Библиографическое описание:

Албанский В. В. Социолингвистический статус акадийского французского языка в Нью-Брансуике // Молодой ученый. — 2016. — №14. — С. 625-629.



Акадия — это не имеющая границ «страна из кусочков» («unpaysenmorceaux»), «воображаемая территория» («un territoire imaginaire»), это изолированные друг от друга местности, расположенные в т. н. Приморских (Атлантических) провинциях Канады [2, с. 71].

Именно на территории Акадии был основан в 1605 г. Порт-Руаяль (Port Royal), первая колония Новой Франции, — около современного города Аннаполис в Новой Шотландии. Однако лишь с 1636 г. началось заселение этой территории, когда здесь закрепились французские колонисты, происходившие родом в основном из центральных и западных регионов Франции [8].

Преобладание иммигрантов именно с Запада Франции объясняется, прежде всего, наличием там портовых городов, откуда и направлялись корабли в Новую Францию. Франкофонное население Акадии, таким образом, родом в основном из западных провинций Франции — в особенности из Пуату, тогда как в Квебек отправлялись жители Нормандии и Иль-де-Франса [14, с. 14], что явилось в последующем одним из важных факторов формирования особенностей квебекского и акадийского вариантов французского языка.

«Колыбелью Акадии» называют несколько деревень в вышеупомянутой провинции Пуату, т. к. половина современных акадийцев происходит из шести деревень этого региона, хотя акадийская зона в лингвистическом отношении никогда не была единообразной [2, с. 75]. Все семьи, уезжавшие в Акадию, говорили на наречии Пуату, но каждое языковое сообщество, принадлежавшее разным феодалам, имело своё языковое «лицо». Поэтому невозможно говорить о единообразном пуатвинском субстрате в начале XVII в., кроме того, многие первые акадийцы были родом из французских провинций Сэнтонж и Онис, расположенных на атлантическом побережье [2, с. 75].

К. Пуарье усматривает в Акадии один из трёх ареалов французского языка в Северной Америке наряду с Квебеком и Луизианой [13, с. 69]. Французский язык в Канаде, однако, сам по себе неоднороден: франкоговорящие жители этой страны делятся на несколько групп, каждая из которых обладает своими характерными особенностями. Это квебекцы, акадийцы, франко-онтарийцы, франкоканадцы Запада и метисы, ведущие своё происхождение от браков франкоканадцев и индейцев. В США, в свою очередь, выделяют четыре группы франкофонов: луизианцы, франкоамериканцы Новой Англии, франкофоны Среднего Запада и франкофоны штата Миссури [2, с. 8]. Таким образом, общего названия франкоговорящих жителей материка не существует.

Акадийцы расселены по городам и деревням, разбросанным на побережье длиной около 2000 км [2, с. 71]. В Нью-Брансуике насчитывается приблизительно 250 тыс. акадийцев (32,6 %) [5, с. 55]. На территории Акадии живёт разное количество франкоканадцев, среди которых — акадийцы, не говорящие по-французски, и франкофоны, не имеющие акадийского происхождения [2, с. 71]. Например, по данным за 2006 г. в Нью-Брансуике только французским языком владели 73750 чел., а только английским — 405045 чел., двумя языками — 240085 чел. [15, с. 2] Франкофоны здесь сосредоточены в периферийных зонах, что менее способствует их ассимиляции. Акадийцы являются меньшинством, тем не менее они приобрели некоторые права [5, с. 55–56]. В 1963 г. был основан Монктонский Университет, а также три отделения в Монктоне, Шиппагане и Эдмундсоне. В первый год количество студентов в университете составило 5 тыс. чел. Сегодня Монктонский Университет не теряет свой статус в Канаде и остаётся самым крупным франкофонным интеллектуальным центром к востоку от Квебека [1, с. 138]. В 1969 г. был принят «Закон об официальных языках Нью-Брансуика» (Loi sur les langues officielles du Nouveau-Brunswick), первое юридическое признание двух языковых сообществ. Данный закон делает провинцию единственной официально двуязычной в Канаде и предусматривает, что английский и французский языки являются официальными в провинции и имеют равный статус [6, с. 42–43]. В 1981 г. с целью сгладить пробелы вышеуказанного закона, правительство утверждает «Закон, признающий равенство обоих языковых официальных сообществ в Нью-Брансуике» (Loi reconnaissant l’égalité des deux communautés linguistiques officielles du Nouveau-Brunswick), он же «Закон 88». Данный закон согласовывает равенство статуса, прав и привилегий двух сообществ, которые приобрели право на создание разнообразных институтов, в частности в области образования, искусства и культуры, получили возможность развивать франкофонные институты вместо двуязычных структур, где имели место неравные отношения между двумя сообществами [16, с. 145].Статус французского языка в Нью-Брансуике был полностью закреплён принятием «Хартии прав и свобод» канадским правительством в 1982 г. (Сharte canadienne des droits et libertés). В хартии отдельно подчёркивалось равенство английского и французского языка при использовании в Парламенте провинции Нью-Брансуик; право использовать там эти языки на всех стадиях судебного процесса; право получать от служб законодательного собрания и правительства информацию на любом из языков. Этот конституционный акт гарантировал языковое равенство жителям Нью-Брансуика как на провинциальном, так и на федеральном уровне [1, с. 140–141].

В Акадии, как и во всех культурах, язык тесно связан с вопросом самоидентификации. Акадия — небольшой франкоговорящий регион в сравнении с англофонным миром, который охватывает бóльшую часть Северной Америки, использует французский язык в качестве средства реализации национального самосознания.

Название «акадийский французский язык» служит для определения диалекта, на котором говорят в восточных провинциях Канады. Акадийский французский язык отличается не только от стандартного языка Франции, но и от других канадских вариантов французского языка, в частности, Квебека. Исключительность акадийского французского языка и его настоящий статус — это результат многочисленных исторических, политических и социальных факторов, благодаря которым образовалась отдельная языковая общность [11].

Как отмечается, в Нью-Брансуике французский язык расширяет перспективы при условии хорошего владения английским языком. В этом заключается амбивалентность провинции. Если в наиболее франкофонных зонах Нью-Брансуика, в особенности на севере, можно использовать только французский язык, то в другом регионе потребуется знание либо английского, либо обоих языков. Так, например, приехавшие в г. Монктон в 2011 г. супруги Вальтон, быстро отдали себе отчёт в том, что в профессиональном мире невозможно устроиться только с французским языком [10], хотя существует и другое мнение [17]. Воздействие английского языка существенно, английский язык можно услышать в барах, на улицах или в школах провинции, особенно в Монктоне, самом большом городе региона, где франкофоны и англофоны живут вместе. Там же бытует местный язык — смесь старо-французских, французских, английских и акадийских выражений — «шияк», столь популярный у молодого поколения [4]. Как отметила современная акадийская писательница Ф. Дэгль, «нужно жить здесь, чтобы понять насколько английский язык наводнил наше сознание» [9].

Следует также отметить, что муниципалитет Монктон стал первым официально двуязычным в Канаде (2002 г.). Языковая политика города имеет целью обеспечить качество средств связи и муниципальных услуг на обоих языках [16, с. 145]. Таким образом, с проникновением французского языка Монктон больше не является англофонным анклавом. В 1994 г. там прошёл Международный акадийский конгресс, а в 1999 г. — VIII Саммит Франкофонии, что несомненно открыло местное франкофонное сообщество всему миру. Начиная с 90-х гг. большое число акадийцев из северных регионов провинции переезжают в Монктон, который для некоторых становится «новой акадийской столицей» [16, с. 153–154]. Так, входящий в состав муниципалитета Монктон Дьеп принимает каждый год много франкофонных мигрантов с севера Нью-Брансуика. Однако языковые характеристики и модели могут значительно варьироваться в зависимости от местоположения в Большом Монктоне. Л. Дюбуа отмечает, что социолингвистическая ситуация здесь сложна, особенно для франкофонов, чей повседневный язык фрагментирован. Франкофонный носитель вынужден выбирать язык общения в зависимости от требования окружения. Двуязычное население Монктона — это в основном жители с родным французским языком. Так, в 2006 г. 87,7 % франкофонов являлись билингвами, тогда как лишь 24 % англофонов утверждали, что они знают оба официальных языка. А. Будро отмечает, что если франкофон обращается по-французски к англофону, он рискует услышать в свой адрес «I don't speak French»; если он ошибается и обращается по-английски к франкофону, он может мысленно предать своих [16, с. 156–157]. А. Будро добавляет, что напряжение происходит из-за интериоризации большинства акадийских говорящих из чувства к доминирующему языку. К тому же к данному сосуществованию английского и французского добавляются варианты разговорного французского в Монктоне, который характеризуется многочисленными местными и социальными особенностями [16, с. 156–157].

Эволюция билингвизма в провинции является сложным феноменом ввиду многих сопутствующих ему факторов: реальный статус официальных языков, географическая концентрация языковых групп, отношение ко второму языку, урбанизация, сельская местность, а также круг семьи, языки обучения и доступ к образовательным программам на втором языке [12, с. 22]. Степень индивидуального билингвизма сильно различается в зависимости от языковых групп. Это — тенденция последних десятилетий в Нью-Брансуике. Число двуязычных жителей в провинции возросло со 136 000 в 1971 г. до 246 000 в 2011 г., однако, количество билингвов, начиная с 2000 г., в состоянии стагнации по причине того, что рост населения провинции (2,8 %) был аннулирован эквивалентным падением уровня билингвизма (-2,7 %). Данное падение уровня билингвизма объясняется общим числом снижения франкофонного населения, которое является наиболее двуязычным, снижением уровня его билингвизма, а также англофонов и лиц с родным языком не официальным [12, с. 12–13; 18].

Итак, социолингвистическая ситуация в Нью-Брансуике может быть охарактеризована как достаточно сложная, ввиду наличия регионов как практически гомогенных (англо- или франкофонных), так и гетерогенных (места проживания обеих групп) [6, с. 38]. К этому следует также добавить вариативность произношения жителей Акадии в разных регионах [19]. Как отмечается, лингвисты, изучающие акадийский французский язык, часто сталкиваются со сложностями определения объекта исследования. Отсюда разнообразное количество наименований французского языка в Акадии: франко-акадийский, акадийский, акадийский французский, акадийский(-е) говор(-ы), акадийский(-е) вариант(-ы), вариант(-ы) французского акадийского в Нью-Брансуике или Новой Шотландии и т. д. (franco-acadien, acadien, français acadien, parler(s) acadien(s), variété(s) acadienne(s), variété(s) du français acadien, duNouveau-BrunswickoudelaNouvelle-Ecosse, etc.) [3, с. 107].

В провинции Нью-Брансуик, помимо стандартного французского языка, различают следующие его разновидности: французский акадийский или традиционный акадийский (le français acadien ou l’acadien traditionnel), маркированный в основном архаизмами [6, с. 38]; «шияк» (lechiac) (см. также [20]) — вариант французского языка, имеющий в своей основе английские лексические, синтаксические, морфологические и фонетические формы, например, je viendrai back, c’est right intéressant, je te phonerai à soir, j’irai te driver chez vous. «Шияк» используют в основном франкофоны на юго-востоке провинции. Данный вид языка ассоциируется у говорящих с урбанизацией, символизирует ассимиляцию и аккультурацию, а также проникает в традиционную речь, что приводит к потере языковых и культурных ориентиров [7, с. 64]. В последние десятилетия «шияк» является частью СМИ и литературного пространства, а также участвует в формировании новой языковой формации по отношению к признанию единственной легитимной стандартной нормы языка. Так, «шияк» представлен в поэзии (Gérard LeBlanc), в прозе (FranceDaigle), в театре (Paul Bossé и коллектив Moncton sable), в мультфильмах (Dano LeBlanc и телесериал Acadieman), в песнях (Fayo, RadioRadio). Повышение престижности акадийской идентичности проходит, таким образом, посредством местного говора «шияка» [16, с. 168–169]. Как отмечает писательница Ф. Дэгль, «шияк», как и «жуаль», принадлежит к устному регистру, который является всего лишь одним из аспектов языка. Франкофонные жители Нью-Брансуика, в том числе молодое поколение, должны осознавать, что знание «шияка» не способствует продвижению в жизни, он её часть, однако не важно, где человек будет работать, на «шияке» он писать не будет. Именно здесь кроется проблема акадийцев, если бóльшая их часть не научится правильно писать и выражаться на французском языке [9].

Исследования, проведённые социолингвистами А. Будро и Л. Дюбуа, показывают, что акадийцы испытывают чувство языковой опасности, которая возрастает наравне с диглоссией, в которой они живут. Они также отмечают, что чем выше уровень диглоссии, тем больше чувство языкового несоответствия и замкнутости говорящих по отношению к их языку. Отмечается также, что жители юго-востока Нью-Брансуика, маркированные языковыми контактами, склонны к обесцениванию своего местного языка, в то время, как жители северо-востока (с преобладанием франкофонов) позитивно оценивают свой язык. Бóльшая часть последних полагает, что говорит на лучшем французском языке провинции. Однако у них есть склонность к уничижительному суждению о своём языке, т. к. они сравнивают его с французским языком Квебека и Франции. Этот сдвиг к тому же наглядно показывает, что понятия «центр» и «периферия» находятся в подвижном положении. А. Будро и Л. Дюбуа отмечают, что вместе с диглоссией язык и/или вариант недооценённого языка маркированы дискредитацией и идеализацией [16, с. 167]. С одной стороны, французский язык ассоциируется с сохранением наследия предков, с отдельной коллективной идентичностью, а также культурным и эстетическим воображением («la belle et grande langue française»). С другой стороны, французский язык рассматривается как трудный и запутанный, который не соответствует, согласно мнению говорящих, легко изучаемому английскому языку. Отсюда — проявление идеи, что английский — это язык бизнеса, работы и, в широком понимании, общества. Его преобладание таково, что некоторые соотносят его с «универсальным языком». Итак, образуется языковая иерархия, которая чётко определяет высшую ступень за английским языком. Он отодвигает французский язык на второй план. Данный баланс диглоссии также наблюдается по отношению к диалектам акадийского французского языка, т. к. оценка, которой акадийцы наделяют их язык, одновременно отмечена восхвалением и обесцениванием. На самом деле, акадийский французский язык, с одной стороны, связан с общностью интересов и общинной близостью, выступающей в роли гаранта особенности группы и, с другой стороны, рассматривается как плохой французский язык, который ограничивает и закрывает говорящего в отчуждающем отличии. А. Будро и Л. Дюбуа также отмечают, что принижение акадийского языка аналогично незначительности (petitesse) («petitsmots», «petitacadien»), которая выражает нехватку легитимности в связи с обитаемым пространством, т. е. оно относится к меньшинству, ограничено, не признано [16, с. 168].

Начиная с 90-х гг. прошлого века, ввиду феномена глобализации, увеличению контактов с другими франкофонами, акадийцы, с одной стороны, тяготеют к стандартизации с целью ответа на языковые требования различных франкофонных рынков, которые всё больше присутствуют в общественном акадийском пространстве. С другой стороны, происходит утверждение единственной франкофонной идентичности, демонстрируемой посредством показного употребления некогда заклеймённых языковых черт, а сегодня воспринимающихся как гарант аутентичности [7, с. 69–70].

В заключение следует отметить, что носители акадийского языка подчёркивают несхожесть своей культуры с культурой Франции или Квебека. Они отождествляют свою индивидуальность со своим собственным языком, будь он традиционно акадийским или же «шияком», ведь и тот, и другой являются маркерами культурного отличия некогда прибывших в Акадию мигрантов.

Как отмечается, акадийский французский язык очень долго рассматривался с формальной точки зрения, подчёркивались его особенности, которые, в свою очередь, отличали его от стандартного французского языка или же языка Квебека. Данные особенности придали ему некоторую автономию, которая, однако, может привести к отсрочке вопроса языковой легитимности сообщества в качестве франкофонного. К тому же в сравнении с другими вариантами французского языка, у акадийского отсутствует единая норма произношения. Дифференцирование, постоянно им производимое, может также воздействовать на чувство легитимности говорящих. Однако, с другой стороны, на сегодняшний день бóльшая часть франкофонов Акадии имеет возможность использовать свой родной язык в любом коммуникативном контексте. К тому же акадийский французский язык хорошо закреплён в рамках определённых институтов (Парламент Нью-Брансуика, Монктонский университет, суд, службы законодательного собрания) [3, с.121]. Следует также отметить, что с 9 по 15 августа 2016 г. в коммуне Курсёль-сюр-Мер (Нижняя Нормандия, департамент коммуны — Кальвадос) во Франции пройдёт XI фестиваль «Акадийская неделя» (см. URL: http://www.semaineacadienne.net/), являющийся знаковым событием Акадии во Франции (Semaine acadienne), что несомненно подтверждает значимость акадийской культуры и связь акадийцев со своей исторической родиной.

Литература:

  1. Башкиров М. Б. Исторический процесс консолидации акадийцев в Канаде XVII-XX вв.: Дис. канд. ист. наук. — М., 2014. — 204 с.
  2. Голубева-Монаткина Н. И. Французский язык в Канаде и США: Социолингвистические очерки. Изд. 3-е. — М.: ЛЕНАНД, 2015. — 192 с.
  3. Arrighi L. Le français parlé en Acadie: description et construction d’une «variété» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.erudit.org/revue/minling/2014/v/n4/1024694ar.pdf (дата обращения: 09.07.2016).
  4. Au Canada, tous les anglophones ne savent pas tenir leur langue sur le français [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.slate.fr/story/105905/antibilinguisme-canada-anglophones-francais (дата обращения 09.07.2016).
  5. Boudreau A., Gadet F. Attitudes en situation minoritaires: l’exemple de l’Acadie [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.unice.fr/bcl/ofcaf/12/Boudreau.htm (дата обращения: 09.07.2016).
  6. Boudreau A., Dubois L. Langues minoritaires et espaces publics: le cas de l’Acadie du Nouveau-Brunswick [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.sociolinguistica.uvigo.es/descarga_gratis.asp?id=41 (дата обращения: 09.07.2016).
  7. Boudreau A. Le français parlé en Acadie: idéologies, représentations et pratiques [Электронный ресурс]//La langue française dans sa diversité. — 2008. — Р. 59–80. — Режим доступа: http://www.spl.gouv.qc.ca/fileadmin/medias/pdf/actes_colloque_langue_francaise_2008.pdf (дата обращения: 09.07.2016).
  8. D’un océan à l’autre: le français au Canada. L’Acadie [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://continent.uottawa.ca/fr/colloques-et-expositions/expositions/le-francais-au-canada-dun-ocean-a-lautre/le-francais-acadien/l %E2 %80 %99acadie/ (дата обращения: 09.07.2016).
  9. France Daigle: «Une langue, ça s’entretient» [Электронный ресурс]// L’actualité. — 2013. — Режим доступа: http://www.lactualite.com/culture/france-daigle-une-langue-ca-sentretient/ (дата обращения 09.07.2016).
  10. Le Canada, un territoire bilingue [Электронный ресурс] // L’express. — 2012. — Режим доступа: http://www.lexpress.fr/emploi/gestion-carriere/le-canada-un-territoire-bilingue_1133084.html (дата обращения 09.07.2016).
  11. Le français acadien (dialecte) — Partie 1 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://cyberacadie.com/index.php?/coutumes/Le-francais-acadien-dialecte-Partie-1.html (дата обращения: 09.07.2016).
  12. Pépin-Filion D. Evolution du bilinguisme au Nouveau-Brunswick (Rapport) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.icrml.ca/fr/site_content/280-references/72884-evolution-du-bilinguisime-au-nouveau-brunswick (дата обращения: 09.07.2016).
  13. Poirier C. Les causes de la variation géolinguistique du français en Amérique du Nord. L’éclairage de l’approche comparative [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.tlfq.ulaval.ca/pub/pdf/C-71.pdf (дата обращения: 09.07.2016).
  14. Salminen E. Analyse des traits phonétiques du français canadien reflétés dans la graphie de «Maria Chapdelaine» de Louis Hémon, de «Bonheur d'Occasion» de Gabrielle Roy, de «Pélagie-la-Charrette» d'Antonine Maillet et de «Filles de Caleb» d'Arlette Cousture [Электронныйресурс]. — Режимдоступа: https://jyx.jyu.fi/dspace/handle/123456789/13676 (датаобращения: 09.07.2016).
  15. Thibault A. Francophonie et variété des français. Le français en Amérique du Nord II (Acadie, Louisiane) [Электронныйресурс]. — Режимдоступа: http://andre.thibault.pagesperso-orange.fr/FrancophLicenceSemaine6.pdf (датаобращения: 09.07.2016).
  16. Violette I. Immigration francophone en Acadie du Nouveau-Brunswick: langues et identités (Une approche sociolinguistique de parcours d’immigrants francophones à Moncton) [Электронныйресурс]. — Режимдоступа: http://www.applis.univ-tours.fr/theses/2010/isabelle.violette_3083.pdf (датаобращения: 09.07.2016).
  17. Karine Godin s'entretient avec le membre du conseil d'administration de l'Alliance française de Moncton, Jesse Kerpan – URL: http://ici.radio-canada.ca/regions/atlantique/2015/05/08/010-manifestation-bilinguisme-fredericton.shtml
  18. Téléjournal – Bilinguisme au Nouveau-Brunswick: la portée d'une loi – URL: https://www.youtube.com/watch?v=6kWFbduoKgs
  19. Les différents accents de la Péninsule acadienne URL: https://www.youtube.com/watch?v=TKTGwzVmSJU
  20. Perrot M.-E. Statut et fonction du chiac: analyse de discours épilinguistiques.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle