Библиографическое описание:

Агапова О. В., Скворцов А. И. Историко-иконологический метод установления истории бытования иконы в Русском Православном храме // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 576-580.



Статья посвящена исследованию характера бытования храмовой иконы «Всех скорбящих радость» конца XVIII — начала XIX века из собрания Успенского кафедрального собора XII века города Владимира. Предлагаемый метод изучения базируется на системном анализе комплекса историко-архивных и иконологических материалов и проливает свет на глубокую связь памятника с социально-экономическими, культурными и художественными процессами в жизни России.

Ключевые слова: русская иконопись, Богоматерь «Всех скорбящих радость», иконология, атрибуция

В ходе консервационно-реставрационных мероприятий было установлено, что икона «Всех скорбящих радость» неоднократно поновлялась и имеет два слоя разновременных записей. Художественно-стилистический анализ раскрытого изображения позволил определить время написания иконы: конец XVIII — начало XIX века. В связи с этим стало ясно, что произведение имеет давнюю историю бытования в храме, и всегда было особо почитаемым.

Для восстановления истории бытования иконы использовано несколько методических подходов к разрешению проблемы: во-первых, материал рассмотрен в контексте ремонтно-восстановительных работ в соборе; во-вторых, проведен анализ архивных материалов по памятнику и, в третьих, изучена иконология произведения. Параллельно разрешались вопросы происхождения иконы и её историко-художественной оценки.

Изучение истории Успенского собора позволило установить условно три периода бытования иконы в интерьере: конец XVIII — первая половина XIX века; 1860–1940-е годы и 1940–2010-е годы.

Икона имеет большой размер ˗ 114×55 см, а после её поновления — 114×76 см. Поэтому она могла использоваться только как храмовый настенный или настолпный образ, выполненный по заказу. Обильное использование золочения и серебрения, а также следы существования предшествующего наборного оклада говорят о вложении существенных средств на ее создание.

Значимым событием в истории Успенского собора, с которого следует начать исследование, является приезд во Владимир императрицы Екатерины II. Она посетила собор 23 июня 1767 года и заметила его ветхость, бедность украшений. В 1768–1774 годах был сооружен новый иконостас, выдержанный в пышных формах елизаветинского барокко. На благоукрашение собора, как известно, было выделено 14 000 рублей серебром, употребленных только на устройство нового иконостаса и резных элементов интерьера. Следовательно, рассматриваемая икона еще не могла быть написана в указанное время.

Общественное сознание России в XVIII и XIX веков было сугубо религиозным. Люди ежедневно посещали церковную службу, соблюдали посты, благоговейно поклонялись святыням — святым мощам и чудотворным иконам. Образ Богоматери «Всех скорбящих радость» пользовался особым почитанием как в народе, так и в царской семье. В Петербурге в 1771 году началась эпидемия оспы, которой заболел цесаревич Павел [6, С. 133]. Екатерина II дала обет сходить пешком в церковь «Всех скорбящих радость» и поклониться чудотворной иконе. Образ помог императрице в борьбе с эпидемией, которая свирепствовала по стране. После данного случая стали создаваться и распространятся многочисленные списки и новые изводы иконы. Эпидемия в 1771 году была и во Владимире. Болезнь длилась около двух месяцев. Предположительно, рассматриваемая нами икона появилась в кафедральном соборе спустя некоторое время. Она могла быть создана только после устройства иконостаса в 1774 году и должна была поддерживать стиль окружающих её художественных произведений.

В 1806 году была разрушена шатровая соборная колокольня, после чего проводился активный сбор средств на её восстановление. В 1808 году крестьяне села Ставрово Данило Архипов сын Баженов и Иван Филиппов приняли подряд на строительство новой каменной колокольни [3, Л. 171]. Все силы и средства были направлены на её постройку. Поэтому в 1808–1810 годы исследуемая икона уже не могла быть написана.

Важные данные на поставленный вопрос дали описи церковного имущества. Наиболее ранняя Опись Успенского собора, на интересующий нас период, была выполнена в 1811 году. Она прикладывалась к Указу обязанностей пономарей и сторожей от 28 ноября 1811 года [3, Л. 125]. Полное её название «Краткая опись находящихся в большом Успенском соборе на образах серебряных, жемчужных и прочих драгоценных вещей, учиненной для вернейшего снятия по оной среднем сторожем при смене другим». В списке икон, подлежащих систематическому осмотру, под порядковым номером 13 указана икона «Всех скорбящих радость»: «На стене по правую сторону на образе Скорбящей Богоматери венец серебряной». То есть она размещалась в южной части храма. Подтверждает это и нижеследующий перечень находящихся там икон, например, образ Максимовской Богоматери. Как описывается в письменных источниках, он находился над гробницей митрополита Максима, захоронение которого расположено у юго-западного столпа. Исследуемая икона «Всех скорбящих радость» и одноименная икона, указанная в описи, имеют общую деталь — серебряный венец. Поэтому она, скорей всего, может являться искомой иконой.

Новый период обновлений в соборе отмечен в 1818–1820 годы. Было выполнено поновление живописи в алтаре храма ˗ на стенах и своде [3, Л. 506]. В архивных документах сохранился «Реестр живописцев возобновлявших живопись» [3, Л. 508]. В следующем общем реестре указано, что «за живопись» штатному служителю Ивану Строкину 50 рублей [3, Л. 507]. Также документально известно, что проводилось изготовление резной рамы для размещенной в соборе картины «Крещение» (1812) итальянского художника Сальватора Тончи и её золочение [3, Л. 430], были позолочены также два балдахина над плащаницею и гробницей митрополита Максима [3, Л. 514, устроены и обложены серебром гробницы Святых князей Андрея Боголюбского и сына его Глеба. Также проводились ремонтные работы по фасадам и стенам храма.

Можно предположить, что в это время было выполнено поновление крайне разрушенных икон, в числе которых была и икона «Всех скорбящих радость». Именно к этому периоду нами была отнесена первая запись иконы.

В собрании дел Владимирской Духовной консистории за 1809–1839 годы, хранящихся в ГАВО, имеется Опись церковных ценностей и имущества собора за 1820 год [3, Л. 547]. В разделе «Образа на стенах и столбах» под номером 9 значится образ «Скорбящей Богоматери — на нем венчик серебряный» [3, Л. 556]. В описи не приводятся размеры икон, однако прослеживается порядок их месторасположения. Икона указана между образами «Св. вмч. Георгий» — «венец и цата медные» и «Видение Максимом митрополитом Греком Пресвятой Богородицы». Они могли размещаться только с южной стороны, рядом с ракой с мощами князя Георгия и гробницей митрополита Максима. Иконы «Св. князь Георгий» и Богоматерь «Всех скорбящих радость» числятся по списку друг за другом и, вероятнее всего, располагались рядом не случайно. Богородица предстает как заступница и помощница страждущим, сиротам и убогим, обиженным и угнетенным. Князь Георгий Всеволодович является покровителем воинов и защитником. Войны и нападения врагов были частым явлением. В ходе военных действий было много убитых, раненых и калек. Поэтому иконы «Всех скорбящих радость» и «Св. князь Георгий» пользовались спросом и были особо почитаемы. Реконструкция предположительного месторасположения икон в интерьере собора по Описям за 1811 и 1820 годы показала, что икона располагалась в юго-западной части храма и находилась недалеко от входа-выхода из собора. Необходимо отметить, что икона располагалась рядом с теплым приделом Св. князя Георгия, что позволяло круглогодично подходить к иконе, а не только в летний период, когда был открыт основной объем Успенского собора.

Почитание Св. князя Георгия усилилось в 1850-е годы в связи с военными компаниями России. В 1852 году была обложена серебром правая сторона раки святого, а конец 1850-х годов ознаменован возведением теплого придельного храма в его честь. Придел был построен с северной стороны от основного объема Успенского собора в 1860 году по проекту владимирского епархиального архитектора Н. А. Артлебена. По рисункам того же архитектора мастером Шороховым был устроен предалтарный иконостас. Для украшения придела туда были перенесены некоторые иконы из основного собора.

Иконописная семья Шороховых упоминается во многих документах. Её мастера приглашались для поновления икон и стенных росписей с 1849 года. Они принадлежали к династии художников-иконописцев, мастерская которых находилась в Боголюбове. Мастерская Шороховых выполняла заказы любой сложности и манеры письма, хорошо владела столярным делом, проявившимся в создании резных иконостасов. Изучаемая нами икона была поновлена, вероятнее всего в 1860-м году под новый оклад 1861 года. Дата изготовления оклада к иконе совпадает со временем постройки придела. На иконе были наращены боковые доски составного щита и выполнены новые шпонки. Работа проведена на высоком профессиональном уровне: хорошо подобрана толщина и обработана поверхность основы. На лицевой стороне иконы выполнены записи красочного слоя, которые скрывали вставки грунта в местах его утрат и наращенные доски. Предположительно, работа по поновлению иконы проводилась в мастерской Шороховых.

По замыслу архитектора, Георгиевский придел образовывал центральную ось, направленную с севера на юг и объединял весь ансамбль. Прихожане входили с соборной площади, пересекая колокольню, Георгиевский придел и заходили через северную дверь в Успенский собор. Во время архитектурной реставрации Успенского собора в 1887–1891 годах вход в предел был перенесен на западную сторону. В связи с этим изменилась пространственная ориентация интерьера храма, порядок развески икон. В подрядном документе от 12 октября 1890 года Лев Парилов обязывался провести художественные работы в Георгиевском приделе: расписать своды, столбы и все окна орнаментами [1, Л. 38]. Вероятно, после росписи интерьера была частично изменена развеска икон, существовавшая на момент открытия придела в 1860 году. Поэтому невозможно вынести однозначного представления о первоначальном оформлении интерьера Георгиевского придела и нахождении там иконы «Всех скорбящих радость».

Следующая Опись церковных ценностей в Успенском соборе и Георгиевском приделе проводилась в 1894–1896 годах. Данные вносились в специальную описную книгу типографского образца. Согласно данной описи в Георгиевском приделе находилась икона «Божьей Матери всех скорбящих радость» (№ 17) «с венчиком серебряным позлащенным, в венце два простых камешка. Весу в оних с камнями 22 золотника, длина 1 аршин 12 вершков, ширина 17 вершков» [2, Л. 149]. Размеры иконы даны в древнерусской системе исчисления, поэтому, переведя в сантиметры, нами были получены следующие величины: высота — 123,8 см, ширина — 74,6 см. Сопоставив полученные и исходные размеры иконы (114×76 см) было выяснено, что ширина иконного щита почти схожа, а высота больше на 10 сантиметров. На иконе из описи имеется серебряный позолоченный венец, как и на окладе исследуемой иконы «Всех скорбящих радость». Таким образом, икона, указанная в Описи 1894–1896 годов, является искомым произведением.

По описи икона Богоматери находилась «по левую сторону амвона», после третьего столпа, то есть на восточной стене северо-восточного угла у северного входа в придел из колокольни. Рядом располагались иконы: «Виленской Богоматери», «Владимирских Чудотворцев» и «Нечаянная радость». Данные образы являлись наиболее почитаемыми в народе, поэтому были собраны вместе и располагались у входа (выхода) с северной стороны по оси север-юг. При этом её литургическое значение было сохранено. Икона Богоматери «Нечаянная радость» числилась за Успенским соборам в Описи 1820 года и была в числе перенесенных в Георгиевский придел. В Описи 1894–1896 годов приводится описание украшений иконы, где «в двух клеймах золотыми буквами сказано о чуде, бывшем от этой иконы» [2, Л. 157 об.]. Приведенное уточнение, подчеркивает особую значимость указанных икон, а размещение у входа — потребность в широком обращении к ним прихожан.

Новый этап в бытовании иконы отмечен после 1917 года. Успенский собор поступил в ведение Главмузея Наркомпроса и Владимирского музея, которыми стало активно и неоднократно изыматься церковное имущество. Имеется Опись Георгиевского придела 1923 года [4, Л. 59]. В северо-восточном углу на восточной стене находились иконы «Всех скорбящих радость» и «Нечаянная Радость». Размер иконы «Всех скорбящих радость» равен 1 аршин 12 вершков на 1 аршин 1 вершок, что составляет 123,8×75,4 см. Данные параметры близки к размерам изучаемой иконы с окладом. Проведя сравнительный анализ расположения икон в объеме Георгиевского придела по Описям 1894 и 1923 годов, было выявлено, что месторасположение иконы «Всех скорбящих радость» и рядом находящихся икон совпадает. Из этого следует, что на протяжении 27 лет иконы не меняли своего размещения. В Описи 1894–1896 годов в примечании к иконе «Всех скорбящих радость» значится, что она 17 мая 1922 года была взята на учет ГубКом и оставлена в храме.

В 1924 году придельный храм Георгия передали музею, который первоначально использовал его под склад, а затем под антирелигиозный отдел. Предположительно, иконы со стен и столбов были сняты и убраны в ризницу, находящуюся на хорах Успенского собора.

Собор вновь был открыт для верующих только в 1944 году. Началось активное восстановление памятника. Постепенно проводилось обновление и его интерьеров. Из церковной ризницы возвращались сохранившиеся произведения. Иконы и утварь привозились из других мест, а также передавались прихожанами в дар, так как более чем за 20 лет пустования храма его внутреннее убранство было разорено. Предположительно, в данный период вернулась в интерьер Георгиевского придела и икона «Всех скорбящих радость».

В архиве ОАО «Владимирреставрация» хранится «Опись объектов, имеющих культурную ценность, находящихся в пользовании религиозных объединений», составленная 1 февраля 1984 года [5]. Она состоит из двух книг — собственно Описи и альбома с черно-белыми фотографиями ряда вещей. Интересующая икона Богоматери «Всех скорбящих радость» была найдена в списке культурных ценностей Георгиевского придела. Она указана на восточной стене под порядковым номером 444. Наименование и размеры иконы в Описи отличны от настоящих. В Описи икона числится как «Богоматерь Облачная» (124×87 см). Настоящее же название образа — Богоматерь «Всех скорбящих радость» (114×76 см). Составители Описи датировали икону первой половиной XIX века, техника исполнения — дерево, масло; оценочная стоимость — 400 рублей. В фотоальбоме к Описи приводится снимок иконы в имеющемся ныне окладе. Во время учета ценностей, то есть на 1984 год, икона «Всех скорбящих радость» располагалась вверху на втором с юга столбе Георгиевского придела. Икона находилась перед иконостасом, что также подчеркивало её значимость, сохранявшуюся на протяжении двух столетий.

Анализ фотографий, приложенных к Описи, позволяет отметить чрезмерное изобилие икон в объеме Георгиевского придела. Из устного повествования работников собора следует, что последнее заметное изменение иконописной экспозиции в приделе было начато с назначением во Владимирскую епархию в 1990 году нового епископа Евлогия, по распоряжению которого интерьер привели в порядок, упорядочили количество и систематизировали развеску икон. На фотографии 2001–2002-х годов интерьера придела, опубликованной в книге А. И. Скворцова «Наследие земли Владимирской: Монументальная живопись» (2004), икона «Всех скорбящих радость» размещалась на первом предиконостасном столбе от Успенского собора и была обращена к западному входу. Она была перемещена на соседний столб с южной стороны, где и находится до настоящего времени.

В ходе историко-иконологического исследования памятника установлено, что икона происходит из главного храма и лишь впоследствии была перенесена в придельный. Но в литургическом пространстве двух храмов она всегда занимала важное место, поскольку находилась недалеко от входа-выхода и становилась первоочередной для поклонения. Смысловая и идеологическая нагрузка, скрытая уже в самом названии иконы, делали ее особо почитаемой и понятной для всех прихожан. Более чем двухсотлетнее пребывание иконы в сакральном пространстве храма — живое отражение глубочайших событий в жизни русского общества, свидетельство социальных потрясений и духовных прозрений в нем, установление его нравственных, религиозных и культурных ориентиров.

Литература:

  1. ГАВО. Ф. 593. Оп I. Д. 20.
  2. ГАВО. Ф. 593. Оп I. Д 41.
  3. ГАВО. Ф. 593. Оп I. Д. 44.
  4. ГАВО. Ф. 1826. Оп I. Д 40.
  5. Власов, И. И., Михалкин, В. И. Опись объектов, имеющих культурную ценность, находящихся в пользовании религиозных объединений / Рукопись. Кн. 1–2. — Владимир; 1984. — Архив ОАО «Владимирреставрация. Ж-Вл-6. Инв. № 16716, 16906.
  6. Иконопись эпохи династии Романовых. Собрание Виктора Бондаренко / сост.: Бекенева Н. Г., Горшкова В. В., Красилин М. М., Сосновцева И. В. / Альбом. — М.: КремлинАрт, 2008. — 460 с. — ISBN 978–5-91002–026–3.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle