из книги М. Сомерсета «Бремя страстей человеческих»): «Outlatetonight, sir», hesaid.
  2. Буквальный перевод: «Снаружи поздно сегодня вечером, сэр», — он сказал.
  3. Литературный перевод: «Поздненько вы сегодня, доктор», — сказал он.
  4. Текст на английском языке (из книги С. Кинга «Салимов удел»): It’sSunday, remember?
  5. Буквальный перевод: Это воскресенье, помните?
  6. Литературный перевод: Вы помните, что сегодня воскресенье?
  7. Текст на английском языке (из книги Дж. Аберкромби «Кровьи железо»): We’ve got something done today at least!
  8. Буквальный перевод: У нас есть что-то сделанное сегодня, по крайней мере!
  9. Литературный перевод: Хоть что-то сегодня получилось!

На примере различных фрагментов из книг мы показали, что представляет собой нарушение уровней эквивалентности и насколько целесообразно выходить за рамки допустимого.

Понятие адекватного перевода охватывает всё — все уровни эквивалентности, все законы и правила перевода — в рамках прагматической направленности. Учёные, занимающиеся изучением особенностей перевода, пишут, что неадекватный перевод может иметь различные недостатки, начиная от небольших стилистических погрешностей и заканчивая наиболее серьезной переводческой ошибкой — искажением смысла. М. А. Лопатин пишет, что «самыми распространенными недочетами переводов являются калькирование формы текста оригинала в переводе — так называемый буквальный перевод; и произвольное толкование смысла оригинала в переводе, предполагающее очень большие расхождения между оригиналом и переводом — так называемый вольный перевод» [7, с. 1]. Буквальный перевод — это фраза, носящая, как правило, негативную окраску и употребляющаяся по отношению к необработанному, литературно безграмотному переводу. Такая форма перевода — своего рода «насмешка» над языком перевода, так как она не учитывает особенностей языка перевода, не учитывает его исторического прошлого, его культурной составляющей и многих других важных нюансов. Другой крайностью является произвольное толкование смысла оригинала в переводе: бывают исключения, когда такая форма перевода оценивается читателями положительно, но в этом случае, как правило, переводчик подаёт текст перевода как новое произведение, основанное на исходном тексте. Когда переводчик просто небрежно относится к тексту оригинала, меняя его до неузнаваемости, при этом утверждая, что это полноценный перевод, он должен знать, что его работа не может называться переводом в полном смысле этого слова. И поэтому так важно нарабатывать свои навыки, усердно тренируясь в переводе, доводя своё умение производить качественную работу над переводом до совершенства, не выходя за рамками прагматического потенциала и уровней эквивалентности. В настоящее время контроль за качеством перевода стал намного строже: глобализация, способствующая распространению языковой и переводческой грамотности, даёт стимул совершенствоваться в этой области не только профессиональным переводчикам, но и любителям правильного, хорошего перевода, практикующим в этой области свои знания специалистам другого профиля, преподавателям, студентам и всем стремящимся к знаниям о правильном переводе. Также, учитывая современные условия жёсткой конкуренции, издательства, нанимающие переводчиков на работу, не могут позволить себе халатное отношение к выпускаемому продукту перевода, и поэтому обеспечивают максимальный контроль над качеством перевода. Мы полагаем, что эта тема не может не вызвать интерес у представителей узкого и широкого круга специалистов, занимающихся изучением науки о переводе, и надеемся на её дальнейшее развитие. Ведь, как сказал В. Менцель, «перевод — это цветы за стеклом», а стекло должно быть полностью прозрачным.

Литература:

  1. King S. «Salem's lot». — Hachette UK, 2008.
  2. Артамонов Г. А. На пересечении неоготики, готики и реализма. — 2010.
  3. Горький М., Буаст П., Хауэлле У. Д. Всем хорошим во мне я обязан книгам…
  4. Древняя И. Н. Р. Флороóбразы в романе Э. Золя «Проступок аббата Муре» // Древняя и новая Романия. — 2015. — Т. 16. — С. 397–412.
  5. Дреева Д. М. Ономастическая цитата как одна из форм выражения интертекстуальных отношений в поэтическом дискурсе // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. — 2016. — №. 2 (36).
  6. Комиссаров В. Н. Общая теория перевода // М.: Высшая. — 1989.
  7. Лопатин М. А. Проблема понятий адекватности и эквивалентности перевода // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/02/14266 (дата обращения: 03.03.2016).
  8. Моэм С. Избранные произведения. Т. 2. М // Радуга. — 1985.
  9. Ряшенцева А. Ю. Роль суггестивности педагогического вопроса в процессе познания (Рецензирована) //Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2010. — №. 2.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle