Библиографическое описание:

Хаконов Ш. М. Оценка биобезопасности и биополноценности продукции птицеводства при производстве «органического» мяса птицы породы Адлерская серебристая в фермерском хозяйстве // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 230-234.



В работе дан анализ биополноценности и биобезопасности мяса птицы породы Адлерская серебристая, по следующим показателям: химический состав мышц, индекс качества мяса, содержание отдельных незаменимых аминокислот, уровень токсичных металлов в продукции птицеводства, а также ветеринарно-санитарная экспертиза мяса и тушек птицы.

Ключевые слова: биобезопасность, биополноценность, цыплята-бройлеры, тяжелые металлы, аминокислоты, химический состав мяса, «органическое» мясо

Органическое сельское хозяйство основано на минимизации использования синтетических удобрений и пестицидов, с целью получения экологически чистой продукции растениеводства и животноводства [11, 30–32]. Таким образом, ведение органического сельского хозяйства — актуально, а разработка способов выращивания экологически чистой продукции птицеводства является перспективным [2, 3, 5–9].

Целью нашей работы была оценка биополноценности и биобезопасности мяса птицы породы Адлерская серебристая. Для этого нами были сформированы две контрольные и две опытные группы по 60 голов в каждой. Контрольные — первая группа, выращивалась напольно, рацион состоял из комбикормов заводского производства; вторая группа выращивалась при клеточном содержании, рацион состоял из комбикормов заводского производства. Опытные — первая группа, выращивание птиц осуществлялось напольно, рацион состоял из эко-кормов собственного производства с добавлением 0,2 % пробиотико-ферментативной кормовой добавки Бацелл; вторая группа: выращивание птиц осуществлялось клеточным содержанием, рацион состоял из эко-кормов собственного производства также с добавлением Бацелла [1, 4, 8, 12–19].

Результаты химического состава мяса птиц представлены в таблице 1. Нами установлено, что количество влаги в мясе птиц 1-й и 2-й опытных группах составило 70,1 и 69,6 %, а в 1-й и 2-й контрольных ‒ 69,3 и 69,7 %. Разница показателя между опытными группами составила 0,5 %. Содержание белка в мышцах птиц опытных групп составило 19,6 и 19,7 % против 19,2 и 19,1 % в контрольных группах. Количество жира в 1-й и 2-й опытных группах была ниже, чем в контрольных на 1,3 и 0,5 %, соответственно. Уровень золы составил в опытных группах 1,5 и 1,4 %, а в контрольных ‒ 1,4 %. При расчете индекса качества мяса птиц выявлено, что более диетическими свойствами обладало мясо птиц 1-й и 2-й опытных групп, так как данный показатель составил 2,2 и 2,1 ед., в то время как в контрольных ‒ 1,9 ед. Это согласуется с данными полученными другими авторами [20–27].

Таблица 1

Химический состав мяса птиц

Показатель

Группа

1-ая

контрольная

2-ая

контрольная

1-ая

опытная

2-ая

опытная

Влага, %

69,3±1,1

69,7±1,0

70,1±1,2

69,6±1,0

Белок, %

19,2±0,3

19,1±0,4

19,6±0,3

19,7±0,3

Жир, %

10,1±0,2

9,8±0,2

8,8±0,2

9,3±0,2

Зола, %

1,4±0,02

1,4±0,03

1,5±0,03

1,4±0,03

Индекс качества мяса

1,9±0,03

1,9±0,04

2,2±0,04

2,1±0,04

Оценку аминокислотного состава белка мышц осуществляли методом капиллярного электрофореза. Результаты аминокислотного скора мышц птиц представлены в таблица 2.

Таблица 2

Содержание отдельных незаменимых аминокислот вмышцах птиц, мг/г

Аминокислота

Группа

1-ая

контрольная

2-ая

контрольная

1-ая

опытная

2-ая

опытная

Лизин

47,5±0,8

47,9±0,7

48,3±0,8

48,4±0,8

Триптофан

28,6±0,6

28,1±0,5

28,8±0,6

28,7±0,5

Фенилаланин

57,3±1,1

58,2±1,2

58,7±1,1

59,2±1,3

Лейцин

61,6±0,9

62,2±1,1

63,2±1,1

63,5±1,0

Метионин

36,8±0,6

37,2±0,8

38,3±0,7

38,7±0,6

Результаты изучения количественного состава отдельных аминокислот мышц показали, что в опытных группах по отношению к контрольным наблюдалась незначительная тенденция к увеличению их содержания в мясе птиц. Так, количество лизина в 1-й и 2-й опытных группах было выше, чем в 1-й и 2-й контрольных на 1,7 и 1,0 %. Содержание в мясе птиц опытных групп фенилаланина составило 58,7 и 59,2 мг/г, в то время как в 1-й и 2-й контрольных группах ‒ 57,3 и 58,2 мг/г. Уровень лейцина в опытных группах был выше, чем в контрольных на 2,6 и 2,1 %. Содержание метионина в мясе птиц 1-й и 2-й опытных групп составило 38,3 и 38,7 мг/г против 36,8 и 37,2 мг/г в контрольных группах, соответственно.

Результаты биобезопасности мясной продукции по содержанию токсичных металлов позволяют утверждать, что уровень мышьяка, кадмия, ртути и свинца в мясе птиц всех групп было ниже предела допустимых концентраций. Следует отметить, что в мясе птиц опытных групп, выращенных в условиях напольного и клеточного содержания, с использованием эко-кормов собственного производства, наблюдалась статистически достоверное снижение тяжелых металлов в сравнении с контрольными группами.

Так, в грудных мышцах птиц опытных групп отсутствовали такие токсичные металлы как мышьяк, кадмий и ртуть, в то время как в 1-й контрольной группе значение данных элементов составило 0,0075451; 0,0041123 и 0,0003353 мг/кг, а во 2-й контрольной 0,0073458; 0,0041143 и 0,0003357мг/кг. Содержание в грудных мышцах птиц опытных групп свинца было статистически достоверно ниже, чем в группе контроля в 14 раз (P < 0,05). Аналогичная тенденция наблюдалась в ножных мышцах птиц опытных групп, в которых также отсутствовали мышьяк, кадмий и ртуть. Однако, в ножных мышцах птиц 1-й контрольной группы уровень мышьяка, кадмия и ртути составил 0,0064242; 0,0041005 и 0,0003301 мг/кг, а во 2-й ‒ 0,0064226; 0,0041011 и 0,0003293 мг/кг. Содержание свинца в ножных мышцах птиц 1-й и 2-й опытных групп было ниже, чем в контрольных в 44 раза при статистически достоверной разнице (P < 0,05)

Биобезопасность мяса определяется также ветеринарно-санитарной экспертизой, результаты которой свидетельствовали об отсутствии изменений в морфологической структуре органов и тканей птиц. Расположение органов в полостях было анатомически правильным, наличие жидкости не зафиксировано.Наблюдался свободный просвет трахеи и бронхов, легкие имели слабо-розовый цвет. Слизистая оболочка отделов желудочно-кишечного тракта была без кровоизлияний, эрозий и язв.

Консистенция мышц птиц была упругой, плотной, а формировавшаяся при надавливании ямка быстро возвращалась в первоначальное состояние. При разрезе мышц наблюдалась незначительная влажность. В целом, при исследовании тушек птиц контрольных и опытных групп наличие патологии не отмечалось, все перечисленные выше признаки характеризовали мясо как свежее и полученное от здоровой птицы. Аналогичная закономерность наблюдается и на перепелах [10, 14, 22, 24, 28, 29, 33, 34].

Результаты физико-химических и микробиологических исследований мяса птицы представлены в таблице 3. Из таблицы видно, что во всех группах мясо птиц, подвергнутое реакциям с сернокислой медью и формалином дало отрицательный результат, а при проведении реакции на наличие пероксидазы ‒ положительный, что свидетельствует о её свежести и, что оно было получено от здоровой птицы. Содержание ЛЖК в мясе птиц всех групп находилось в пределах нормы. Результаты изучения кислотности мяса в течение трёх суток, характеризовали её как свежее и полученное от здоровой птицы, так как снижение показателя соответствовало требованиям.

Таблица 3

Физико-химические имикробиологические показатели качества мяса птицы

Показатель

Группа

1-ая

контрольная

2-ая

контрольная

1-ая

опытная

2-ая

опытная

Реакция с сернокислой медью

Реакция с формалином

Реакция на пероксидазу

+

+

+

+

Количество ЛЖК, мг КОН/100 г

1,11±0,03

1,13±0,02

1,16±0,03

1,10±0,03

Количество микробных клеток в одном поле зрения микроскопа:

‒ с поверхности тушки

‒ с глубоких слоев

3,13±0,07

3,10±0,08

3,07±0,09

3,11±0,09

рН мяса, ед.

Первые сутки

6,76±0,11

6,80±0,10

6,83±0,11

6,79±0,12

Вторые сутки

6,40±0,12

6,44±0,09

6,39±0,10

6,42±0,09

Третьи сутки

6,02±0,11

6,03±0,12

6,02±0,13

6,04±0,12

Таким образом, результаты изучения химического состава и качества тушек птицы породы Адлерская серебристая, выращенных различными способами содержания, свидетельствовало о том, что существенной разницы между напольным и клеточным условиями не наблюдается, однако использование рациона на основе эко-кормов способствовало статистически достоверному снижению концентрации токсичных металлов в мышцах птиц опытных групп и как результат повышались показатели биобезопасности, способствующие получению экологически чистой мясной продукции птицеводства.

Литература:

  1. Безотходная переработка подсолнечного шрота/ А. Г. Кощаев, Г. А. Плутахин, Г. В. Фисенко, А. И. Петренко // Хранение и переработка сельхозсырья. — 2008. — № 3. — С. 66–68.
  2. Биотехнология кормовой добавки с целлюлозолитическими свойствами на основе Trichoderma/ А. Г. Кощаев, Г. В. Фисенко, О. В. Кощаева, И. Н. Хмара // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 93. — С. 124–156.
  3. Биотехнология получения хлореллы и ее применение в птицеводстве как функциональной кормовой добавки/ Г. А. Плутахин, Н. Л. Мачнева, А. Г. Кощаев, И. В. Пятиконов, А. И. Петенко // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2011. — № 31. — С. 101–104.
  4. Влияния кормовой добавки Бацелл на обмен веществ у цыплят-бройлеров/ А. Г. Кощаев, И. С. Жолобова, Г. В. Фисенко, М. Н. Калошина // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2012. — № 36. — С. 235–239.
  5. Идентификация штаммов автохтонной микрофлоры — основы биопрепаратов лечебно-профилактического действия/ В. В. Радченко, Е. В. Ильницкая, А. С. Родионова, Т. М. Шуваева, Ю. А. Лысенко, Г. А. Плутахин, А. И. Манолов, И. М. Донник, А. Г. Кощаев // Биофармацевтический журнал. — 2016. — Т. 8. — № 1. — С. 3–12.
  6. Кощаев А. Г. Биотехнология получения и консервирования сока люцерны и испытания коагулята на птице/ А. Г. Кощаев // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2006. — № 3. — С. 222–234.
  7. Кощаев А. Г. Естественная контаминация зернофуража и комбикормов для птицеводства микотоксинами/ А. Г. Кощаев, И. В. Хмара, И. Н. Хмара // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 42. — С. 87–92.
  8. Кощаев А. Г. Здоровье животных — основной фактор эффективного животноводства/ А. Г. Кощаев, В. В. Усенко, А. В. Лихоман // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2014. — № 99. — С. 201–210.
  9. Кощаев А. Г. Использование кукурузы и кукурузного глютена для пигментации продукции птицеводства/ А. Г. Кощаев // Аграрная наука. — 2007. — № 7. — С. 30–31.
  10. Кощаев А. Г. Пробиотик трилактобакт в кормлении перепелов/ А. Г. Кощаев, О. В. Кощаева, С. А. Калюжный // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2014. — № 95. — С. 633–647.
  11. Кощаев А. Г. Улучшение потребительской ценности продукции птицеводства/ А. Г. Кощаев // Хранение и переработка сельхозсырья. — 2007. — № 2. — С. 34–38.
  12. Кощаев А. Г. Экологизация продукции птицеводства путём использования пробиотиков как альтернативы антибиотикам/ А. Г. Кощаев // Юг России: экология, развитие. — 2007. — № 3. — С. 94–98.
  13. Кощаев А. Г. Экологически безопасные технологии витаминизации продукции птицеводства в условиях Юга России/ А. Г. Кощаев // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Естественные науки. — 2006. — № S9. — С. 58–66.
  14. Мигина Е. И. Изучение токсикологического и раздражающего действия пробиотической кормовой добавки Трилактосорб для использования в перепеловодстве/ Мигина Е. И., Лысенко Ю. А., Кощаев А. Г. // Ветеринария Кубани. — 2014. — № 4. — С. 13–16.
  15. Микробиоценоз пищеварительного тракта перепелов и его коррекция пробиотиками/ Г. В. Кобыляцкая, Е. И. Мигина, О. В. Кощаева, А. Г. Кощаев // Ветеринария Кубани. — 2013. — № 3. — С. 6–9.
  16. Особенности обмена веществ птицы при использовании в рационе пробиотической кормовой добавки/ А. Г. Кощаев, С. А. Калюжный, Е. И. Мигина, Д. В. Гавриленко, О. В. Кощаева // Ветеринария Кубани. — 2013. — № 4. — С. 17–20.
  17. Петенко А. Концентрат из сока люцерны/ А. Петенко, А. Кощаев // Птицеводство. — 2005. — № 5. — С. 28–29.
  18. Петенко А. Тыквенная паста — источник каротина/ А. Петенко, А. Кощаев // Птицеводство. — 2005. — № 7. — С. 15–17.
  19. Плутахин Г. А. Электротермическое осаждение белков растительного сока/ Г. А. Плутахин, А. Г. Кощаев, А. И. Петенко // Хранение и переработка сельхозсырья. — 2004. — № 8. — С. 20–22.
  20. Применение моно- и полиштаммовых пробиотиков в птицеводстве для повышения продуктивности/ А. Г. Кощаев, Г. В. Кобыляцкая, Е. И. Мигина, О. В. Кощаева // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 42. — С. 105–110.
  21. Применение новой ферментной кормовой добавки Микоцел в комбикормах для цыплят-бройлеров/ Г. В. Фисенко, А. Г. Кощаев, И. А. Петенко, И. М. Донник, Е. В. Якубенко // Ветеринария Кубани. — 2013. — № 4. — С. 15–17.
  22. Пробиотическая кормовая добавка в кормлении перепелов/ А. Г. Кощаев, Ю. А. Лысенко, А. В. Лунева, А. В. Лихоман // Зоотехния. — 2015. — № 10. — С. 4–6.
  23. Сезонные факторы, влияющие на продуцирование микотоксинов в зерновом сырье/ А. Г. Кощаев, И. Н. Хмара, О. В. Кощаева, С. С. Хатхакумов, М. А. Елисеев // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2014. — № 96. — С. 1114–1133.
  24. Сравнительная оценка эффективности применения пробиотика трилактобакт в перепеловодстве/ Е. В. Якубенко, О. В. Кощаева, В. В. Шкредов, А. Г. Кощаев // Ветеринария Кубани. — 2014. — № 1. — С. 5–9.
  25. Технологические аспекты производства и результаты применения кормовой добавки на основе ассоциативной микрофлоры в птицеводстве/ А. Г. Кощаев, С. А. Калюжный, Е. И. Мигина, С. С. Хатхакумов, И. Н. Хмара, Д. В. Гавриленко // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2014. — № 96. — С. 1090–1113.
  26. Технология производства и токсикология кормовой добавки Микоцел/ Г. В. Фисенко, А. Г. Кощаев, И. А. Петенко, О. В. Кощаева // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 43. — С. 55–60.
  27. Фармакологическое и токсикологическое действие пробиотической кормовой добавки, используемой в кормлении птицы/ Ю. А. Лысенко, Г. В. Фисенко, А. С. Родионова, В. В. Радченко, А. Г. Кощаев // Зоотехния. — 2015. — № 12. — С. 17–18.
  28. Фармакологическое обоснование использования жидкого пробиотика на основе молочнокислой и пропионовокислой микрофлоры в перепеловодстве/ Ю. А. Лысенко, Г. В. Фисенко, А. В. Лихоман, Т. М. Шуваева, В. В. Радченко, А. Г. Кощаев // Ветеринария Кубани. — 2015. — № 6. — С. 6–8.
  29. Фармакологическое обоснование применения кормовой добавки Микоцел на перепелах/ Г. В. Фисенко, А. Г. Кощаев, С. С. Хатхакумов, С. А. Калюжный // Труды Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 43. — С. 76–82.
  30. Фракционирование сока люцерны для получения кормовых добавок/ А. Г. Кощаев, Г. А. Плутахин, О. В. Кощаева, С. А. Калюжный // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 94. — С. 152–162.
  31. Функциональные кормовые добавки из каротинсодержащего растительного сырья для птицеводства/ А. Г. Кощаев, С. А. Калюжный, О. В. Кощаева, Д. В. Гавриленко, М. А. Елисеев // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 93. — С. 334–343.
  32. Хлорелла и её применение в птицеводстве/ Г. А. Плутахин, Н. Л. Мачнева, А. Г. Кощаев, И. В. Пятиконов, А. И. Петенко // Птицеводство. — 2011. — № 5. — С. 23–25.
  33. Хлорелла и триходерма в качестве функциональных кормовых добавок перепелам/ А. Г. Кощаев, А. И. Петенко, Г. А. Плутахин, Н. Л. Мачнева, Г. В. Фисенко, И. В. Пятиконов // Аграрная наука. — 2012. — № 7. — С. 28–29.
  34. Эффективность использования нового пробиотика в различные возрастные периоды выращивания перепелов мясного направлений продуктивности/ А. Г. Кощаев, Г. В. Кобыляцкая, Е. И. Мигина, С. А. Калюжный // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2013. — № 90. — С. 230–248.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle