Библиографическое описание:

Тоголоков А. М. Интерпретация философских понятий суфизма в памяти // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 622-624.



In this article, devoted interpretations of etymology of суфизма, used labours of well-known personalities and scientists-thinkers, including philosophical looks. In research of суфизма author first in history of philosophy system, on conceptual basis tried to analyse looks to this problem, and on this basis analysed the value of sufism.

Keywords: sufism, asceticism, mysticism, Quran, Sapaldiyar, Sopubek, Baysopu, Shayyk, Zikirov, Eschen, dervish, Callander, metaphysics Qurana, the man, the universe, God, customs, rituals, memory

«Суфизм» от слова «суфий» в переводе на кыргызский язык означает «покорный». Слово «покорный», как справедливо отмечается в словаре академика К. Карасаева, произошло от арабского языка и имеет следующие значения:

  1. Человек, отказавшийся от этого лживого мира, от всех земных удовольствий и думающий о настоящем загробном мире.
  2. Верующий, крепко соблюдающий законы шариата человек.
  3. Человек, напоминающий время намаза (муэдзин).
  4. Самый большой чет в четках [2].

Из данного определения следует, что, во-первых, К. Карасаев связывает значение слова «покорный» с понятиями «суфизм», «суфий» и он не видел здесь необходимости этимологической интерпретации; во-вторых, покорность он рассматривал в общей рамке мусульманства. В связи с этим возникает вопрос: а что на самом деле знал выдающийся ученый-языковед о суфизме?

Туголбай Сыдыкбеков в своем романе «Темир» пишет: «Тогда же не знали вообще школу. Отец по собственному желанию отдал своего сына в руки муллы. Получившие образование от муллы дети смогли прочитать «Аптиек», «Коран», а наиболее способные из них могли напоминать «Сопалдияр» и др. и с трудом писали письмо…» [5].

Исходя из этого К. Карасаев в своем труде «Мудрые слова» («Накыл создор») дает следующую информацию: «Сополдияр, сополдаяр» — собственное название слов Суфи Аллайяар. Суфи Аллайяар — поэт-мистик, живший в Туркестане в конце XVII и в начале XVIII вв. Он, несмотря на свое простое происхождение, служил в верховных властях. Затем, избегая хлопоты этого мира, переходит на монашеский образ жизни и бродит по всему миру, сочиняя песни религиозного характера. Язык его произведений был очень близок к душе и для простых людей был очень понятен. В них он обычно писал о том, как поклоняться к Богу, избежать мук потустороннего мира, могилы, о мосте, якобы проложенным над адом и ведущим в рай и т. д». [3]. Если интерпретировать вышеназванные рассуждения, то можно сказать, что К. Карасаев имел достаточно обширные знания о суфизме, т. е. он был хорошо знаком с произведениями некоторых суфиев. Следуя вышесказанному, какой итог можно подвести?

Во-первых, дети, получившие мусульманское образование читали произведения суфиев. Во-вторых, образованные люди более или менее были знакомы с суфизмом и суфиями. Тем не менее, они не рассматривали суфизм в отдельности в рамках ислама и не особо обращали внимание на его особенности. Самое главное, если говорить о сути данной проблемы, то практически все местные муллы, обучающие детей мусульманству (исламу), не обращали должного внимания на особенности суфизма и также не придавали им осознанного значения. Разумеется, это — не клевета. Мы не оцениваем это плохо или хорошо, а всего лишь пытаемся уточнить, как нынче складываются обстоятельства.

Мы говорим лишь о том, как в кыргызском народе широко распространяется понятие «покорность». Кого кыргыз называет «покорным»? (Есть такое слово «Мойсопу», слово, выделенное нами — А. Т.). «Мойсопу» — человек, переживший все муки и трудности, не интересующийся ни властью, ни богатством, предпочитающий жить спокойной тихой жизнью. Человека, поборовшего пристрастие к спиртному, тоже называют покорным. Значит, в первую очередь особо подчеркивается аскетизм, считающийся одним из свойств суфизма (возможно, имя Аскат у кыргызов происходит именно от этого слова — мнение, выделенное нами — А. Т.).

У кыргызов широко распространены имена Сопу, Сопубек, Байсопу, Шайык, Зикир. И сегодня можно встретить имена земли, воды, как Сопу-Коргон, Шайык. А знаменитое кладбище Сафид-Булан, расположенное в местности Ала-Букинского района Джалал-Абадской области по историческим данным считалось гостиным домом (ханака) суфиев того времени.

По мнению С. М. Абрамзона суфии существовали и на территории Тянь-Шаня [1]. В эпосе «Манас» говорится: «Сорок эшен Андижана. Пошли к сорок эшенам» [4]. В чем смысл всех этих рассказов? Какие предположения можно привести?

Во-первых, суфизм (покорность) на кыргызской земле широко распространялся в течение многих времен, он крепко поселился в жизни, традициях и обычаях народа. Во-вторых, как свидетельствуют историки, образованные люди, распространившие учения суфизма, освоившие теории суфизма (эшены, дервишы, каландары) жили среди кыргызов и именно они пропагандировали суфизм среди местного народа к исламской религии. В-третьих, и это можно заметить в трудах ученых, что среди кыргызов были отдельные слои людей, понимающие суть суфизма, и они реализовали их в своей жизненной практике.

Следует отметить, что распространение суфизма связано с проникновением исламской религии. В том же время следует особо подчеркнуть то обстоятельство, как в суфизме отражаются философские понятия, метафизика Корана, Человек, мир, Бог — их взаимоотношение? Каковы их глубинные основы взаимосвязи, взаимоотношения человека с окружающим миром? Что такое жизнь, смерть и т. д.? Как можно отличить хорошее от плохого, добро от зла? Что такое достойная жизнь?

Такие метафизические вопросы рано или поздно, более или менее потревожат человека. А суфизм дает ответы именно на такие вопросы, реализует метафизические потребности, нужды человечества. С этой позиции истинное значение слово «суфий» сводится со словом древних греков «софос» (мыслитель, мудрец) и это выглядит вполне разумно. По сравнению с этимологией «шерстяной халат» (суфи) (есть и другие варианты) — это кажется довольно разумной. Можно утверждать, что суфизм открыл для себя дорогу не только доводя до умов народа аяты Корана, правила ислама и требования шариата, но и с философской мерой и взаимной интерпретацией. Это одна сторона. Вторая сторона — суфизм в целях уяснения придает особое значение знаниям.

Распространение суфизма создает все условия для распространения различных знаний. Ф. Роузентал в своем труде «Торжество знания» одну из больших глав «Знание — это свет» посвящает именно суфизму, в ней суфии подробно излагают и высоко оценивают значение знаний [6].

Особо хотелось бы рассмотреть вопрос – что дал суфизм кыргызам? По нашему мнению, это выглядит таким образом. Мистика — одно из явлений, часто встречающееся в общей человеческой культуре. В различных народных произведениях можно легко найти песни, рассказы, эпосы, описывающие или рассказывающие о мистических явлениях. Одним из неразрывных свойств суфизма является мистицизм. Таким образом, суфизм, соответствуя «мистическим потребностям» кыргызов, дал толчок к объяснению, пониманию тайных, важных событийных дел. Бог, Вселенная, Природа — бесконечные, безмерные вещи. Чтобы понять их человеческим умом, найти верную дорогу, быть с ними во взаимосвязи, конечно, без суфизма не обойтись. Разумеется, эти исследования в будущем откроют нам дверь в памяти надежды многочисленных философско-этических мыслей. Мы это смело можем сказать.

Литература:

  1. Абрамзон С. М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе: Кыргызстан, 1990. 289-б.
  2. Карасаев К. Создук. / Башкы ред. Б. О. Орузбаева/ Фрунзе: Кыргыз Совет энциклопедиясынын башкы редакциясы, 1986. 245-б.
  3. Карасаев К. Накыл создор: тил казынасынан баян. Фрунзе: Кыргызстан, 1982. 275-б.
  4. Манас энциклопедиясы. Т. 1. Бишкек, 2013. 247-б.
  5. Сыдыкбеков Т. Темир романы. Фрунзе. «Кыргызстан». 1970. 19-б.
  6. Роузентал Ф. Москва: Политиздат, 1978. 158–192-б.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle