Библиографическое описание:

Печко В. С. Отдельные проблемы устойчивого развития сельского хозяйства // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 262-266.



Сегодня все чаще ученые используют термин «устойчивое развитие». Концепция «устойчивого развития» разрабатывалась международной общественностью постепенно, определяя по крайней мере три принципиальных обязательные ее составляющие: экономический рост, социальный прогресс и защита окружающей среды. Устойчивое развитие выражает достаточно простую идею: достижения гармонии между людьми и между обществами и природой, разрешения противоречий, существующих в наше время.

Взаимосвязь и баланс экономических, социальных, экологических, институциональных и инновационно-технологических компонентов с целью максимизации благосостояния человека без усложнения возможностей для будущих поколений удовлетворять свои потребности определяются современными учеными как «устойчивое развитие» [1].

Концепция устойчивого развития основывается на пяти основных принципах:

  1. Человечество действительно может придать развитию устойчивого и долговременного характера, для того чтобы он соответствовал потребностям людей, живущих сейчас, не теряя при этом возможности будущим поколениям удовлетворять свои потребности.
  2. Ограничения, которые существуют в области эксплуатации природных ресурсов, относительные..
  3. Необходимо удовлетворить элементарные потребности всех людей и всем предоставить возможность реализовать свои надежды на благополучнее жизнь.
  4. Необходимо наладить качество жизни тех, кто пользуется избыточными средствами (денежными и материальными), с экологическими возможностями планеты, в частности относительно использования энергии.
  5. Размеры и темпы роста населения должны быть согласованы с производственным потенциалом глобальной экосистемы Земли, меняется [2].

По мнению П. Самуэльсона, понятие устойчивого развития предполагает уравновешенный развитие. Равновесие — это такое состояние экономики страны, при котором сохраняется способность ее к саморегулированию [3]. Высказываются очень разные взгляды относительно трактовки самого понятия «устойчивое развитие». С одной стороны, можно встретиться с утверждением, что авторам концепции удалось довольно удачно решить проблему выбора центрального символа доктрины и его базового определения. С другой стороны, руководствуясь трактовкой понятия устойчивого (поддерживающего) развития предложены десятки его определений: ривновисний, сбалансированный, амортизированный, контролируемый, неисчерпаем, развитие за счет процентов с природного капитала и т. д. [4].

Указывается, в частности, что словосочетание «устойчивое развитие» нельзя считать удачным, потому что относительно термина «развитие» уже сформировалось представление, согласно которому он означает закономерную качественное изменение материальных и идеальных объектов, которая характеризуется как необратимая и направлена. Этим развитие отличают от функционирования, которому присущи обратные изменения, в том числе циклического характера, а также отсутствие направленности изменений [5, с. 400]. А, как известно, для экономической динамики как раз и характерна цикличность поэтому употребление словосочетания «экономическое развитие» является целесообразным. По аналогии можно считать допустимым употребление понятия «устойчивое развитие», с сосредоточением внимания на решении НЕ столько проблем терминологической четкости (хотя это вообще очень важно), сколько реальных содержательных проблем такого развития. В контексте такой постановки проблемы важное значение приобретает решение вопроса о возможности оценки направленности развития путем определения изменений величины совокупного капитала.

На селе проживает значительное количество бедных людей и это во многом усложняет задачу создания среднего класса среди них. По официальным данным, в сельской местности сложилась к настоящему времени такая социально-экономическая структура, которая вызывает большую тревогу. Расслоение по доходам среди сельского населения не поддается никакому разумному объяснению и, тем более, оправданию. Положение, в котором бедные слои составляют почти половину жителей украинского села, говорит о серьезных проблемах в нашем обществе. Ведь из общего числа сельских жителей примерно одна треть — вообще имеют доходы ниже прожиточного минимума [6, с. 116–121].

Сельские территории — это не только пространственный базис производства, но и природную среду и место жизнедеятельности людей. Именно поэтому от человека, его культурно-образовательного уровня, профессиональной подготовки, навыков, правильности, желание и умение работать и хозяйствовать зависит эффективность использования территории. Но, к сожалению, 0,5 % украинских крестьян не умеют писать и читать, около 10 % имеют лишь начальное образование. Причем среди малограмотных находятся не пенсионеры, а молодые люди, которые родились в конце 80-х — середине 90-х годов. [7]. Таким образом, сельские территории, во-первых, это физическая территория, в пределах которой существуют и развиваются представители растительного, животного мира и человек как биосоциальное существо. Во-вторых, рурально (от англ. Rural — сельский) часть территории, расположенная в пространстве. Сельские территории, учитывая их природу, наделены свойством множественной дополнительности [8].

Организационно-экономический механизм функционирования социальной сферы села, как считает М. Степень, охватывает следующие основные группы механизмов:

  1. Финансово-кредитные механизмы, которые определяют источники финансирования социальной сферы села и финансово-кредитные условия повышения эффективности ее деятельности;
  2. Механизмы планирования, которые предусматривают планомерное развитие социальной сферы села как на уровне региона, так и на уровне района, а также отдельного сельского населенного пункта;
  3. Организационные механизмы, которые предусматривают оптимизацию структуры социальной сферы в зависимости от демографических, экономических, экологических, социально-психологических тенденций каждого населенного пункта.

Механизмы управления социальной сферой, основанные на совершенствовании органов управления социальным развитием села и сочетании способов и методов управления на различных иерархических уровнях сельского развития [9].

Отдельно поднимается вопрос формирования ментального пространства сельских территорий [10]. Проблема в данном случае заключается в том, что для большинства сельского населения территория их проживания не является привлекательной. Поэтому имеет место его миграция в большие города. Для того чтобы изменить данный менталитет сельских жителей, надо кардинально изменить условия жизни и ведения бизнеса на сельских территориях. Сельские жители должны быть уверены в своем будущем и будущем своих детей. Но в реальность, к сожалению другая. Для того чтобы изменить ситуация, как считает А. Булавка необходимо социальную политику государства направить на повышение трудовой активности предпринимательской инициативы и эффективности труда [11]. Для этого необходимо создать специальный фонд поддержки предпринимательской инициативы и перейти от субсидирования деятельности центров занятости в непосредственной профессиональной подготовки по принципу спроса и предложения.

Кроме того, в сельской местности важным элементом развития является наращивание «символического капитала» в виде поддержки местных общин [12]. Подобных подход, как считает В. Заяц презентует более сложную, но и более устойчивую, модель сельского развития. По мнению Т. Зинченко, надлежащее использование принципов партнерства будет способствовать созданию условий для совместного гармоничного развития и повышения конкурентоспособности способности в целом. К тому же обеспечение институциональной среды социальных, экономических и экологических программ территориальных общин принадлежащих им земельных ресурсов повысит качество жизни населения, уровень инвестиционной привлекательности, увеличит капитализацию земельных ресурсов, обеспечит их самовосстановления, что будет способствовать устойчивому развитию территорий [13].

Подчеркивается, что переход к новому виду хозяйствования должен осуществляться при тщательном эколого-экономическом обосновании, без ущерба экономике сельскохозяйственных предприятий [14]. Основным условием такого перехода должны стать не только требование обязательного сохранения плодородия почв, улучшения экологической ситуации, но и сбалансированное развитие экономики сельского хозяйства.

Итак, экологизация является неизбежной и для ускоренного перехода к новой парадигме следует преодолеть три основные проблемы, а именно: расширить модернизацию предприятий из единичных случаев к модернизации экономики в целом, перейти от ситуационного реагирования в сельском хозяйстве к осуществлению системных реформ и изменить традиционную модель мышления сельхозпроизводителя и каждого чиновника на новую, гибкую и способную принимать «устойчивые» решения, ведь в долгосрочном периоде забота об экологической эффективности даст высокие экономические результаты как на микро-, так и на макроуровне [15].

Принципы экологически чистого производства в производстве предусматривают рациональное использование сырья, материалов и энергоносителей; минимизацию применения (или полное изъятие) токсичных материалов, уменьшение объемов всех видов выбросов и сбросов, а также уменьшение отходов на уровне источника их возникновения путем замены сырья и технологий; улучшение практики управления, администрирования, введение экономических и информационных мероприятий; уменьшение отрицательного влияния произведенной продукции на окружающую среду и условия жизнедеятельности человека в течение всего ее жизненного цикла (от проектирования до использования и утилизации или захоронения отходов) путем изменений самой продукции и правил обращения с ним с целью уменьшения количества отходов, образующихся в результате ее производства, использования и ликвидации [16].

Количественной величиной измерения угроз служат риски, включающие два момента: вероятность их появления и размер убытков. Сейчас самым опасным для земель Украины является нарушение соотношения между природными и антропогенными экосистемами, вызванное избыточным деятельностью человека в течение последних 200–300 лет. В частности, если раньше 35 % площади составляли экосистемы степи, около 34 % — экосистемы леса, а 31 % — освоенные земли горных систем Карпат и Крыма [17], то на сегодня природные степи практически полностью превратились в сельскохозяйственные земли, в незначительном количестве сохранившись в естественном состоянии только в заповедниках, заказниках и на склонах балок, тогда как лесов в их первоначальном состоянии (зрелых и перезрелых) осталось меньше 11 %. Остальные — это искусственные леса, изменены деятельностью человека. Если в прошлом средняя лесистость экосистем составляла 50 %, до сих пор она удерживается на уровне 18 % (от площади суши), к тому же большая часть (55,8 %) — это леса, зачисленные в оздоровительно-охранно-защитной (первой) группы [18].

Совершенствование системы использования земельных ресурсов и их охраны требует введения комплекса мер, направленных на: уменьшение распаханности земельного фонда, увеличение лесистости территории, поэтапное установление экологически сбалансированного соотношения земельных угодий в зональных системах землепользования, соблюдения экологических требований охраны земель при землеустройства территорий, запрет отвода особенно ценных сельскохозяйственных угодий для несельскохозяйственных нужд, введение экономических рычагов воздействия на субъекты землепользования [19].

Изложенный материал также позволяет сформулировать собственное видение понятия устойчивого землепользования, как способа использования земли с целью получения продукции, одновременно с сохранением природных свойств почв и комплексным развитием сельских территориальных общин.

Литература:

  1. Лукьяненко Д. Г. Стратегії економічного розвитку в умовах глобалізації [Електронний ресурс] / Д. Г. Лук’яненко. — Режим доступу: http://ecolib.com
  2. Сталий розвиток. Вікіпедія [Електронний ресурс]. — Режим доступу: http://uk.wikipedia.org.
  3. Экономика: [учеб. пособие для студентов, обучающихся по экон. направлениям и специальностям] / Пол А. Самуэльсон, Вильям Д. Нордхаус; Пер. с англ. под ред. Тарасевича Л. С., Леусского А. И. — М.: Изд. торговый дом КноРус, 1997. — 799 с.
  4. Олійник Т.І. Теорія сталого розвитку в контексті концепції сукупного капіталу / Т.І. Олійник, В. Й. Шиян //. Вісник ХНАУ. Серія «Економічні науки». 2012.- №. 9. –С.5–9.
  5. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. — М.: Політиздат, 1986. — 590 с.
  6. Грачов Ю.Середній клас на селі. Як його сформувати? / Ю. Грачов// Ученые запис- ки Крымского инженер. — пед.- ин-та: зб. наук.праць. — Вип. 14. — Симферополь, 2010. — С. 116–121.
  7. Мельник С. І. Соціально-економічні проблеми відтворення та ефективного ви- користання ресурсного потенціалу села. — К.: ННЦ ІАЕ, 2004. — С. 342.
  8. Павлов О. І. Сільські урбанізовані зони і ареали як специфічний об’єкт функціонування та управління // Вісник державної служби України. — 2005. — № 3. — С. 34–38.
  9. Ступень М. Основні механізми розвитку соціальної сфери сільської місцевості/ М. Ступень, Н. Шпік // Вісник Львівського національного аграрного університету: економіка АПК. — 2014. — № 21(1). — С. 385–388.
  10. Павлов О.І. Агроекономічний фізиоекономічний, соціоекономічний та руралістичний підхід дослідження сільських територій / О.І Павлов // Економіка АПК. — 2016. -№ 1- С.56–63. 11.
  11. Булавка О. Г. Шляхи підвищення життєвого рівня населення / О. Г. Булавка., М. Р. Капінус // Економіка АПК. 2015- № 9. — С.75–88.
  12. Заяць В. М. Підприємницька модель сільского розвитку /В. М. Заяць // Економіка АПК. — 2015- № 11- С.67–77.
  13. Зінченко Т. Інституціоналізація земельних відносин у контексті принципів сталого розвитку/ Т. Зінченко //Вісник Львівського національного аграрного університету: економіка АПК. — Львів: Львів. нац. аграр. ун-т, 2014. — № 21(2). — с. 399–404.
  14. Ульянченко А. В. Землеустройство, кадастр и мониторинг земель / А. В. Ульянченко, А. И. Шкуратов // — 2012. — № 11. — С. 12–18.
  15. Казакова І.В. Сучасні проблеми переходу до нової парадигми управління сільськогосподарським виробництвом / І.В. Казакова// Наукові праці Полтавської державної аграрної академії. Вип. 2 (5) — Т. 1. — Полтава: ПДАА. — 2012.- С.104–109.
  16. Зинченко С. Возможности органики / С. Зинченко // Агро Перспектива. — 2013. — № 9 (116). — С. 34–37.
  17. Екологічний потенціал наземних екосистем; [за ред. М. А. Голубця]. — Львів: Поллі, 2003. — С. 128.
  18. Державний лісовий кадастр станом на 1 січня 1996 р. — Ірпінь: Українське державне лісовпорядне виробниче об'єднання, 1997. — 508 с.
  19. Кузін Н Особливості використання земельно-територіального ресурсу Сумської області /Н. Кузін, Р. Бойченко //Вісник Львівського національного аграрного університету: економіка АПК. — Львів: Львів. нац. аграр. ун-т, 2014. — № 21(2). — с. 72–78.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle